1928568912598619825981258961258182127812aksdfjg-5.jpg

30 сентября 1938 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, возвратившись в Лондон после окончания Мюнхенской конференции четырёх держав, был встречен восторженными толпами жителей города и, считая результаты своей поездки в Мюнхен триумфом английской дипломатии, заявил о том, что привез из Германии почётный мир для целого поколения.

Основанием для такого заявления послужило заключение Мюнхенского соглашения о передаче Судетской области Чехословакии в состав Третьего рейха, а также подписание англо-германской декларации, в которой содержалось обязательство сторон не воевать друг с другом и решать все спорные вопросы методом консультаций, чтобы таким образом содействовать укреплению мира в Европе. Британский премьер придавал большое значение договорённостям с рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером и был убеждён в том, что спас англичан от угрозы начала крупномасштабного военного конфликта. Однако последующие события показали, что обещанный Чемберленом мир продлился всего несколько месяцев: в сентябре 1939 года нацистская Германия развязала войну, участниками которой стали десятки стран, в том числе и Великобритания.

Этому событию предшествовал длительный кризис Версальской системы международных отношений, обусловленный реваншистскими и экспансионистскими требованиями германского руководства. К власти в Германии нацисты пришли с уже готовой внешнеполитической программой, в основу которой были положены планы установления полного господства в Европе. Вот почему вопрос о развязывании здесь большой войны являлся для Гитлера давно решённым делом, важно было только создать необходимые условия для того, чтобы облегчить Германии вступление в решающую борьбу за гегемонию на европейском континенте.

В ноябре 1937 года в Берлине состоялось секретное совещание политического и военного руководства Третьего рейха, на котором Гитлер подтвердил своё намерение достичь целей, стоящих перед Германией, силовыми методами. Большую войну в Европе фюрер планировал начать с нападения на Францию, разгром которой обеспечил бы создание стратегических и экономических предпосылок для успешной борьбы против СССР. При этом, чтобы исключить фланговую угрозу при наступлении на Западе, Германии требовалось предварительно улучшить своё военно-политическое положение путём полной ликвидации таких государств, как Австрия и особенно Чехословакия, которая имела с Французской Республикой договор о союзе и дружбе, заключённый в январе 1924 года. Таким образом, именно территориальные захваты в центре Европы являлись тем необходимым условием, которое позволяло Германии вступить в решающую схватку сначала с Францией, а затем с Советским Союзом. Поэтому не случайно, что в 1938 году первой жертвой германской агрессии стала независимая Австрия, после чего гитлеровское руководство взялось за решение «чехословацкой проблемы».

В ситуации, когда действия нацистской Германии на международной арене угрожали миру и безопасности в Европе, Чехословакия являлась серьёзной преградой для реализации агрессивных планов Гитлера. Пока существовала Чехословакия, союзница Франции с 1924 года, руководству Третьего рейха было очень сложно решиться на войну против Французской Республики, потому что чехословацкая армия была хорошо вооружена, опиралась на мощные укрепления в Судетской области и в случае франко-германской войны могла оттянуть на себя значительную часть войск вермахта. С другой стороны, нападение Германии на Чехословакию было чревато вступлением в германо-чехословацкую войну сначала Франции, а затем Советского Союза, который в мае 1935 года заключил с Чехословакией договор о взаимопомощи и был готов сотрудничать с Францией в деле защиты независимости Чехословацкой Республики.

Иными словами, война Третьего рейха против государств антифашистской коалиции не сулила ему ничего, кроме бесперспективной борьбы одновременно на нескольких фронтах. Поэтому нет никаких сомнений в том, что страны, которым угрожала германская экспансия, совместными усилиями могли обуздать агрессора, воздвигнуть на его пути непреодолимые препятствия и тем самым крайне затруднить развязывание новой мировой войны. Именно из этого исходила советская дипломатия, предлагая создать в Европе систему коллективной безопасности, способную эффективно противодействовать германским агрессивным устремлениям.

Даже после аншлюса Австрии в Москве считали, что ещё не поздно объединить усилия, для того чтобы организовать отпор нацистской Германии и предотвратить захват Чехословакии войсками вермахта. Однако в 1938 году межгосударственного сотрудничества, которое сделало бы дальнейшую германскую агрессию невозможной, так и не получилось, что было только на руку Гитлеру и его соратникам.

Чехословакия в случае нападения на неё Германии была жизненно заинтересована в помощи Советского Союза. Вместе с тем выполнение обязательств СССР по оказанию военной помощи Чехословацкой Республике объективно затруднялось отсутствием общих границ. И если Польша, которая враждебно относилась к Чехословакии, была категорически против прохода войск Красной армии через её территорию, то позиция Румынии по данному вопросу являлась довольно сложной и противоречивой, о чём свидетельствовали исключающие друг друга заявления румынских представителей, рассчитанные на любые изменения военно-политической обстановки в Европе. Кроме того, получение помощи от СССР чехословацкое руководство ставило в зависимость от поведения Франции. В Праге были убеждены в том, что отношения Чехословакии с западноевропейскими странами важнее, чем с Советским Союзом, поэтому считали возможным обратиться за военной помощью к СССР и оказать сопротивление германской агрессии лишь тогда, когда Франция, выполняя союзнические обязательства, подтвердит свою готовность прийти на выручку Чехословакии, а затем вступит в войну против Германии.

Сохранение статус-кво на европейском континенте отвечало интересам Французской Республики, поэтому усиление германской военной мощи и растущая в Европе угроза со стороны фашистских государств заставили Францию начать поиски более сильных союзников, нежели её малые европейские партнёры. В условиях, когда Италия, союзник Франции по Первой мировой войне, стремительно двигалась в лагерь потенциальных противников, для Французской Республики оставалось возможным привлечь на свою сторону только две крупные европейские державы – СССР и Великобританию.

С мая 1935 года существовал франко-советский договор о взаимопомощи, однако Франция всё же не видела в СССР серьёзного военного партнёра и относилась к нему с большим недоверием. Во многом это объяснялось неприятием социально-политического строя советского государства, а также тем, что имидж СССР на международной арене был подорван массовыми репрессиями, которые, как считали в Париже, отрицательно повлияли на боеспособность Красной армии. Таким образом, начиная с 1938 года французское руководство в качестве сильного потенциального союзника Франции в Европе рассматривало исключительно Великобританию. Осознавая свою слабость перед Германией и по этой причине возрождая англо-французский альянс, Франция вынуждена была играть в нём подчинённую роль. В связи с этим французское правительство, несмотря на союзнический долг по отношению к Чехословакии, считало возможным выполнить свои обязательства перед Чехословацкой Республикой только в том случае, если англичане также заявят о своей решимости прийти ей на помощь.

Между тем правящие круги Великобритании ставили проблемы Франции и Чехословакии далеко не на первое место. Правительство Чемберлена, придерживаясь традиционной британской политики игры на противоречиях, вообще не желало брать на себя каких-либо обязательств перед континентальными государствами и стремилось любой ценой избежать прямого столкновения Великобритании с нацистской Германией, которую в Лондоне рассматривали в качестве силы, способной противостоять Советскому Союзу. Британские политические лидеры всячески приветствовали антисоветизм и антикоммунизм Гитлера, полагая, что германская военная машина является хорошим средством против «коммунистической угрозы».

Чтобы не дать вовлечь Великобританию в войну с Германией, правительству Чемберлена требовалось избавить Францию от необходимости помочь Чехословацкой Республике в случае германской агрессии. С этой целью летом 1938 года в Лондоне разрабатывались планы нейтрализации Чехословакии. И здесь задачи английской и германской дипломатии полностью совпадали. Дело в том, что для немцев было важно устранить Чехословакию как связующее звено между различными союзами, созданными Францией в межвоенный период, и таким образом разрушить их, чтобы потом вермахт мог громить противников Германии поодиночке. Поэтому германская дипломатия также рассчитывала превратить ЧСР в нейтральное государство, что привело бы к автоматической ликвидации союзных договоров Чехословакии с другими странами.

В свою очередь, Франция, колебавшаяся между союзническим долгом и желанием избежать войны с Германией, по сути, сама была не против того, чтобы освободиться от обязательств перед Чехословакией. Тем более что со временем в Париже пришли к следующему выводу: помощь Чехословацкой Республике со стороны Франции и СССР без участия Польши и других стран Юго-Восточной Европы не сможет помешать германской агрессии. По мнению французского руководства, для укрепления военно-политического положения Чехословакии требовалось создать сплошной фронт от Балтики до Адриатики, что, однако, было практически нереально: страны, которые должны были этот фронт составить, не только не доверяли друг другу и даже открыто враждовали между собой, но и с опаской относились к Советскому Союзу, потенциальному участнику антигитлеровской коалиции.

В такой сложной международной обстановке Франция, следуя в фарватере британской внешней политики, окончательно сделала выбор в пользу умиротворения нацистской Германии. Как в Лондоне, так и в Париже считали, что это наилучший способ отвести от себя угрозу войны, и надеялись путём разумных уступок мирно преодолеть разногласия с Берлином. Англо-французская политика умиротворения Германии опиралась в странах Западной Европы на широкую общественную поддержку: простым обывателям, которые ещё помнили Первую мировую войну, хотелось верить в возможность мирного решения всех международных проблем. В связи с этим, учитывая мнение электората, западноевропейские лидеры вынуждены были ставить перед собой практически невыполнимую задачу – удовлетворить безграничные аппетиты агрессора. При этом жертвой англо-французской политики умиротворения неизбежно становилась Чехословацкая Республика, так как именно за счёт интересов и безопасности этой страны Великобритания и Франция рассчитывали договориться с гитлеровской Германией.

Апогеем курса на умиротворение агрессора стало Мюнхенское соглашение 1938 года. В пацифистских кругах оно было воспринято с радостью и ликованием. Однако это соглашение можно назвать соглашением о мире ради войны. Согласившись на передачу Судетской области ЧСР в состав Третьего рейха, западные державы сделали Чехословакию легкой добычей агрессора, разрушили французские «тыловые союзы» и в итоге сами же улучшили военно-политическое положение Германии в Европе – о необходимости этого Гитлер как раз говорил в ноябре 1937 года. После всего руководство Третьего рейха получило возможность выбирать, куда дальше направить германскую военную машину – на запад или на восток.

Естественно, западные державы были жизненно заинтересованы в том, чтобы пламя войны, если таковая будет развязана, разгорелось не в Западной, а в Восточной Европе. Тем более что желание Гитлера двинуться на восток, изложенное в его книге «Моя борьба», было всем известно. Вот почему западноевропейские страны, надеясь направить германскую агрессию в нужном для них направлении, пошли на подписание англо-германской и франко-германской деклараций (от 30 сентября 1938 года и от 6 декабря 1938 года соответственно), которые, по сути, являлись пактами о ненападении. Тем самым Великобритания и Франция, формально обеспечив неприкосновенность своих границ со стороны Третьего рейха, фактически развязывали Гитлеру руки в Восточной Европе, прежде всего предоставляя ему возможность беспрепятственно сокрушить Советский Союз.

Однако надежды «умиротворителей» нацистской Германии в конечном счёте не оправдались. Гитлеровское руководство, решая проблему поочередного разгрома главных противников Третьего рейха на европейском континенте (чтобы избежать длительной войны одновременно на два фронта), считало, что путь вермахта на восток лежит через Францию. Германские стратеги не видели никаких шансов на успех в войне против Советского Союза, пока в тылу у Германии оставался ещё один её серьёзный противник – Французская Республика. Поэтому до определённого момента антисоветизм и антикоммунизм Гитлера, которые приветствовались многими западноевропейскими политиками, были всего лишь ширмой для прикрытия германских агрессивных планов на западе.

Таким образом, можно говорить о том, что Мюнхенское соглашение 1938 года никак не способствовало сохранению мира в Европе. Наоборот, оно позволило нацистской Германии сделать решающий шаг к новой мировой войне.

Валерий Арцыбашев,

кандидат исторических наук

Фото: Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен (в центре) в аэропорту Лондона перед отъездом в Германию. На фоне самолета вы также можете увидеть министра иностранных дел Великобритании Эдуарда Галифакса (второй справа)

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Новый образ старого соседства. Русско-японские отношения

12568912985691825986129856-2.jpg

Какие события и процессы прочнее всего формируют образ соседа и соседства в историческй жизни народов, государств, культур? Можно ли "работать" с этим образом во имя сохранения мира и развития дружественных, партнерских отношений - вопреки их исторической "нагруженности" памятью о конфликтах и войнах?

 

«Раннесредневековый могильник Заостровье-1 в Северной Самбии»

sambia.jpg

Результаты комплексного исследования раннесредневекового некрополя Заостровье-1 опубликованы в монографии М.М.Казанского, Э.Б.Зальцмана, К.Н.Скворцова «Раннесредневековый могильник Заостровье-1 в Северной Самбии».

 

Финансовая удавка. Добровольные займы в СССР

1225481263812581625861285682156816525.jpg

Массовые внутренние займы у населения являлись в Советском Союзе одним из основных источников пополнения государственного бюджета. Уже к концу 1922 г. был разработан проект выигрышного займа на 100 млн руб. золотом сроком на 10 лет.

Новости Региональных отделений

На Дону обнаружена древнейшая в Восточной Европе глиняная посуда

Нижнедонская археологическая экспедиция Государственного Эрмитажа во время раскопок неолитических поселений в районе Поречного острова нашла древнейшие образцы глиняной посуды, которая изготавливалась и использовалась рыбаками, жившими в этой местности 6-7 тыс. лет назад.

 

«Урок по генеалогии» в Ленинградском областном Государственном архиве

5 марта 2019 года представители Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы» провели «Урок по генеалогии» в Ленинградском областном Государственном архиве в г. Выборге.

 

В Хвалынске завершена реставрация настенных росписей дома Радищевых

В Хвалынской картинной галерее им. П.С. Петрова-Водкина, которая размещается в доме, где до 1917 года жили представители известного хвалынского рода Радищевых, завершилась реставрация настенных росписей. Росписи были выполненны чуть более века назад художником Львом Радищевым.

Трибуна

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

Прокрутить наверх