Он пошёл на фронт добровольцем в 14 лет прямо со школьной скамьи и сразу же попал в горнило великой битвы на Курской дуге - сражение под Прохоровкой. А дальше – война до великой Победы над Германией, а потом и до капитуляции Японии.

Его судьбу даже в послевоенное время язык не повернётся назвать «мирной». Он - сотрудник внешней разведки и опять он на передовой.

Виталий Викторович Коротков, ветеран Великой Отечественной войны, непосредственный участник битвы на Курской дуге, известный разведчик и ветеран СВР России. Награждён орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, «Знак почёта» и многими медалями, в том числе и иностранных государств, а также нагрудными знаками «Почётный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке».

Виталий Коротков. Полтава, 1931 год.

Родился Виталий Викторович 20 декабря 1927 года в Полтаве. Отец, Коротков Виктор Васильевич, - участник Гражданской войны. В 20-ые годы служил в 25-ой Чапаевской дивизии командиром взвода. С момента создания танковых войск в 30-ых годах - танкист. Мать, Елизавета Власовна, из семьи полтавских мещан. До 1941 года жизнь Виталия не сильно отличалась от жизни сверстников – бегал в коротких штанишках, посещал детский сад, потом пошёл школу. Отец менял гарнизоны, вслед за ним переезжала семья и подросший Виталий раз за разом переходил из одной школу в другую, что не выходит за черту привычного – так жили и по сию пору живут многие семьи военнослужащих.

Потом война. Отец с первого дня на фронте, семья проживает во Львове. 26 июня 1941 года, за два дня до оккупации города немцами, семье Коротковых удаётся его покинуть. Впереди долгая дорога эвакуации – Киев, Полтава, Саратов и, наконец, город Пугачёв, что в двухстах километрах от Саратова. Виталий пошёл в седьмой класс. Днём учился, вечерами работал на военных складах. Ничего неординарного – в таком ритме жили все ровесники.

В 1942 году его приняли в комсомол, а в сентябре, в самый разгар боев под Сталинградом, ученик 8 класса Виталий Коротков вместе с закадычным другом бежит на фронт, стремясь попасть в действующую армию. Добраться удалось до Саратова, где военный патруль снял их с эшелона. В дороге ребята вдоволь хлебнули лиха. Казалось бы, что такого – сейчас эта дорога занимает около шести часов. Но это в тёплом купе скорого поезда, а не на продуваемой всеми ветрами платформе, под брезентом, укутавшим груз. Тогда же дорога заняла более суток. Виталий Викторович вспоминает:

- Конечно, мы готовились к побегу. У нас было немного хлеба, который мы сумели сэкономить и пара бутылок воды. И ещё немного жмыха, который был для нас лакомством, поэтому и кончился первым. А хлеба было чуть-чуть, ведь в эвакуации все жили достаточно голодно. Запасов, включая воду, хватило на несколько часов пути. Дальше мы просто терпели.

Замёрзших беглецов отвели в комендатуру, накормили, напоили горячим чаем и уложили спать. Под охраной. Ребята прожили в комендатуре двое суток – пока связались с родителями, подтвердили их личности и дождались поезда до Пугачёва. Потом отправили домой. В сопровождении бойца, чтобы они не надумали опять отправиться на фронт.

- Ох, и задали же нам жару! – улыбается ветеран. – Сначала, конечно, дома. А потом шерстили по комсомольской линии. Как же так, - вы бежали прямо с доверенного вам трудового поста на военном!!! складе. Грозили исключить из комсомола. Мы говорили, что всё осознали. Что больше такого не повторится. В общем, обошлось.

Попытка побега мальчишки на фронт – это уже не рядовая история. Но не исключительная для того героического времени. А вот дальше проявилась уникальность судьбы героя повествования. Через месяц, в октябре 1942 года, Виталий снова бежит на фронт. Расчёт на неожиданность, ведь после первого раза и всего последующего за ним, никто не ожидает от него такого. Но и этот побег неудачен. Он не смог добраться даже до Саратова. Его сняли с эшелона через 80 км в Ершове, крупном железнодорожном узле, и вернули в Пугачёв.

Фрагмент письма с фронта
от Короткова-старшего сыну. 1942 год.

Теперь мама Виталия не ограничилась самостоятельным воспитанием сына, а пустила в ход «тяжёлую артиллерию». Вернее – бронетанковые войска. Она написала на фронт отцу, к тому времени боевому генералу, начальнику штаба бронетанковых войск Центрального фронта. Ответ пришёл достаточно быстро. В нём отец сообщил – если Виталий успешно, без троек, закончит 8 ой класс и не будет пытаться бежать на фронт, то он поможет попасть ему в действующую армию.

Виталий безмерно уважал отца, поэтому с головой погрузился в учёбу:

- Учиться было непросто. В школе многого не хватало – учебников, пособий, письменных принадлежностей. Когда мы готовились к экзаменам, то нам выдали карандаши, линейки, чистые листы бумаги и сказали: а теперь, ребята, вы аккуратно их разлинуйте, впишите свою фамилию, имя и отчество, а также названия предметов. Места для оценок оставьте пустыми. Они будут заполнены после экзаменов. Это будет ваш аттестат о получении восьмилетнего образования.

Сын выполнил условия отца, а отец сдержал своё обещание. В июне 1943 года Виталий Коротков получил удостоверение добровольца рабоче-крестьянской Красной Армии и проследовал в распоряжение начальника 55-ой Автобронетанковой мастерской Центрального фронта. По прибытии был определён в группу ремонта электрооборудования танков. Так 14-летний подросток попал по «блату» на войну. А протекцию в этом ему за хорошую учёбу и примерное поведение оказал его собственный отец.

52 дня после детства

Такое было время, такие были люди…

5 июля 1943 года началась Курская битва. Молодой боец неоднократно выезжал в составе группы ремонтников в район передовой для ремонта танков Т-34:

- Задача была починить машину, что называется, «на ходу» или эвакуировать её с поля боя. Было по-всякому – попадали под бомбовые удары, артналёты. Отлёживались прямо под ремонтируемыми танками. А там тесно, даже голову поднять не всегда получалось. Неоднократно приходилось и за стрелковое оружие браться…

В октябре 1943 года боец Коротков попал в эвакогоспиталь № 238. Юношеский организм не справился с нагрузками, и Виталий слёг с жесточайшим воспалением лёгких. После излечения вернулся в свою часть, к тому времени ушедшую далеко на запад и находившуюся уже в составе 1-го Белорусского фронта. Потом - учёба в Киевском танкотехническом училище. В марте 1945 года направлен заместителем командира танковой роты на Дальний Восток. По окончании войны с Японией служил в 105-ом разведывательном батальоне в Австрии, откуда и демобилизовался в 1946 году.

Отец и сын. Тбилиси, 1946 год,
после демобилизации.

В разведку Виталий Викторович Коротков пришёл в 1951 году, после окончания Московского юридического института. Об этом периоде жизни он рассказывает мало. И это понятно – ещё не время. Но и скупые строки оперативной биографии впечатляют: 40 лет в разведке, несколько длительных командировок в страны Европы и множество коротких поездок за рубеж, работа с особо ценными источниками информации, среди которых руководящий сотрудник западногерманской разведки Хайнц Фельфе. Вспоминая о своём немецком друге, Виталий Викторович подчёркивает:

- Хайнц совершенно удивительный человек как по своему жизненному пути, полному превратностей и метаморфоз, так и по эффективности своей работы. Через его руки шли еженедельные политические обзоры, которые докладывались канцлеру ФРГ Конраду Аденауэру. Но чуть раньше они уже были доложены в Кремле. Полученная от Фельфе информация позволила советскому руководству заранее ознакомиться и подготовиться к тем вопросам и предложениям, с которыми в 1955 году Аденауэр прибыл в Москву с официальным визитом.

Фото Х. Фельфе с дарственной
надписью В.В. Короткову.
Декабрь 1999 года

Поступавшая от Фельфе оперативная информация о деятельности агентуры БНД в ГДР и других странах-участницах Варшавского договора спасла многих представителей этих стран от провокаций западногерманских спецслужб. Однако Фельфе поставил условие и своего сотрудничества с КГБ: ни один агент БНД или объект разработки, о которых он сообщит, не будет арестован. И это требование неукоснительно соблюдалось.

После 1955 года, когда были установлены дипломатические отношения между Советским Союзом и Федеративной Республикой, работа группы Фельфе приобрела характер балансирования на острие ножа. Координируя деятельность БНД против официальных представительств и разведки СССР на территории Западной Германии, Хайнц одновременно согласовывал её акции с другими спецслужбами ФРГ (БФФ, разведка бундесвера), а также с коллегами из стран НАТО. В результате этих контактов Фельфе заранее становились известны многие операции, планируемые западными спецслужбами против СССР.

В начале 1961 года Фельфе получил шифровку о том, что через неделю в обусловленном месте в Восточном Берлине его ожидают друзья. В назначенное время он вышел на встречу и вскоре был доставлен на виллу в Карлсхорст, где за накрытым столом его встретили куратор Виталий Коротков и несколько руководящих сотрудников КГБ. В тот день исполнилось десять лет сотрудничества Фельфе с советской разведкой.

-За десять лет работы с Фельфе в Западной Германии, — рассказывает Коротков, — в разведывательной деятельности сотрудников КГБ в Германии не было ни одного прокола. Благодаря его усилиям в случае опасности нам удавалось своевременно принимать контрмеры. Хочу ещё раз подчеркнуть, что вся работа с Фельфе строилась с соблюдением жёстких рамок конспирации.

Несмотря на это, Фельфе был арестован. Безусловно, противник не мог не анализировать провалы своих операций, просчёты правительства в межгосударственных переговорах с Советским Союзом.


Разведчик В.В.Коротков за работой. Дипломатический приём. Вена, 8 июня 1954 года

Начался длительный период следствия и судебного процесса, в результате которого Хайнц Фельфе был приговорён к высшей в ФРГ мере наказания — 14 годам тюремного заключения. Советская разведка весь срок заключения старалась поддерживать Фельфе как морально, так и материально, а также предпринимала всевозможные попытки для его освобождения. 17 февраля 1969 года Хайнц Фельфе был обменян на целый автобус западных агентов на пограничном контрольно-пропускном пункте Херлесхаузен (граница ФРГ-ГДР).

После освобождения Фельфе поселился в Берлине и стал гражданином ГДР. В Гумбольдском университете преподавал криминалистику. В 1972 году защитил докторскую диссертацию, стал уважаемым и любимым студентами профессором. Советская разведка сделала все, чтобы его жизнь и быт на новом месте мало чем отличались от старого. Уютный дом с садом в зелёном районе Берлина, интересная работа. Неоднократно выезжал в Советский Союз на отдых и лечение, но за все эти годы встретиться со своим куратором Виталием Коротковым не удалось.

- Лишь однажды, совершенно случайно, — вспоминает Виталий Викторович, — мы повстречались в берлинской парикмахерской. Обнялись, поговорили минут десять, а потом расстались. У нас правила работы таковы: если у тебя уже другой участок работы, то общение на основе прежних профессиональных контактов исключается.

Виталий Коротков и Хайнц Фельфе проработали рука об руку много лет, за которые они крепко сдружились. Но жизнь повернулась так, что они были вынуждены расстаться, казалось бы, навсегда. Однако судьба героя нашего очерка вновь проявила свою исключительность – Виталию Викторовичу удалось возобновить контакты со своим немецким другом.


Фрагмент письма Х. Фельфе В.В. Короткову. 29 января 1999 года

«Дорогой Виталий, когда я смог перед Рождеством прочитать твоё последнее письмо, меня очень взволновали твои слова, которые ты нашёл, говоря обо мне и моём прошлом, о нашей общности. Уж очень много произошло такого, что связало нас за десять лет нашего сотрудничества. Было много успехов и невероятно громких дел, которые тогда были очень ценными, и они должны были влиять на то, чтобы холодная война не превратилась в горячую. Во всяком случае, я ещё и сегодня считаю, что наша работа служила исключительно делу мира».

Перевод В.В. Короткова

- Мне просто повезло, - говорит он, не вдаваясь в подробности, - после выхода в отставку вступить в переписку с Хайнцем. Поздравляли друг друга с праздниками, делились новостями. Обсуждали политические перемены, происходящие вокруг, поддерживали дружеским словом в минуты грусти. Фельфе никогда не усомнился в правильности выбора в далёком 1951 году своей стороны в геополитическом противостоянии Советского Союза и Запада. Он был искренним другом СССР, а впоследствии и России, поскольку считал, что только усилиями русских «холодная» война не переросла в «горячую» и что только наша страна не относилась в послевоенное время к судьбе немцев и Германии в целом как к разменной монете…

В.В.Коротков и А.Н.Ботян. Берлин, 70-е годы

Сорок лет спустя. Москва, 2016 год

А вот с коллегами, с которыми Виталий Викторович проработал бок о бок многие годы, общается и по сей день. В Европе он познакомился и подружился с легендой отечественной разведки, Героем России Алексеем Николаевичем Ботяном. Они стали непримиримыми соперниками на шахматной доске и друзьями по жизни.

С особой теплотой он вспоминает Ивана Ивановича Агаянца, под руководством которого работал долгое время. Отдавая должное периоду работы с Фельфе, Виталий Викторович считает, что наибольший вклад в обеспечение национальных интересов нашей страны был внесён им в подразделении, возглавляемом И.И. Агаянцем, в котором В.В. Коротков проработал до выхода в отставку в 1991 году.

В 2017 году Виталий Викторович отметил 90-летний юбилей. Он по-прежнему бодр и деятелен. Активно участвует в общественной жизни. С ним встречаются журналисты и писатели. Его приглашают режиссёры в качестве эксперта и консультанта. Его снимают в документальных фильмах, где он рассказывает о замечательных людях, патриотах Отчизны, встретившихся на его длинном жизненном пути.

Но особенно охотно ветеран откликается на просьбы о встрече с учащейся молодёжью. Он с огромным желанием посещает колледжи и высшие учебные заведения. Говорит о войне и разведке, отвечает на многочисленные вопросы. А самое главное – щедро делится с молодёжью своим пониманием мира, жизненными ценностями и своей преданностью Родине, подтверждённой всей его жизнью.


Поклонная гора. Москва, 6 мая 2015 года

Евгений Долгушин, Мария Карих Пресс-бюро СВР России

Фото Пресс-бюро СВР России и из личного архива В.В. Короткова

Москва, 2019 год

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

В Галерее Александра Шилова представили портрет ветерана СВР Виталия Короткова

20 августа 2019 года - презентация портрета ветерана СВР России Виктора Короткова

Выставка о начале Второй мировой открылась на Большой Пироговской

Сергей Нарышкин на презентации портрета Кима Филби в галерее А.М.Шилова

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Имидженерия русской революции: Октябрь 1917 года в советском игровом кино

91256398263978569283658962351.jpg

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9–11 октября 2017 года.

 

Смотреть документальный фильм "Граф истории Карамзин"

76124875125715245125415245125789ashkgfdhkjsgaf.jpg

Фильм раскрывает до сих пор неизвестные страницы жизни и творчества великого русского историка Николая Михайловича Карамзина.

 

Как жили бояре, стоявшие у истоков династии Романовых

romanovi.jpg

Представление об образе и качестве жизни членов боярских семей, находящихся в XVI – начале XVII века у истоков династии Романовых, даёт книга «В поисках бояр Романовых: междисциплинарное исследование усыпальницы XVI – XVIII вв. в Знаменской церкви Новоспасского монастыря в Москве».

Новости Региональных отделений

В Саратовском областном музее краеведения открылась выставка именного оружия

17 сентября 2019 года Саратовском областном музее краеведения открылась выставка «Наградное и подарочное оружие» из фондов Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации.

 

В Балакове состоялась презентация книги, посвящённой столетию комсомола

12 сентября 2019 года в г. Балакове состоялась презентация книги «Беспокойные сердца», посвящённой 100-летию балаковского комсомола. Автор – член совета Саратовского регионального отделения Российского исторического общества Юрий Каргин.

 

Открылась выставка работ В. Тотфалушина, посвящённых Отечественной войне 1812 года

В Саратовской областной универсальной научной библиотеке (СОУНБ) открыта книжно-иллюстративная выставка, посвящённая 65-летию одного из ведущих специалистов по истории войны 1812 года, доцента кафедры истории России и археологии Саратовского национального исследовательского государственного университета

Трибуна

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

Прокрутить наверх