В школах Прибалтики скрывают правду о Второй мировой войне
Фото с сайта: https://baltnews.ee

В последние годы историческая память стала одним из пространств, где решаются политические задачи и ведется межгосударственная борьба. Особенно ярко это проявляется в российско-прибалтийских отношениях.

В странах Балтии история давно превратилась в служанку политики. Историки, обслуживающие власть, ежегодно публикуют материалы, доказывающие, что советский период был мрачной страницей в истории Эстонии, Латвии и Литвы.

Вторая мировая война была якобы развязана не только Германией, но и СССР, и для прибалтийских республик она завершилась не в 1945 году, а чуть ли не в 1990-х годах, когда с их территорий были выведены российские войска.

Страны Балтии требуют от России возмещение ущерба от "советской оккупации". В России выступают против подобной интерпретации истории и предпринимают меры, направленные на борьбу с искажениями фактов.

Какова природа "исторических войн" между Россией и странами Балтии? Как пишут учебники по истории в России и Прибалтике? В чем между ними принципиальная разница?

Об этом Baltnews поговорил с ректором Государственного академического университета гуманитарных наук (ГАУГН), членом Совета Российского исторического общества, кандидатом исторических наук Денисом Фоминым-Ниловым.

В школах Прибалтики скрывают правду о Второй мировой войне
На фото: Историк Денис Фомин-Нилов. Фото с сайта: https://baltnews.ee

Г-н Фомин-Нилов, почему в последние десятилетия мы все чаще встречаемся с такими понятиями, как "фальсификация истории" и "переписывание истории"? В особенности это касается тем, связанных с Великой Отечественной войной.

Не только с ней. Великая Отечественная война – это, конечно, живая тема, но расхождения есть и по множеству других сюжетов, включая революцию и Гражданскую войну. Существуют разные подходы к периоду "холодной войны" и по XIX веку.

Просто Великая Отечественная война самая злободневная. Это связано с тем, что Вторая мировая война определила современный миропорядок. Это Ялтинско-Потсдамские соглашения 1945 года, создание ООН, формирование границ большинства государств в Европе и на Дальнем Востоке.

Понятно, что попытки пересмотреть итоги Второй мировой войны – это по сути попытки поменять мироустройство и систему международных отношений. Наверное, эта тематика привлекает такое большое внимание, так как желающих изменить существующий миропорядок очень много.

Почему история Второй мировой войны одна, а ее интерпретаций несколько?

Это естественное свойство любого человека, общества и элитарных групп. Мы понимаем, что спустя многие десятилетия после тех событий в ряде стран к власти пришли потомки тех, кто тогда потерпел поражение. Некий реваншизм присутствует.

Естественно, они воспитывались своими дедами по-другому, даже если они жили в условиях официальной пропаганды (как, например, в Советском Союзе), в рамках которой говорилось одно, но семейная история говорила другое.

Их деды и бабушки давали им свое видение и интерпретацию. И когда в 1989–1991 годах произошел идеологический взрыв и появилась возможность свободно выступать, сразу начали вылезать все эти трактовки.

Поэтому профессиональные историки обычно говорят не про фальсификации, а про искажения и разные интерпретации истории.

Мы же понимаем, что, если кто-то подрался на улице, потерпевшая сторона, которая, может, сама спровоцировала драку, все-таки не станет признавать свою вину. Ясно, что такой хулиган потом станет говорить, что он ни при чем и не он первый начал. Это обычное свойство человека.

Но при этом следует выделять точку зрения общепринятую и маргинальную. И бывает так, что маргинальные группы претендуют на доминирование и большинство подстраивается под их видение. Это приводит к росту напряженности вплоть до конфликтов.

Именно это происходит сейчас в Прибалтике?

В 1991 году в странах Прибалтики пришли к власти люди, воспитанные на историях о "прекрасном" опыте построения своих независимых государств в межвоенный период (1920–1940-е годы).

При этом никто не говорит, что они оказались "фейковыми" странами, которые естественным ходом событий обанкротились к 1939 году и не смогли сами себя защитить. Плюс в 1990-е годы они пригласили эмигрантов, живших по другую сторону "железного занавеса", и создали свои версии исторических оценок.

В итоге, захватив власть, они стали доминировать, навязывать свою точку зрения и пропагандировать свою правоту.

Получается, что их учебники по истории основаны на воспоминаниях эмигрантов?

Эмигрантов или репрессированных. Но количество репрессированных в процентном соотношении было сравнительно небольшим. Это была лишь определенная группа населения.

Однако они сейчас пишут учебники по истории, определяют повестку дня в СМИ, принимают законодательные акты, и таким образом они на самом деле ущемляют права большинства населения, у которых была другая история.

Но корректно ли писать учебники по истории, основываясь на частных историях?

История многогранна, и можно основываться на любых источниках. Но если воспринимать историю как науку, конечно, нужно привлекать максимально широкий комплекс источников, сопоставлять, сравнивать их, взвешивать все за и против, а не представлять однобокий взгляд, вырывая какие-то элементы из контекста.

В школах Прибалтики скрывают правду о Второй мировой войне
На фото: Страницы учебника по истории Латвии. Фото с сайта: https://baltnews.ee Возможно ли вообще написать объективный учебник по истории?

Я считаю, что возможно. Такой учебник можно написать, если использовать научный академический подход, и в Российском историческом обществе мы это делаем хорошо. С точки зрения мировой исторической науки у нас в последние годы неплохие результаты.

Какие преимущества российских учебников по истории по сравнению с прибалтийскими?

Если смотреть наши учебники по истории, у нас совсем другой подход. Мы в тренде мировой исторической науки. Мы не пытаемся уйти в свою местечковость и внедрять странные идеологемы. Этого в наших учебниках сейчас не найти.

Это было в 1990–2000-е годы. Тогда было более ста учебников по истории, и каждый автор норовил представить свою концепцию.

Сейчас есть историко-культурный стандарт, который был принят Российским историческим обществом еще в 2014 году. Авторы учебников и издатели должны так или иначе на него опираться. Когда министерства, Академия наук проводят экспертизу учебников на включение в перечни, сравнивается содержание учебников с историко-культурным стандартом.

Когда Рособрнадзор готовит свои контрольно-измерительные материалы для ЕГЭ по истории, тоже идет сравнение с историко-культурным стандартом.

В школах Прибалтики скрывают правду о Второй мировой войне
На фото: Учебник истории России. Фото с сайта: https://baltnews.ee

Сам историко-культурный стандарт делался профессиональными учеными-историками, а потом уже учителями истории и методистами с учетом самых современных научных подходов. Научно-академический подход все-таки существует у истории, хотя в массовом сознании кажется, что его нет.

Историко-культурный стандарт был утвержден в 2014 году. Это был шаг к созданию единого учебника по истории, или до этого еще далеко?

В 2013–2014 году мы проводили широкую научную дискуссию и пришли к консолидированному мнению, что даже в Советском Союзе не было единого учебника по истории. Было много учебников, но они все опирались на марксистко-ленинскую догматику, иначе они не прошли бы экспертные фильтры и не были бы допущены.

В итоге наше сообщество приняло решение, что единого учебника быть не должно, но должны быть единые подходы. И они закреплены в историко-культурном стандарте. Наш единый подход заключается в том, что мы должны опираться на современные научные достижения, быть объективными и отстаивать научные принципы. Поэтому в нашем федеральном перечне по истории есть пять учебных линеек, которые разработаны на основе историко-культурного стандарта.

Дальше конкурируют между собой авторы: у кого лучше стиль изложения, кто краше пишет, кто лучше разрабатывает вопросы и задания, у кого лучше иллюстрации, для того, чтобы учителя истории сами вместе со своими учениками, иногда родителями, руководством школ могли выбрать, какая линейка им больше всего подходит.

Таким образом, сейчас уже не стоит задача сформировать какой-либо один учебник. Речь идет о том, чтобы закрепить единые подходы, отраженные в историко-культурном стандарте.

Какую историческую политику проводят в России? С одной стороны есть страны Балтии, которые осуждают "советскую оккупацию", а есть Россия, в которой критикуют интерпретации Великой Отечественной и Второй мировой войн, идущие вразрез с официальной позицией Кремля.

Мы видим, что проблема исторической политики и памяти все больше становится социогуманитарной технологией, которая позволяет переформатировать общество, и поэтому с 1989 года этой теме в Прибалтике уделяется такое внимание. То же происходит в среднеазиатских странах и государствах, ранее входивших в Организацию Варшавского договора (ОВД). Это политический инструмент.

Конечно же, наши политики тут же реагируют на то, что происходит на ближайших рубежах, и по сути предпринимают симметричные меры. В наше законодательство вносятся определенные нормативы и нормы, которые запрещают искажать историю.

Насколько наш ответ эффективен?

Это покажет время. Но я хотел бы подчеркнуть, что не считаю российскую трактовку именно российской. Мы все-таки придерживаемся принципов историзма.

Наши историки активно коммуницируют по линии Всемирной исторической ассоциации, регулярно принимают участие во всемирных конгрессах, и мы придерживаемся многофакторного подхода.

Например, мы не отрицаем, что не было коллаборационистов. Но мы также говорим о геноциде, который был развязан против нашего народа, когда более 13 млн гражданских лиц было физически истреблено немецкими оккупантами.

Когда мы оцениваем сталинский период, мы не скрываем, что были репрессии, и мы анализируем их причины. В учебниках об этом говорится. Мы показываем причинно-следственную связь, что было и что не было достигнуто.

Тем самым мы формируем критическое мышление у нашей молодежи, что не делают, например, в Прибалтике. В этом отношении там повторяют каноны тоталитарных государств, что является их слабым местом.

Семен Бойков

Источник: https://baltnews.ee

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Музей Победы в сентябре откроет собственную Академию

Накануне Великой Отечественной. 1 сентября 1939 – 22 июня 1941

Российско-германская выставка «Железный век. Европа без границ» в ГИМ

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Мы в соцсетях

Экскурсии по Дому РИО приостановлены в связи с ремонтными работами

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

В Уфе и Оренбурге прошли мероприятия к 175-летию комплекса «Караван-Сарай»

В Уфе и Оренбурге прошли мероприятий к 175-летию комплекса «Караван-Сарай»

В рамках мероприятий, посвященных 175-летию историко-архитектурного комплекса федерального значения «Караван-Сарай», отделения Российского исторического общества в Республике Башкортостан и Оренбургской области выступили соорганизаторами ряда историко-краеведческих мероприятий, состоявшихся в Уфе и Оренбурге.

 

В Ульяновске открылся выставочный павильон «Оружие Подвига»

В Ульяновске открылся выставочный павильон «Оружие Подвига»

Торжественное открытие нового выставочного павильона «Оружие подвига» состоялось 10 сентября в рамках тематической недели национального проекта «Культура».

 

Замдиректора Пензенского краеведческого музея рассказал о развитии краеведения

Замдиректора Пензенского краеведческого музея рассказал о развитии пензенского краеведения

9 сентября в Ульяновске в рамках Фестиваля краеведов Приволжского федерального округа состоялся круглый стол «Опыт реализации краеведческих проектов в Приволжском федеральном округе».

Цех историков

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Жилищная политика и повседневная жизнь в СССР 1920-х годов

893725672386582638562836856238652.jpg

«Весть о гибели Берлиоза распространилась по всему дому с какою-то сверхъестественною быстротой, и с семи часов утра четверга к Босому начали звонить по телефону, а затем и лично являться с заявлениями, в которых содержались претензии на жилплощадь покойного.

 

254 месяца в узах и горьких работах. Подвиг жизни святителя Афанасия (Сахарова)

27156481285612856182568125125-5.jpg

Судьба святителя Афанасия (Сахарова) уникальна. Он был посвящен в сан епископа в возрасте 34 лет в 1921 г., когда развернулось первое наступление компартии и советских спецслужб на Православную церковь.

Трибуна

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Юрий Тракшялис - "В небесах мы летали одних...". Круглый стол "Нормандия-Неман - 75 лет"

Из истории боевого пути 18 гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова II  и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман» известно, что 23 февраля 1943 года 18 гв. полк под командованием гвардии подполковника Голубова вошел в состав 303-й авиационной дивизии 1-й Воздушной армии.

Monographic

Экономическая и политическая история СССР 1945 – 1991 годов

82736598263958623865928365923865-2.jpg

Изучение экономической и политической истории СССР в период 1990 – 2000-х годов находилось под значительным влиянием особенностей развития современного российского государства, ставшего преемником советского государства не только в юридическом отношении, но и в других ресурсных аспектах.

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

 

Суверенитет потребителя и государственная потребительская политика в СССР

6875764674646746746742.jpg

В течение ХХ в. в США и в странах Западной Европы сформировался институт защиты прав потребителей, предполагающий ограничение экономической свободы участников рынков в пользу слабейших из них.0Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект "Государственная политика в сфере прав потребителей в СССР, № 14-01-00125".

Прокрутить наверх