«Советская прибалтика»: имидж и реальность. Время СССР«Советская прибалтика»: имидж и реальность. Время СССР

«Советская Прибалтика» ― не просто лексический конструкт или устоявшийся идеологический штамп, тем более ― не топоним. Это специфический геополитический, исторический и культурный феномен. Он демонстрировал определённые отклонения от «классической» (сталинской) конфигурации «советского проекта».

Ведь Советский Союз никогда не представлял собой монолита, его отдельные части (республики и регионы) отличались культурным своеобразием, уровнем жизни населения и экономической структурой. Своеобразие это сложилось исторически, что не могло не учитываться в политике союзного Центра по отношению к этому своеобразному региону.

Почти пятьдесят лет Латвия, Литва и Эстония были частью Советского Союза. У этих стран есть, таким образом, своя советская история — независимо от того, под каким знаком она оценивается в этих странах сегодня. В советский период за Латвией, Литвой и Эстонией закрепилось общее название — Советская Прибалтика.

На Рижском взморье. Латвийская ССР. 1966 год. Фото РИА Новости

…В 1940 году на карте Европы появились новые обозначения — Латвийская, Литовская и Эстонская ССР. Неофициально регион обозначался как Прибалтика. Советские словари, подобно словарям Российской империи, о Прибалтике не упоминали, но название это вошло в оборот и живёт в повседневной языковой практике. В современных Латвии, Литве и Эстонии термин Прибалтика полностью исключён из официального употребления. Считается, что он принадлежит к «царско-советскому» лексикону1Симонян Р.Х. Россия и страны Балтии. Две модели постсоветского развития. Изд. 3-е, дополненное. М.: Институт социологии РАН, 2009. С. 28.. На самом деле термин этот принадлежит истории — советскому прошлому Балтийских стран.

«Внутренняя заграница»

На протяжении советского периода отечественной истории политика центральной власти по отношению к национальным регионам была подвержена колебаниям. Если главный её вектор определял пропагандистский тезис «слияния наций», то проводился курс на унификацию и русификацию. Если речь шла о необходимости признать национальную специфику — ставка делалась на коренизацию, развитие национального языка и культуры. Однако ни в одной национальной республике Советского Союза, кроме республик Балтии, не было попыток создать новую модель советского порядка — более привлекательную, чем сталинская. В этом смысле не-сталинский Советский Союз начинался именно с Прибалтики.

Республики Балтии в СССР и за его пределами называли Советским Западом, намекая на европейский шарм, культурную близость к европейским соседям и дух свободы, который здесь ощущался и культивировался более, чем в любом другом регионе страны. Прибалтика воспринималась советскими гражданами как своего рода внутренняя заграница. Сюда стремились творческие люди, здесь развивались новые научные школы, создавались и издавались запрещённые в остальном Советском Союзе книги, проводились выставки опальных художников и джазовые фестивали2Подробнее см.: Симонян Р.Х. Россия и страны Балтии. М., 2009. С. 30–31..

В Тарту работала школа лингвистики Юрия Лотмана. В Эстонии был издан первый после запрета сборник стихов Осипа Мандельштама, были организованы выставки находившихся в опале художника Роберта Фалька и скульптора Эрнста Неизвестного, читали свои стихи Игорь Губерман и Иосиф Бродский. В Эстонии Александр Солженицын писал «Архипелаг ГУЛАГ». Поэт Давид Самойлов жил в городе Пярну. Первые джазовые фестивали в СССР прошли тоже в Эстонии.


Продукция Рижского радиозавода им. А.С. Попова ― портативный радиоприёмник «Банга» и переносной транзисторный радиоприёмник «Селга» (справа). Латвийская ССР. 1965 год. Фото РИА Новости

Образ заграницы использовался и в утилитарном смысле — Рига, Таллин, Тарту, Вильнюс служили и излюбленными туристическими местами, и большой съёмочной площадкой, где снималось советское кино про «западную жизнь».

В 1960-е годы за Прибалтикой закрепилось ещё одно название — «витрина СССР». Наряду с такими формами презентации советских достижений, как «образцово-показательный» завод, колхоз, город и т. д., появилась и «образцово-показательная» республика. Более всего этому неофициальному статусу отвечала Эстония, но и Латвия (и отчасти Литва) выделялись на общесоюзном фоне по уровню экономического и социального развития.

Отставание Литвы от соседей объяснялось не только разными стартовыми возможностями и особенностями экономического уклада республик — оно было и частью сознательно выбранного имиджа. Литва считалась «аграрной республикой», что позволяло ей пользоваться преимуществами при централизованном распределении ресурсов и служило определённой страховкой от притока мигрантов. Литва предпочитала держаться в тени, не претендуя на статус «эталонной» республики.

Актриса Эльвира Лоссман во время прогулки по Таллину. Эстонская ССР. 1963 год. Фото РИА Новости

С точки зрения «эталонности» материального благополучия на общесоюзном фоне выделялись жители Эстонии и Латвии. Если в целом по СССР национальный доход в расчёте на душу населения в 1956 году составлял 535 руб., то в Латвии он равнялся 647 руб., а в Эстонии — 636 руб. В Литве этот показатель был ниже, чем в целом по Союзу (459 руб.)3Справочник ЦСУ СССР «Общественный продукт и национальный доход союзных республик за 1956 год». М., 1963 // РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 41. Д. 623. Л. 9, 12.. В 1961 году доля национального дохода, приходящаяся на душу населения в Эстонии, составила 720 руб., в Латвии — 717 руб. при общесоюзном показателе в 547 руб. Для сравнения можно привести, например, данные 1961 года по Российской Федерации (598 руб.), Украине (559 руб.), Литве (489 руб.)4Справка ЦСУ СССР о национальном доходе по союзным республикам в 1958 г. и 1961 г. // РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 81. Д. 667. Л. 56.. Среднемесячная заработная плата в Эстонии и Латвии была также выше, чем в целом по СССР. Только в этих республиках (а позднее и в Литве) труд в колхозах стоил «дороже», чем на предприятиях и в учреждениях5Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. М., 1991. С. 38–39..

В 1990 году среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в СССР составляла 275 руб., а оплата труда в колхозах — 241 руб., в Эстонии эти показатели составили 341 руб. для рабочих и служащих и 352 руб. для колхозников, в Латвии — соответственно 291 руб. и 301 руб., в Литве — 283 руб. и 303 руб.


Пляж на Рижском взморье. Латвийская ССР. 1966 год. Фото РИА Новости

Относительно высокий уровень жизни населения республик Балтии обеспечивался за счёт внутренних и «внешних» ресурсов. Экономика этих республик была одной из самых эффективных в Советском Союзе: здесь осуществлялось развитие наукоёмкого промышленного производства, сельское хозяйство было самым рентабельным в СССР, продукция из Прибалтики пользовалась большим спросом на внутреннем рынке. Союзный центр вкладывал большие средства в развитие республик Балтии, что было частью государственной политики: в 1989 году, например, размер капиталовложений на душу населения в целом по СССР составил 789 руб., в Эстонии — 872 руб., в Литве — 856 руб., в Латвии — 830 руб6Симонян Р.Х. Россия и страны Балтии. 1-е изд. М., 2003. С. 185.. В силу высокой эффективности экономики республики Балтии были притягательной площадкой для капиталовложений7См.: Паульман В. Исповедь «ревизиониста» из Прибалтики. Таллинн, 2010 — http://www.big-library.net/?act=bookinfo&book=58703 Дата обращения: 21.01. 2021..

Курортный город Пярну. Эстонская ССР. 1961 год. Фото РИА Новости

Получая значительные инвестиции, республики Балтии вместе с тем не были «нахлебниками» союзного государства: каждый вложенный из бюджета рубль здесь использовался с максимальной отдачей. В 1956 году доля республик в производстве национального дохода СССР распределилась так: Литва — 1,1%, Латвия — 1,2%, Эстония — 0,7%8 Справочник ЦСУ СССР «Общественный продукт и национальный доход союзных республик за 1956 год». 1963 г. // РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 41. Д. 623. Л. 9.. В то же время в течение 1951—1955 годов от общего объёма капиталовложений по СССР на долю Литвы пришлось 0,6%, Латвии — 0,7%, Эстонии — 0,7%9Статистический бюллетень ЦСУ СССР № 48 за 1956 г. // РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 41. Д. 110. Л. 316.. Эти пропорции сохранились и в дальнейшем, хотя в 1970-е годы Литве удалось повысить свою долю в общем объёме капиталовложений с 0,6% до 1,2%, а Латвии — с 0,7 до 0,9%10Народное хозяйство СССР в 1990 г. С. 553.

Советская Прибалтика играла заметную роль в экономической и культурной жизни СССР. Это объясняет, почему в странах Балтии, несмотря на отторжение советского прошлого на уровне официальной истории и идеологии, обычные граждане относятся к этому периоду не столь критически, как политики11 Симонян Р.Х. Россия и страны Балтии. М., 2009. С. 24. Эти данные в отношении Литвы подтверждает Alvydas Nikžentaitis: опрос 2002 года показал, что советский период положительно оценивают 55% граждан Литвы. См.: Nikžentaitis Alvydas, Die Epoche der Diktaturen. Erinnerungskonkurrenz in Lettland, in: Osteuropa 58 (2008). S. 71..

Республики «особого статуса»

Особый статус республик Балтии в составе СССР был неофициальным, но отношение Москвы к Латвии, Литве и Эстонии как к особому региону сохранялось на протяжении всей советской истории. Эта специфика была обусловлена географическим положением Балтийских республик как западного пограничья, обстоятельствами присоединения Прибалтики к СССР в 1940 году, слабым влиянием коммунистической идеологии в регионе, необходимостью учитывать особенности национального самосознания балтийских народов…

Особое отношение Москвы к этим республикам отразилось на характере коммуникаций между Центром и политическими элитами Латвии, Литвы и Эстонии. Коммунистические лидеры Балтии обладали большей свободой манёвра, чем элиты «старых» республик, и, соответственно, имели больше возможностей для артикуляции национального интереса. Пределы использования этих возможностей определялись не только в Москве, но и балтийскими лидерами.

Возможности национальных элит проводить специфические национальные интересы в рамках советской системы были ограничены12 Показательно так называемое «Латвийское дело» 1959 г., когда своих постов лишились несколько руководящих лиц республики. См.: Prigge W. The Latvian purges of 1959: A revision study, in: Journal of Baltic Studies. Vol 35. Issue 3. Autumn 2004, pp. 211–230. , но они очевидно заявляли о себе в экономике, кадровой политике, в вопросах культуры13Levits E. National Elites and Their Political Function within the Soviet System: the Latvian Elite // Journal of Baltic Studies. Vol. XVIII. No 2 (Summer 1987). P. 180.. Особый статус Балтийских республик в составе СССР отразился и в практиках административного управления. Основа основ советского административного порядка — паспортный режим в республиках Балтии был организован иначе, чем в целом по СССР14 Только в 1976 году, когда по всему СССР был введён паспорт единого образца, все граждане страны, достигшие 16 лет, независимо от места их проживания, обязаны были получать паспорт.. Национальное своеобразие культурно-правовой традиции латышей, эстонцев, литовцев — фактор по природе своей не политический, но влияющий на течение политических процессов. Балтийское население зачастую не понимало целесообразности происходящих перемен, к примеру, чем коллективное хозяйство лучше индивидуального, почему распределительная экономика предпочтительнее рыночной… Поэтому сопротивление менталитета стало контекстом перемен с первых же шагов советизации. Не случайно посланец Кремля в Эстонии Андрей Жданов, набрасывая в июне 1940 года сценарий «народной революции», специально отметил, по-видимому, новые для себя понятия: «Менталитет. Самобытность. Имманентно присущ как вкус яблоку. Каждый народ родится с менталитетом, со своими чертами»15Записные книжки и черновые наброски А.А. Жданова. Июнь 1940 г. // Там же. Ф.77. Оп. 3. Д. 164. Л. 99. .

После войны католическая церковь, прежде всего в Литве, была подвергнута репрессиям (главным образом за поддержку национального вооружённого сопротивления). Было репрессировано, в том числе выслано, более 300 ксёндзов. В середине 1950-х годов позиции католической церкви стали восстанавливаться, начался процесс реабилитации репрессированных священнослужителей, более 200 ксёндзов смогли вернуться в Литву.


Чтобы добиться лояльности здешнего населения, советизацию Балтии пришлось проводить с «поправкой на менталитет». А это уже означало отклонение от «классической» модели советского порядка.

Девушки в национальной эстонской одежде. Эстонская ССР. 1966 год. Фото РИА Новости

Так, несмотря на официальные запреты и вынужденные ограничения, легальный и полулегальный частный сектор в сельском хозяйстве и сфере услуг в Прибалтике был развит лучше, чем в других регионах страны.

Гражданам Советского Союза, проживающим в республиках Балтии, позволялось чуть больше, чем другим. Это касалось цензуры, религиозной политики или отношений с эмиграцией. Лютеранская, а позднее и католическая церковь, пережив период гонений16РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 215. Л. 142; Д. 23. Л. 1–2., пользовались большей автономией в республиках Балтии, чем православная церковь в России. Даже православные верующие в Прибалтике чувствовали себя более защищёнными, чем в России или на Украине17Например, в 1958 г., когда в СССР проводилась очередная кампания по закрытию православных церквей и монастырей, в Литве и Латвии ни одна православная церковь не была закрыта, в Эстонии из 123 церквей закрыли 2 (Справка Совета по делам Русской православной церкви о православных церквях и молитвенных домах на 1 января 1959 г. // РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 126. Л. 18)..

АЛГОРИТМ «СОВЕТСКОГО ПРОЕКТА»

Этот алгоритм в Латвии, Литве и Эстонии можно выразить в формуле: от «классической» модели сталинского типа к модели модернизированного, «иного СССР». Сценарий советизации Прибалтики в послевоенные годы во многом зависел от мирового политического контекста, но существенно принципы отношений между Центром и Прибалтийскими республиками начали меняться только после смерти Сталина. Именно вопрос о ситуации в Прибалтике стоял в ряду самых первых решений, которые обозначили новый курс сталинских преемников в сфере национальной политики. Начало ему положили записки министра внутренних дел СССР Лаврентия Берии о положении в Западной Украине и Литве, а его содержание окончательно определилось после того, как к процессу выработки решений «по Прибалтике» подключился Никита Хрущёв (его аппарат готовил решения не только по Литве, но и по Латвии и Эстонии)18См.: Tannberg T. Die Pläne Moskaus für Estland im Sommer 1953 // Vom Hitler-Stalin-Pakt bis zu Stalins Tod. Estland 1939–1953. Hrsg. von O. Mertelsmann. Hamburg, 2005. S. 282–295.. Содержание нового курса в политике Центра по отношению к республикам Балтии определили две основные идеи: отказ от репрессий как одного из главных инструментов советизации региона и ставка на национальный фактор в вопросах кадровой политики, языка, культуры.

Рыболовецкий колхоз «Хийу Калур» (ныне — Акционерное общество «Хийу Калур») на острове Хийумаа. Капитан рыболовецкого траулера Уно Кангур с женой и детьми у себя дома. Эстонская ССР. 1971 год. Фото РИА Новости

Новый курс 1953 года ещё не содержал в себе концепта иного СССР, однако был шагом в этом направлении. Следующей попыткой трансформации советского проекта в период оттепели стала реорганизация системы экономических отношений между Центром и регионами — децентрализация управления и расширение хозяйственных прав союзных республик.

Вид на Таллин из Вышгорода. Эстонская ССР. 1966 год. Фото РИА Новости

В мае 1955 года были приняты решения по расширению функций и прав республик в области планирования и капитального строительства, по вопросам бюджета, труда и заработной платы, в образовании фондов предприятий и др. Реформа управления началась с перераспределения компетенций между Центром и республиками: ряд министерств были переданы из союзного в республиканское подчинение. Литва, Латвия и Эстония были объединены в один Прибалтийский экономический район19Кроме Латвии, Литвы и Эстонии в Прибалтийский экономический район входила Калининградская область..

Рижский государственный электротехнический завод «ВЭФ». Цех релейных схем. Латвийская ССР. 1966 год. Фото РИА Новости

Изменялись принципы планирования, которые теперь ориентировались на потребности регионов, а не министерств. Республики Прибалтики — особенно Латвия и Эстония — были в числе самых активных участников процесса принятия решений по этим вопросам. Прибалтийский экономический район был одним из наиболее эффективно развивающихся экономических районов страны20В 1965 г. на долю Прибалтийского экономического района приходилось 3,6% валовой продукции промышленности, 3,2% численности промышленно-производственного персонала, 3,1% основных фондов промышленности, 4,4% валовой продукции сельского хозяйства (РГАЭ. Ф. 4372. ОП. 81. Д. 658. Л. 286).. Курс на децентрализацию управления касался всех национальных республик, однако в Эстонии и Латвии — в силу экономической специфики и культурной традиции — почва для его реализации оказалась наиболее адекватной. В результате, несмотря на неизбежные проблемы и возникшие диспропорции, эффект от проведённых реформ там был ощутимее, чем в других регионах.

«ОПЫТНАЯ ПЛОЩАДКА» ИННОВАЦИЙ?

Не обошел стороной Прибалтику процесс политической либерализации, начатый в 1953 году и получивший окончательное оформление на ХХ съезде КПСС. Статус и уровень развития, которые получила национальная культура в эти годы, дают основание говорить о реальной «культурной автономии» Балтийских республик. В советской системе любая автономия, национальная или культурная, носила относительный характер. Тем не менее годы оттепели были наиболее благоприятными для развития национальной культуры в Литве, Латвии, Эстонии в советский период. Культурная автономия, конечно, не могла заменить отсутствие автономии политической, но была важным фактором сохранения национального единства и национальной идентичности латышей, литовцев, эстонцев.

«Новый курс» образца 1953 года, как и последующие перемены, таким образом, не был случайным — он отражал определённую тенденцию, новый взгляд Москвы на Прибалтику и роль региона в составе СССР21Записка А. Пельше в ЦК КПСС. Август 1961 г. // РГАНИ. Ф. 4. Оп. 16. Д. 1067. Л. 81.. В 1953—1956 годах происходит смена модели инкорпорации Литвы, Латвии и Эстонии. Родилась идея сооружения на западных границах иной конструкции — иного СССР, Советского Запада. Должна была возникнуть позитивная потребность в модернизации СССР или, по крайней мере, модернизации образа страны. И такая потребность действительно появилась. Её определили в том числе и новые ориентиры советской внешней политики. Формирование позитивного образа страны стало одной из важнейших задач советской внешней политики и пропаганды22Постановление ЦК КПСС «О мерах улучшения советской пропаганды на зарубежные страны». Проект. 16 февраля 1957 г. // Президиум ЦК КПСС. 1954–1964. Т. 2. С. 575–576.. Советский Союз, несомненно, стал другим — по сравнению со сталинскими временами, но любые проекты по усовершенствованию сложившегося порядка вещей осуществлялись в рамках всё той же советской модели.

Гоночный автомобиль «Эстония-9». Конструкторы П.А. Вельбри и А.О. Сейлер. Эстонская ССР. 1969 год. Фото РИА Новости

Гоночный автомобиль «Эстония-15». 1968 год. Репродукция фотографии. Эстонская ССР. 1969 год. Фото РИА Новости

Советский гоночный автомобиль национальной формулы-3 (международной формулы “Восток”) — «Эстония-18» производства Таллинского авторемонтного опытного завода. Эстонская ССР. 1972 год. Фото РИА Новости

Советизация стран Балтии — их «подключение» к советской системе — принесла их гражданам существенные, порой болезненные, перемены в жизненном укладе, социальном порядке, экономической структуре. Это факт. Но пребывание в составе Советского Союза открыло для Балтийских республик широкие возможности использования общесоюзных сырьевых, финансовых, материальных ресурсов для развития национальных экономик и социальной инфраструктуры. Это тоже факт. Вопрос о том, что принесла советизация народам Литвы, Латвии и Эстонии — потери или обретения (вариант: чего было больше — потерь или обретений), давно находится в центре общественного и научного дискурса как в странах Балтии, так и в России. Полемика эта кажется бесперспективной — не только в силу политической ангажированности и некорректной постановки вопроса. Её уязвимое место — «оптика» восприятия проблемы, когда страны Балтии рассматриваются исключительно как объекты процесса советизации.

На деле Латвия, Литва и Эстония были не только объектами, но и субъектами этого процесса: их пребывание в составе СССР тоже по-своему повлияло на советский проект. Изменялись не только они — вместе с появлением Советской Прибалтики Советский Союз тоже становился другим. Не раз новые идеи апробировались в Прибалтике, подчас исполнявшей роль всесоюзной опытной площадки, своего рода инновационной лаборатории, где тестировались нововведения23Цит. по: «Союз можно было сохранить. Белая книга». М., 1995. С. 53, 55.. М.С. Горбачёв рассматривал инициативу по переходу на республиканский хозрасчёт в Балтии как «экономический эксперимент» и призывал скептиков «не бояться экспериментов». Поэтому вектор балтийского влияния на изменение «архитектуры» советского проекта и встречную политику Центра по отношению к Советской Прибалтике в определённые периоды можно обозначить как европеизацию и модернизацию этого проекта.

Текст: Елена Зубкова,
доктор исторических наук, ИРИ РАН

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Опубликована электронная карта археологических памятников России

Институт археологии РАН провёл презентацию кладов «Археологические жемчужины 2021 года»

«В полном блеске величия» П.А. Вяземский - публикатор документов екатерининской эпохи

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Мы в соцсетях

Экскурсии по Дому РИО приостановлены в связи с ремонтными работами

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

25 октября 2021 года стартует интернет-олимпиада «От поля Куликова до реки Угры»

25 октября 2021 года стартует интернет-олимпиада «От поля Куликова до реки Угры»

Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, отделения Российского исторического общества в Туле и Калуге, Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», Калужский объединенный музей-заповедник приглашают принять участие во Всероссийской интернет-олимпиаде «От Куликова поля до реки Угры», посвященной Куликовской битве и Великому стоянию на реке Угре.

 

Обеспечение качества исторического и обществоведческого образования

Обеспечение качества исторического и обществоведческого образования

14–15 октября 2021 года в Башкирском педагогическом государственном университете им. М. Акмуллы состоялась I Всероссийская научно-методическая конференция (с международным участием) «Обеспечение качества исторического и обществоведческого образования в условиях реализации ФГОС», посвященная 80-летнему юбилею ученого-историка В.М. Антонова.

 

В БашГУ прошел круглый стол «Археография Южного Урала»

В БашГУ прошел круглый стол «Археография Южного Урала»

14 октября 2021 года в Институте истории и государственного управления Башкирского государственного университета прошел «круглый стол» «Археография Южного Урала».

Цех историков

Экономическая и политическая история СССР 1945 – 1991 годов

82736598263958623865928365923865-2.jpg

Изучение экономической и политической истории СССР в период 1990 – 2000-х годов находилось под значительным влиянием особенностей развития современного российского государства, ставшего преемником советского государства не только в юридическом отношении, но и в других ресурсных аспектах.

 

Крестьянское антикоммунистическое восстание в 1920-1921 гг.

29835678263856286358628563826353.jpg

В череде крестьянских восстаний в Советской России в период Гражданской войны Тамбовское выделялось своими масштабами и массовым характером: повстанческое движение охватило три уезда губернии, число участников достигало 40 тысяч человек. Восставшие действовали в соответствии с собственной политической программой и были хорошо организованы.

 

Жилищная политика и повседневная жизнь в СССР 1920-х годов

893725672386582638562836856238652.jpg

«Весть о гибели Берлиоза распространилась по всему дому с какою-то сверхъестественною быстротой, и с семи часов утра четверга к Босому начали звонить по телефону, а затем и лично являться с заявлениями, в которых содержались претензии на жилплощадь покойного.

Трибуна

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

 

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

Monographic

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Суверенитет потребителя и государственная потребительская политика в СССР

6875764674646746746742.jpg

В течение ХХ в. в США и в странах Западной Европы сформировался институт защиты прав потребителей, предполагающий ограничение экономической свободы участников рынков в пользу слабейших из них.0Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект "Государственная политика в сфере прав потребителей в СССР, № 14-01-00125".

Прокрутить наверх