Историко-документальный просветительский портал создан при поддержке фонда «История Отечества»

Дмитрий Шостакович и Седьмая Ленинградская симфония в США

Дмитрий Шостакович и Седьмая Ленинградская симфония в США. 1942 и 1949. С именем Дмитрия Дмитриевича Шостаковича связано значительное количество документов, хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации. Имеется по меньшей мере 46 дел, в которых содержатся материалы, касающиеся одного из крупнейших композиторов ХХ века, автора 15 симфоний, шести концертов, трех опер, трех балетов, многочисленных произведений камерной музыки, музыки для кинофильмов и театральных постановок…

Многие из архивных документов находятся в фонде советской общественной организации, существовавшей в 1925 – 1958 годах, предшественницы нынешнего Россотрудничества – Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС). Через ВОКС Советское государство стремилось широко использовать деятелей литературы и искусства во внешнеполитической пропаганде. И естественно, что молодой талантливый композитор Шостакович, чья слава в музыкальном мире порой уже превосходила известность целого ряда современных ему отечественных и зарубежных корифеев, не мог быть исключением, хотя некоторые его произведения одно время в СССР подвергались критике, а сам он познал определённую опалу.

Архивные документы содержат переписку центрального правления ВОКС с представительствами за рубежом, касающуюся исполнения произведений композитора известными западными оркестрами и дирижерами, организации концертов, публикации материалов о нём в прессе, выпуска специальных изданий и грампластинок. В их числе, например, письмо, датированное 1934 годом, где Шостакович интересуется ситуацией с его правами на издание грампластинок и исполнение оперы «Леди Макбет Мценского уезда» за границей.

Большой интерес вызывают материалы об истории первого исполнения Седьмой (Ленинградской) симфонии Шостаковича в Англии и США.

Как известно, Великая Отечественная война застала Дмитрия Дмитриевича в Ленинграде. Он отказался эвакуироваться – сначала с консерваторией, потом с филармонией. В осажденном городе Шостакович состоял в ополчении, по ночам дежурил на крыше консерватории и тушил зажигалки. Но главным для него оставалось музыкальное творчество. Именно тогда композиторский гений Шостаковича заблистал с особой силой. Композитор оставался в Ленинграде вплоть до категорического распоряжения первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии, члена Военного совета фронта Алексея Кузнецова.

Симфония, написанная в условиях жестокой блокады и впервые исполненная во временной военной столице Советского Союза Куйбышеве (нынешней Самаре), куда эвакуировали композитора в конце 1941 года, стала своеобразным гимном несгибаемому духу воинов и жителей осажденного города и уверенности в победе.

После сообщений иностранных корреспондентов о состоявшемся в Куйбышеве концерте целый ряд музыкальных организаций и крупнейших дирижеров обратились в советские посольства в Англии и США и ВОКС с просьбой срочно прислать партитуру Седьмой симфонии, а также плёнку с её исполнением.

Ответ не замедлил ждать. В считаные дни были сделаны фотографии нот симфонии и вместе с дипломатической почтой ближайшим самолетом переправлены в Лондон и Вашингтон.

Первое зарубежное исполнение Седьмой симфонии за пределами СССР состоялось 29 июня 1942 года в Лондонском королевском зале искусств и наук имени принца Альберта – одной из наиболее престижных мировых концертных площадок. Пять с половиной тысяч зрителей, удостоившихся чести получить приглашения или сумевших приобрести дорогие билеты, встретили симфонию овацией.

Спустя три недели произведение прозвучало в Нью-Йорке в студии Национальной радиовещательной корпорации в присутствии полутора тысяч человек. Оркестром Эн-Би-Си управлял знаменитый Артуро Тосканини.

Об этом и других концертах, на которых исполнялась музыка Шостаковича, в ГА РФ хранится дело с бюллетенем советского посольства в Вашингтоне, посвящённом Шостаковичу, и с более чем сотней вырезок из сообщений американской и английской печати, в том числе русской эмигрантской прессы. Так, популярный в США журнал «Тайм» в те дни поместил на своей обложке портрет Шостаковича в пожарной каске и сопроводил его большой статьей, где говорилось: «Подобного напряженного ожидания в США не наблюдалось со времен премьеры «Парсифаля» (1903) на подмостках Манхэттена. В прошлом месяце в США была доставлена маленькая жестяная коробка, не более 5 дюймов в диаметре. В ней лежал 100-футовый микрофильм – сфотографированная партитура Седьмой симфонии. Её доставили самолетом из Куйбышева в Тегеран, потом из Каира в Нью-Йорк. Фотографы принялись распечатывать партитуру с пленки. За десять дней они произвели четыре толстых тома – в общем 252 страницы»...

Автор публикации обратил внимание, что три ведущих американских дирижера, «каждый из которых является почитателем Шостаковича, – элегантный седовласый Леопольд Стоковский, руководитель Кливлендского оркестра Артур Родзинский и Сергей Кусевицкий из Бостона – начали учтивую королевскую баталию за право дирижировать премьерой. Какое-то время казалось, что ценный приз достанется Сергею Кусевицкому. Даже не взглянув на заветную Седьмую симфонию, он ринулся в Am-Rus Music Corp, компанию, выступающую в роли американского агента советских музыкантов, и выбил себе права на первое исполнение симфонии в Западном полушарии. Затем с тихим триумфом сообщил, что его студенческий оркестр Беркширского музыкального центра исполнит Седьмую симфонию 14 августа. Однако, как оказалось, его обскакал 75-летний соперник – маэстро Артуро Тосканини собственной персоной. Тосканини будет дирижировать Седьмой симфонией 19 июля, на месяц раньше Кусевицкого... Близорукий маэстро Тосканини, который дирижирует по памяти и никогда не заглядывает в ноты, каждую ночь проводил, зарывшись в партитуру»...

Газета «Чикаго сан» так прокомментировала этот концерт:

: «Звуки битвы под Ленинградом гремели вчера в ушах мира: оркестр под управлением Тосканини исполнил симфонию, выражающую гнев и вместе с тем предчувствие победы».

«Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой!»

– сказал другой корреспондент о состоявшемся концерте.

Перед очередным исполнением симфонии Кусевицкий сказал:

«Я говорю с вами как музыкант и заявляю о своей вере в человечество, потому что надеюсь на победу России... Мы, собравшиеся здесь с одним желанием – помочь русским в черный день истории, должны быть благодарны великому народу, который через тягчайшие страдания ведет нас к надежде, свету, воскрешению».

Одно из архивных дел содержит многочисленные телеграммы Шостаковичу от Тосканини и других дирижеров и музыкантов, американских общественных организаций с выражением восхищения и приглашениями в США для выступлений, а также ответы композитора.

В 1942 – 1943 годах в США Седьмая симфония 65 раз была исполнена оркестрами под управлением Кусевицкого, Стоковского, Орманди и других ведущих американских дирижеров, она неоднократно транслировалась радиостанциями.

Интересно, что насколько творчество Шостаковича восторженно принималось в США в годы войны, настолько же враждебно отнеслись к нему официальные власти спустя всего пять лет. В 1949 году композитор в составе делегации, которую возглавлял генеральный секретарь Союза советских писателей Александр Фадеев, приехал в Штаты, где проходил Всеамериканский конгресс в защиту мира. Несмотря на апогей «холодной войны», популярность композитора была такой, что в американской прессе нашу делегацию называли «Дмитрий Шостакович и сопровождающие его лица», а его выступлений ожидали как события первой величины.

Сергей Герасимов, состоявший в числе «сопровождающих», вспоминал:

«Появление Д. Шостаковича в Америке, конечно, было сенсацией и вокруг него происходило нечто невообразимое. Будучи человеком застенчивым, очень не любя всякий шум и истерию, он всячески избегал подобных встреч, быстро садился в автомобиль, чтобы как можно скорее уехать».

Существуют данные, что американские спецслужбы и антисоветская эмиграция были в числе тех, кто пытался спровоцировать бегство Шостаковича на запад, пользуясь непростой творческой судьбой композитора на родине. Вместе с тем каждый его шаг отслеживало Федеральное бюро расследований Министерства юстиции США. Искали ответ на главный вопрос: не шпион ли Шостакович и «сопровождающие его лица»? Разумеется, рассекреченный архив ФБР свидетельствует, что ничего страшного для безопасности США в поведении советских деятелей культуры не было найдено, но финал все равно оказался закономерен для той эпохи.

Сам Шостакович в заметках о поездке, опубликованных в журнале «Советская музыка», вспоминал:

«В зале присутствовало около восьми тысяч человек. Народу видимо-невидимо. Обстановка самая торжественная. Мое выступление было выслушано с большим вниманием, прерывалось смехом, аплодисментами. Слушали очень активно. После окончания моего сообщения мне было задано несколько вопросов. Два вопроса исходили от некоего Набокова – композитора-белоэмигранта, подвизающегося в качестве музыкального консультанта и комментатора в передачах «Голоса США». Поэтому нетрудно себе представить, каковы были эти вопросы: они носили явно провокационный характер и были подсказаны отнюдь не интересом к советской музыкальной культуре. Вопросы эти вызвали негодование у всех присутствующих, и мистер Набоков, очевидно, почувствовав себя весьма неловко, стушевался».

Николай Набоков был посредственным композитором, двоюродным братом известного писателя русского и американского писателя Владимира Владимировича Набокова и, кстати, нештатным сотрудником Управления стратегических служб США – предтечей современного ЦРУ.

«Как вы относитесь к тому, что советская пресса пишет о современных композиторах Стравинском, Шёнберге и Хиндемите?

– спросил он.


– Согласны ли с этой критикой?»

Несколько смутившийся Шостакович ответил, что он вполне согласен с тем, что пишет советская пресса. Не менее однозначными и определенными были выступления и других членов делегации, которые, как подчеркнул Шостакович, «с честью выполнили свой высокий долг и оправдали оказанное ей доверие».


На фото: Дмитрий Шостакович среди советских деятелей культуры. 1949 г.

В те же дни состоялась заключительная часть конгресса – грандиозный митинг в «Медисон сквер гарден». Это огромное помещение, где обычно проходят спортивные состязания и боксерские поединки, собрало около тридцати тысяч человек. При появлении советской делегации в зале запели «Нас утро встречает прохладой»… – песню Шостаковича из кинофильма «Встречный», вышедшего на экраны в 1932 году.

«Мое музыкальное выступление было последним,

– рассказывал композитор.


– Я очень волновался и не хотел играть. Я боялся своим выступлением в необычной обстановке нарушить настроение этого удачного политического митинга, проведенного с таким могучим подъемом. Я боялся нарушить то хорошее впечатление, которое было создано выступлениями советских делегатов. Но, к счастью, все обошлось хорошо. Несмотря на поздний час (я играл в половине первого ночи, после шестичасового митинга), несмотря на плохой рояль, я сыграл скерцо из 5-й симфонии довольно удачно, и мое выступление было принято очень горячо всеми участниками митинга».

Тогда же у Шостаковича было несколько встреч с американскими музыкальными деятелями. Все они живо интересовались музыкальной жизнью Советского Союза, задавали много вопросов о наших композиторах, дирижерах, пианистах. Было договорено об организации поездки по стране, концертах в Вашингтоне, Нью-Йорке и Бостоне.

Реакция американских властей, заточенной на враждебность к Советам, оказалась вполне предсказуемой. Через три дня после выступления Шостаковича госдепартамент США прислал всем членам делегации персональные уведомления, что их пребывание в Америке закончено и, как там было сказано, надо отправиться домой в «благоразумный срок», а «в случае если вы будете обнаружены после этого срока на территории США, то мы будем вынуждены применить к вам иные меры воздействия»...

Шостаковича и писателей Александра Фадеева и Петра Павленко, режиссеров Сергея Герасимова и Михаила Чиаурели, академика Александра Опарина попросту депортировали. За «вмешательство во внутренние дела США»…

Сергей Герасимов вспоминал:

«А было уже назначено выступление Д. Шостаковича по ту сторону Гудзона – город Нью-Арк, столица штата Нью-Джерси. Там, в огромном зале, вмещающем тысячи слушателей, должен был состояться концерт. Концерт не состоялся. По этому поводу была сделана демонстрация собравшихся там любителей музыки, а зал был набит до отказа. На фортепиано, на место, где должен был сидеть Шостакович, направили множество прожекторов, фортепиано было открыто, все встали. Была долгая пауза – так американцы отдали честь великому композитору, которому их администрация не позволила выступить с концертом».

Практика использования культуры и СМИ в качестве инструмента внешней политики не изменилась и сегодня, хотя «холодная война» в известном прошлом. Не меняются даже методы, а если и произошли какие-то перемены, то в сторону ужесточения. США сейчас гораздо активнее применяют принцип воздействия «мягкой силой» на умы людей в других государствах. Примеров обвинений России во мнимом русском вмешательстве, дескать, угрожающим безопасности «свободного мира», не счесть…


На фото: Дмитрий Шостакович и Александр Фадеев. 1950-е гг.

Шостакович же разочаровал разведки, западных симпатизантов и русских политэмигрантов. Он вернулся в Союз и продемонстрировал свою полную лояльность советской власти, что стало для них определенным шоком. Правда, с середины 1970-х годов, уже после кончины Дмитрия Дмитриевича, и по сей день не прекращаются попытки говорить о нем как о якобы политическом диссиденте и жертве коммунистического тоталитаризма. И это-то о народном артисте СССР, депутате Верховных Советов СССР и РСФСР, Герое Социалистического Труда, лауреате Ленинской и пяти Сталинских премий, Государственной премии СССР и Государственной премии РСФСР имени М.И. Глинки, первом секретаре правления Союза композиторов СССР. И, между прочим, о члене Коммунистической партии, куда патриота-композитора, по назойливым высказываниям зарубежных и некоторых доморощенных либералов, приняли, мол, вопреки его воле.

Первая поездка в Америку и исполнение там его произведений, как написал Шостакович в своих путевых заметках, «утвердила меня в мысли, что наша музыка играет важнейшую роль в музыкальной культуре земного шара. Я чувствовал себя представителем великой нации, такого действительно столичного центра мира, как Москва. Как я горжусь тем, что являюсь гражданином Советского Союза – могучего оплота и защитника мира и культуры!».

Что касается автора провокационного вопроса Николая Набокова, то существуют любопытные данные, что вскоре он стал генсеком антикоммунистической организации, финансировавшейся ЦРУ, – т.н. Конгресса за свободу культуры. Заявленная цель этой организации заключалась в том, чтобы найти способы противостоять послевоенным симпатиям к СССР со стороны многих западных интеллектуалов, особенно среди либералов. К примеру, именно сей кузен знаменитого писателя наладил связь между ЦРУ и Игорем Стравинским и не одно турне эмигрировавшего русского композитора было оплачено спецслужбами. В 1952 году в Париже состоялся крупнейший фестиваль симфонической музыки «Шедевры ХХ века». Событие было целиком организовано антисоветским Конгрессом за свободу культуры. И первым залпом этой атаки, за которой стояло ЦРУ, стала «Весна священная» Стравинского, которую всячески противопоставляли «советскому музыкальному официозу».

С тех пор, независимо от своих подлинных убеждений и чувств, Дмитрий Шостакович, благодаря всевластию американских спецслужб и доминированию антисоветских средств массовой информации на Западе, в возрастающей степени стал восприниматься апологетом коммунистической идеологии, а его музыка как советская пропаганда. Упорное замалчивание музыки Шостаковича, включая Седьмую Ленинградскую симфонию, а подчас и откровенно негативное отношение к великому русскому и советскому композитору в США продолжалось почти три десятилетия.

Эта история, вытекающая из неизбежной логики сначала союзничества, а затем взаимной нетерпимости двух сверхдержав, стала ещё одной иллюстрацией противоречивых отношений СССР (России) и США в жизни всего лишь одного поколения.

Вячеслав Тарбеев,
советник директора Государственного архива Российской Федерации.

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Премия «Экономическая книга года» присуждена сборнику под редакцией А.Н. Артизова

События Русского исхода обсудили гости программы «Наблюдатель» на ТК «Культура»

Министерство обороны РФ опубликовало документы о парадах 7 ноября 1941 года

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Поиск по сайту

Мы в соцсетях

Уважаемые гости, на 29 июня экскурсионные группы сформированы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

В Гродековском музее - выставка «Сражения и герои Отечественной войны 1812 года»

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и Хабаровский краевой музей имени Н.И. Гродекова представляют второй совместный выставочный проект – экспозицию «Сражения и герои Отечественной войны 1812 года.

 

Святитель Иннокентий (Вениаминов) и культурное наследие народов России и Америки

Святитель Иннокентий (Вениаминов) и культурное наследие народов России и Америки

15-17 июня в Иркутской области прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Святитель Иннокентий (Вениаминов) и культурное наследие народов России и Америки».

 

В г. Каменке открыли памятный знак, посвященный 61-й стрелковой дивизии

В г. Каменке открыли памятный знак, посвященный 61-й стрелковой дивизии

7 июня 2022 г. в городе Каменке Пензенской области состоялось торжественное открытие памятного знака, посвященного 61-й стрелковой дивизии.

Цех историков

Российская империя и революция: запечатлеть эпоху

2978659823689562365982635986238965-1.jpg

Российское историческое общество и телекомпания «Под знаком Пи» готовятся представить сразу несколько новых крупных просветительских проектов. Полным ходом идёт работа над документальным фильмом «Империя: воля и мир», в котором подробно рассказывается об истории становления и развития Российской империи. 

 

"Победа куётся в тылу. О тех, кто сражался с врагом вдалеке от линии фронта"

5-1.jpg

Накануне Дня Победы вышла из печати пятая часть издания «История, рассказанная народом». Это книга о Великой Отечественной войне, которая выпускается и распространяется Институтом экономических стратегий (ИНЭС) и Центром экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) при поддержке партнёров проекта.

 

Временное правительство можно было считать революционным

28747246824686486238462846.jpg

Созданное еще до отречения Николая II, Временное правительство и по своей программе, и по обстоятельствам «рождения» в полной мере можно было считать революционным.

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

 

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

Monographic

Суверенитет потребителя и государственная потребительская политика в СССР

6875764674646746746742.jpg

В течение ХХ в. в США и в странах Западной Европы сформировался институт защиты прав потребителей, предполагающий ограничение экономической свободы участников рынков в пользу слабейших из них.0Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект "Государственная политика в сфере прав потребителей в СССР, № 14-01-00125".

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

Прокрутить наверх