Член президиума Российского исторического общества, вице-президент РАН, академик РАН, директор Института археологии Российской академии наук Николай Макаров,
Заведующий Отделом средневековой археологии Института археологии Российской академии наук, кандидат исторических наук Владимир Коваль.

Раскопки в Большом Кремлевском сквере начаты Институтом археологии РАН в мае 2019 г. с целью изучения культурных напластований на высокой коренной террасе Москвы-реки, в непосредственной близости от Соборной площади. Этот один из немногих свободных от застройки участков в центре Кремля, где средневековый культурный слой и остатки древних сооружений, судя по архивным материалам и данным предварительных археологических изысканий, не нарушены и доступны для изучения на широкой площади. Раскопки перспективны для прояснения общей истории освоения этой части Боровицкого холма. Впервые раскопки в Московском Кремле ведутся как чисто исследовательский проект, не связанный с обеспечением сохранности археологического наследия при реставрационных или строительных работах. Археологические исследования проводятся в открытом режиме, так, чтобы посетители Кремля могли увидеть открытые древности и наблюдать рабочий процесс, стоя на смотровой площадке.

Раскоп заложен рядом с Архангельским собором, первое здание которого было возведено в 1333 г. на том месте, где еще в раннем железном веке существовало поселение. Есть все основания ожидать, что эта территория была освоена в самый начальный период истории Москвы, в середине XII в. Здесь же, рядом с Архангельским собором, историографическая традиция помещает двор серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, двоюродного брата Дмитрия Донского. Вероятно, и позднее тут находились владения княжеских родов. Особый интерес к этому участку обусловлен размещением здесь в XVI–XVII вв. органов центрального управления Русского государства – Приказов.

Начало формирования административного центра в этой части Кремля, судя по письменным источникам, было положено строительством «Полаты посольской, что против Ивана Святого под колоколы» повелением царя Ивана Васильевича (IV) в 1565 г. В царствование Федора Ивановича, в 1591 г., к Посольскому приказу были пристроены двухэтажные каменные палаты, в которых находились приказы, в ведении которых находились разные области управления (в том числе Разрядный, Поместный, Сибирский, Челобитенный, Пушкарский, Разбойный). Расширение приказной системы в XVII в. потребовало новых помещений и устройства новых пристроек к южному крылу Приказных палат. Изображения старого здания Приказных палат имеются на плане Москвы «Кремленаград» 1600-х гг. и на рисунках из альбома австрийского дипломата А. Мейерберга 1660-х гг. Русские планы здания 1660–1670-х гг., сохранившиеся в Российском государственном архиве древних актов, дают представление о его размерах и размещении отдельных приказов. Здание представляло собой двухэтажную П-образную в плане постройку с воротами, выходившими на восток, приказные службы размещались на втором этаже, нижний этаж использовался для хозяйственных нужд. Обветшавшая постройка 1591 г. в 1678 г. была заменена новым внушительным зданием, построенным на кромке Кремлевского холма, с воротами, выходившими на кремлевский склон к крепостной стене и двумя церквями, находившимися близ ворот на верхнем ярусе. В XVIII в. в здании Приказов размещались некоторые из Коллегий и Канцелярий – новых центральных органов управления, сменивших Приказы в ходе реформ Петра I. Здание Приказов/Коллегий было разобрано около 1770 г. при расчистке площадки для строительства в Кремле нового Большого Кремлевского дворца, проект которого был подготовлен В.И. Баженовым. С тех пор эта часть Кремля не застраивалась и фактически превратилась в большой пустырь с остатками разрушенных строений, вид которого известен нам по гравюрам и картинам конца XVIII – XIX в. Позднее площадка была выровнена и занята военным плацем, частично замощенным кирпичом. Остатки этого мощения были выявлены в шурфах, заложенных в Большом Кремлевском сквере в 2018 г.

В раскопе площадью около 200 кв. м под слоем строительного мусора на глубине 60–100 см выявлены остатки монументальной постройки из кирпича с цоколем и фундаментом, сложенным из белого камня. Точно реконструировать планировочную структуру и конструктивные особенности вскрытой части здания на данном этапе раскопок преждевременно, однако очевидно, что это Приказы. Слой строительного мусора, перекрывающий кладки XVII в. и отложившийся рядом с ними, содержит архитектурные детали, фрагменты печных изразцов, отдельные бытовые вещи конца XVII – XVIII в. и многочисленные монеты этого времени.

Археологические материалы, собранные за первый месяц раскопок (около 450 предметов) характеризуют жизнь Кремля конца XVII – XIX в. и включают три комплекса находок.

Наиболее ранние из них – строительные материалы, попавшие в землю после разрушения здания Приказов в 1770 г.: белокаменные резные детали, фигурные кирпичи, обломки полихромных печных изразцов, которые, вероятно, украшали печи внутри зданий Приказов/Коллегий. Подлинные находки с места размещения здания Приказов, об интерьере которого имеются лишь самые отрывочные сведения, позволяют составить представление о внешнем виде этого строения и его внутренней отделке.

Вторая группа артефактов – предметы, связанные с периодом функционирования Коллегий на протяжении XVIII в. Это, преимущественно, медные монеты невысокого достоинства (денги, полушки, копейки), единичные бытовые предметы (ножи), на фоне которых выделяется прекрасно сохранившаяся костяная шахматная фигура – конь, украшенная росписью краской и инкрустациями перламутром.

Наиболее неожиданная и многочисленная группа находок – предметы вооружения и воинского снаряжения и бытовые изделия, которые могут быть связаны с пребыванием на территории Кремля наполеоновских войск.

Среди этих вещей две сабли венгерского образца, устье ножен драгунского палаша, штык (вероятнее всего, от ружья образца 1777 г.), ружейные шомпола и обломки ружей, свинцовые пули, обрывки эполет, пряжки от ремней, конские подковы, колокольчик от конной упряжи. В числе бытовых предметов резной костяной гребень, части медных канделябров, бронзовые и латунные накладки, украшавшие домашнюю утварь. Здесь же монеты, в том числе иноземные – французская, немецкая, шведская.

Мундирные пуговицы (в том числе офицера генерального штаба) и бляха с изображением наполеоновского имперского орла с пучком молний в лапах позволяют убедительно атрибутировать этот комплекс как следы военных событий осени 1812 г., когда в Кремле – в наиболее безопасной и статусной части Москвы, была размещена Наполеоновская «старая гвардия».

Известно, что соборы и дворцы были разграблены, а часть кремлевских построек была взорвана при уходе Великой армии из Москвы. Очевидно, покидая Москву 7 октября 1812 г., французские войска оставили часть оружия и амуниции, которое впоследствии, при расчистке территории Кремля, было выброшено на один из пустырей. Находка в Большом Кремлевском сквере – уникальное археологическое свидетельство присутствия наполеоновской армии в Кремле, важное для характеристики общего состояния войск и состояния Кремля после пожаров и разрушений 1812 г.

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Земское движение в Казанской губернии на рубеже столетий

12879456189258496198259861298561.jpg

Земская реформа 1864 года преследовала главную цель – ввести новые принципы административного управления в губерниях. Однако, создавая органы самоуправления, государство подразумевало, что земство – это не политический орган власти, и стремилось не допустить общественной и политической активности земств.

 

Создание системы контроля над населением в СССР. Паспорт как классовая сущность

392865823685628356823658623856286356.jpg

Паспортная система антидемократична – так утверждали в начале XX в. российские социал-демократы. В. И. Ленин (Ульянов) прямо писал в 1903 г.: «Социал-демократы требуют для народа полной свободы передвижения и промыслов.

 

Русские в Японии: «три волны» созидания, мужества, творчества

2567ec1e19ad4124124dedbfb79543b764f781.jpg

Русские в Японии – тема столь же трудная для освещения, сколь и интересная. Взгляд историка немедленно «разбегается» по отдельным лицам и биографиям, выхватывая те или иные зарисовки характеров и судеб.  В Японии нас никогда не было много.

Новости Региональных отделений

В Калуге проходит выставка «Какой необычный город!»

Выставка «Какой необычный город!» в Музейно-краеведческом центре «Дом Г.С. Батенькова» Калужского объединённого музея-заповедника открыта знакомит с образом Москвы конца XVIII – начала XIX века в гравюрах с оригиналов Жерара Делабарта и воспоминаниях современников.

 

Разнообразные артефакты XII века поставили новые задачи для ученых

На участке XV Троицкого раскопа ведутся работы в слоях XII века под руководством старшего научного сотрудника Новгородского музея-заповедника Андрея Степанова, сообщается на сайте Музея.

 

Выставка «Средь утешительного звона тарелок...»

По таким названием в Государственном Лермонтовском музее-заповеднике «Тарханы» проходит выставка, которая знакомит гостей с коллекцией посуды конца XVIII – начала XIX веков из собрания Музея.

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

Прокрутить наверх