Царь Михаил Федорович Романов. Император Чжу Ицзюнь.

Уже второй раз программа Восточного экономического форума во Владивостоке открывается международной научной конференцией историков, ставшей главной научной площадкой ВЭФ. Её организаторами по традиции выступили Российское историческое общество, фонд «История Отечества», Дальневосточный федеральный университет при поддержке Фонда Росконгресс. Тема конференции этого года – «Исторические и современные аспекты взаимоотношений России и Китая в свете 70-летия образования КНР».

Предлагаем вам статью директора Института восточных рукописей РАН в Санкт-Петербурге доктора исторических наук Ирины Поповой, посвящённую традициям отечественного китаеведения.

Первые попытки восточных славян определить место Китая на карте их ойкумены можно отнести к X – XIII векам – ко времени правления граничившей со Срединным государством империи Ляо (907– 1218 гг.), основанной полукочевыми племенами киданей на территории Маньчжурии и севера Корейского полуострова. Благодаря имени этого некитайского народа название «Китай» вошло во многие языки, в том числе в русский. В свою очередь, сведения о Руси, как и о славянах Восточной и Юго-Восточной Европы, доходили до столиц китайских и некитайских империй, сменявших одна другую на просторах Восточной Азии.

По крайней мере, отправляя в поход на запад в 1236 году Субэдэйбагатура, Чингисхан в числе стран, которые тому предстояло покорить, указал и страну «Оросат» (Русь). А в качестве пункта, до которого надлежало дойти монгольскому войску, им был назван «город Хий-э, обнесенный стеной» (Киев)1Мясников В.С. Россия и Восток // Доклад Ученому совету Института восточных рукописей РАН 20 ноября 2017 г..

Впервые русские попали в Китай в XIII веке, когда из пленников при дворе монгольской империи Юань был составлен так называемый «Охранный русский полк, прославившийся верноподданностью». По данным китайских источников, русское поселение в Пекине в этот период насчитывало несколько тысяч человек.

В XV – XVI столетиях происходит становление регулярных посольских и торговых связей Русского государства с Востоком. И Китай становится ближе по мере освоения русскими Сибири

В 1618 году царь Михаил Федорович направляет ко двору китайского императора официальную миссию во главе с томским казаком Иваном Петлиным. Из-за протокольных разногласий с Цинским двором миссия эта не привела к установлению регулярной торговли с Китаем, однако ценнейшая информация о Срединном государстве, а также описание сухопутного пути в Китай, содержавшееся в составленном Петлиным отчёте «Роспись Китайскому государству и Лобинскому, и иным государствам, жилым и кочевым, и улусам, и великой Оби, и рекам, и дорогам», произвели в Европе сенсацию.

Впоследствии отчёты российских посольств XVII века в Китай получали широкую известность и публиковались и на русском, и в переводе на европейские языки и латынь. Разнообразную информацию о Китае и сопредельных странах содержали «статейные списки» Ф.И. Байкова (1654 – 1657 гг.) и Н.Г. Милеску-Спафария (1675 – 1677 гг.), дневники Избранта Идеса и Адама Бранда (1692 – 1695 гг.).

На рубеже XVII – XVIII столетий Русское государство превращается в Российскую империю. Изучение территории нашей страны, особенно азиатской её части, становится важнейшим объектом деятельности Санкт-Петербургской Императорской Академии наук, созданной по именному указу Петра I от 28 января (8 февраля) 1724 года. Государство через Академию наук организует масштабные экспедиции в Сибирь и на Дальний Восток.

Особое место во внешнеполитических связях России начинает занимать Китай, ставший в этот период могущественной Цинской империей. Идёт процесс формирования общей границы двух государств, начало которому было положено Нерчинским договором 1689 года. Больше возможностей в познании Китая Россия получает, учредив в 1713 году в Пекине Русскую духовную православную миссию.

Тогда же предпринимаются попытки заложить основу академической синологии. Первым китаистом, востоковедом, членом Императорской Академии наук стал Теофил Зигфрид Байер (1694–1738 гг.), приглашенный в Россию в 1725 году. В 1730 году в Санкт-Петербурге Байер опубликовал свой главный труд «Museum Sinicum», целиком посвящённый Китаю. Эта книга стала самой первой, изданной в России академической монографией по востоковедению. В 1748 году при Академии был организован Исторический департамент, которым руководил академик Герхард Фридрих Миллер (1705–1783 гг.). Занимаясь изучением истории России, в частности, истории Сибири, Миллер рассматривал изучаемый им регион в контексте взаимоотношений с соседними народами. Для этого он использовал источники на китайском и маньчжурском языках, переводы из которых для него выполнял основоположник национальной русской школы китаистики Илларион Калинович Россохин (1717 – 1751 гг.).

В XVIII веке российское китаеведение, как и востоковедение в целом, носило преимущественно прикладной характер: нужды межгосударственного общения обслуживали переводчики Коллегии иностранных дел; периодически, при наличии учителей, осуществлялись попытки организации преподавания китайского языка в Санкт-Петербурге и Москве. Преподавательскую деятельность в 1741 – 1751 годах вёл И.К. Россохин, в 1739 – 1741 годах – китаец Чжоу Гэ. И.К. Россохиным и его учениками были составлены пособия, разговорники и словари.

Интерес к истории, философии и методам управления Китая становится заметным фактом интеллектуальной жизни России и Европы в XVIII веке. Общество испытывает большой интерес к трудам миссионеров, к китайской архитектуре и искусству. Широкое распространение получает стиль шинуазри (chinoiserie). Екатерина II особым указом повелевает перевести Уголовное уложение Цинов, которое было опубликовано в переводе с маньчжурского, сделанном Алексеем Леонтьевым (1716– 1786 гг.) в 1781 – 1783 годах. Его усилиями были выполнены и выдержали по нескольку изданий выборочные переводы и переводыпереложения китайской классики: «Китайские мысли» (1772, 1775, 1786 гг.), «Депей-китаец» (1771, 1772 гг.), «Да cио, то есть Учение великое» (1780 г.), «Джун юн, то есть Закон непреложный» (1784 г.), «Букварь китайский» (1779 г.) и другие.

Кяхтинский договор 1727 года закрепил за Русской духовной миссией в Пекине право направлять в Китай учеников. С тех пор миссия становится не только своего рода дипломатическим представительством России в Китае, но и учебным центром практического изучения китайского, маньчжурского и других языков Китая и соседних с ним стран. За это время в миссии побывало более 60 студентов, врачей, художников и около 100 священнослужителей 2Скачков П.Е. История изучения Китая в России в XVII и XVIII вв. (краткий очерк) // Международные связи России в XVII – XVIII вв. М.: Наука, 1966. C. 163.. Торговый форпост Кяхта на гравюре XVIII в.


Духовная миссия в Пекине.

Так русское китаеведение, пройдя в XVII – первой четверти XVIII века стадию накопления сведений о Китае и создания его географических и политических описаний, в 30-х годах XVIII века после создания Академии наук и заключения Кяхтинского трактата, ознаменовавшего вступление русскокитайских отношений в новую фазу, начало оформляться как научная дисциплина.


Торговый форпост Кяхта на гравюре XVIII в.

Обновление российского востоковедения происходит в ходе реформ Александра I. В 1803 году Академия наук приняла новый регламент, а в 1804-м был издан первый общий устав российских университетов, включивший преподавание восточных языков в разряд учебных дисциплин. И хотя специалистов по Востоку было тогда в России немного, а преподавание востоковедных курсов не сразу стало регулярным и непрерывным, именно в первой половине XIX века самостоятельная школа отечественного востоковедения заявила о себе наравне с европейской.

Целую эпоху в истории российской синологии составила деятельность архимандрита Иакинфа (в миру – Никита Яковлевич Бичурин, 1777 – 1853 гг.), который открыл для мировой науки подлинное значение китайской историографии и создал в своих трудах всеобъемлющую картину современного ему Китая и сопредельных регионов и народов Дальнего Востока и Центральной Азии – Тибета, Монголии, Восточного Туркестана, калмыков и других.


Архимандрит Иакинф (в миру – Никита Яковлевич Бичурин) в китайской одежде.

Большое значение для востоковедной науки в России стало учреждение 11 (23) ноября 1818 года в Санкт-Петербурге Азиатского Музея (ныне – Институт восточных рукописей РАН), первого академического специализированного центра, с которого началась институциализация не только востоковедной, но и всей гуманитарной российской науки. Главной задачей Азиатского Музея предполагалось собирание, хранение и издание рукописного наследия народов Востока. В первый год существования музея Академия наук передала ему рукописи и старопечатные книги на восточных языках, в том числе около трёх тысяч книг на китайском.

Новый этап в истории отечественного востоковедения начинается в середине XIX века, когда внешнеполитические интересы России потребовали более актуальной интерпретации сведений о Востоке. Для решения насущных политических задач понадобилось большое число востоковедов-практиков. 22 октября (3 ноября) 1855 года указом Николая I в Петербургском университете был создан Факультет восточных языков, во главе которого в 1878 году встал выдающийся китаевед Василий Павлович Васильев (1818–1900 гг.). В историю китаеведения он вошёл как первый русский буддолог, автор пионерских исследований по истории китайской литературы, источниковедению истории Китая, религиоведению, а также как выдающийся лексикограф, разработчик методик преподавания китайского языка. Составление словарей и достижения в области лексикографии становятся одной из «визитных карточек» отечественной синологии. В 1888 году в Пекине публикуется 2-томный «Китайскорусский словарь», в котором впервые используется разработанная архимандритом Палладием (в миру – Пётр Иванович Кафаров, 1817 – 1878 гг.) русская система записи произношения китайских иероглифов, принятая ныне в России как «транскрипция Палладия».


Архимандрит Палладий (в миру – Пётр Иванович Кафаров)

В конце XIX века Россия становится мировой державой и окончательно укрепляется на Дальнем Востоке. Для удовлетворения практических потребностей в специалистах по Восточной Азии в 1899 году во Владивостоке был открыт Восточный институт, в котором изучались китайский, японский, корейский, монгольский и маньчжурский языки. Для преподавания китаеведных дисциплин были приглашены выпускники СанктПетербургского университета П.П. Шмидт, А.В. Гребенщиков, А.В. Рудаков, Н.В. Кюнер.

Масштабная индустриализация и урбанизация России на рубеже XIX – XX веков приводит к значительным политическим и социальным переменам. В это время широко развивается «прикладное» востоковедение, и добытая в ходе исследований информация широко используется для нужд политики, армии и торговли. Даже собирательство древних манускриптов и предметов искусства рассматривается как продолжение международной политики, «Большой игры», предмет соперничества европейских держав в Азии. Сам термин «востоковедение» появляется именно в эту эпоху.

Связь китаеведения с государственной политикой в Азии становится ещё теснее после Октябрьской революции. В 1925 году в Москве создается Коммунистический университет трудящихся Китая, при котором в 1928 – 1937 годах действует специализированный научно-исследовательский «Институт по Китаю». В «Декларации о задачах востоковедной науки», принятой Президиумом РАН в 1929 году, подчеркивалась необходимость всестороннего и глубокого изучения современного Востока «главным образом с точки зрения политики и экономики»3Архив востоковедов Института восточных рукописей РАН. Ф. 152. Оп. 1, ед. хр. 140. Л. 7 – 8.. Китаеведы обращаются к изучению крестьянских восстаний, аграрных отношений, национально-освободительного движения, простонародной культуры. В 1920 – 1930-е годы они включаются в дискуссию об «азиатском способе производства».

В 1930 году на основе Азиатского Музея создается Институт востоковедения, который до 1950 года полностью находится в Ленинграде. Сотрудники института активно включаются в деятельность по латинизации восточных письменностей и разработке алфавитов, составлению учебных пособий и словарей. Масштаб задач подразумевал сотрудничество с другими гуманитарными учреждениями страны, широкое развитие получила система временных межинститутских научных коллективов. Одним из таких коллективов стала группа по составлению «Большого китайско-русского словаря», увидевшего свет в 4-х томах лишь в 1983 – 1984 годах. Во главе этого проекта стоял лидер отечественного китаеведения ХХ века Василий Михайлович Алексеев (1881–1951 гг.) – автор неподражаемых переводов китайской литературной классики и фундаментальных работ по китайской филологии, этнографии и искусству. В.М. Алексеев многое сделал для сохранения в отечественной синологии «традиционной» тематики, воспитал поколения студентов-китаеведов. При этом лучших своих учеников – литературоведа Б.А. Васильева (1898 – 1937 гг.) и специалиста по древней китайской философии, автора перевода «Книги перемен» Ю.К. Щуцкого (1897 – 1938 гг.) – он потерял в 1930-е годы.

После Второй мировой войны в стране вновь происходит «перезагрузка» востоковедения в связи с новыми государственными задачами. В Азии идут активные процессы антиколониального национально-освободительного движения, и как влиятельнейшая мировая держава СССР не желает оставаться от них в стороне. Деятельность Института востоковедения Академии наук становится частью политики Советского Союза на Востоке, где перед молодыми государствами, в том числе перед образованной в 1949 году Китайской Народной Республикой, стояли проблемы поиска путей дальнейшего развития.

В 1950 – 1970-е годы китаеведение рассматривалось руководством страны в первую очередь как важный внешнеполитический фактор. Для более эффективного решения масштабных задач изучения Китая в Москве в 1966 году создается Институт Дальнего Востока. В это время особенно интенсивным становится наметившийся ещё в конце XIX века процесс специализации гуманитарного знания, и академическое китаеведение развивается как корпус научных дисциплин. В него вошли языкознание, литературоведение, философия, археология, культурология, эпиграфика, древняя, средневековая и новая история, международные отношения, страноведение, этнопсихология, нумизматика и другие отрасли науки. Особым достижением отечественного китаеведения стало развитие редких специальностей, таких как дуньхуановедение и тангутика, связанных с ленинградско-петербургской школой классического востоковедения.

Начавшиеся в нашей стране в 1990-е годы перемены не лучшим образом сказались на всей отечественной науке. Отток исследователей, сокращение читающей аудитории, размывание специальностей привело к утрате самодостаточности старой советской гуманитарной школы. Тем не менее, именно в начале ХХI века были реализованы три крупнейших проекта, которые подвели черту под «золотым периодом» в истории российского китаеведения.

Во-первых, был завершён перевод «Исторических записок» Сыма Цяня, выполнявшийся Р.В. Вяткиным и В.С. Таскиным с начала 1970-х годов (М.: «Восточная литература», 1972 – 2010 гг.). Другим достижением стала публикация 6-томной энциклопедии «Духовная культура Китая» (главный редактор М.Л. Титаренко; М.: «Восточная литература», 2006-2010 гг.). Третьим итоговым проектом стала 10-томная «История Китая с древнейших времен до начала ХХI века» (главный редактор С.Л. Тихвинский; «Наука» – «Восточная литература», 2013–2016 гг.).

В настоящее время академическое китаеведение развивается в рамках Института Дальнего Востока РАН, Института востоковедения РАН, Института восточных рукописей РАН, Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, а также учебного Института стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова и Восточного факультета СПбГУ. В 1990-х годах в связи с изменением места Китая в мире новые центры по изучению Китая и преподаванию китайского языка возникли во многих вузах Москвы, Санкт-Петербурга, Владивостока, Красноярска, Благовещенска, Казани.

В России создаются филиалы международного Института Конфуция. В стране наблюдается значительное увеличение числа организаций, предоставляющих российскому обществу знания о Китае. Мир становится всё более открытым, Китай становится всё ближе. Аналитические востоковедные исследования в сфере политики, бизнеса, образования, культуры, туризма проводятся многими государственными и коммерческими организациями – для разной аудитории, с разными целями.

Сегодня перед академическим китаеведением стоит непростая задача: убедить общество в том, что актуальные процессы в Китае, формирующие современную действительность, глубочайшим образом связаны с историей и вековой традицией этой страны. Так же, как и на заре своего возникновения, китаеведение направлено на постижение тысячелетнего «культурного кода» не только нашего обновляющегося великого соседа, но и самой России, оно актуально тем, что даёт материал для осмысления будущего и определения перспектив исторического развития человечества

Ирина Попова доктор исторических наук, директор Института восточных рукописей РАН

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Хронология развития российско-китайских отношений: основные даты

«Наилучшие за всю историю». Интервью посла Российской Федерации в КНР Андрея Денисова

Ефим Пивовар: "В центре внимания ВЭФ-2019 была тематика Большой Евразии"

Пленарное заседание Международной научной российско-китайской конференции на ВЭФ

168 лет назад Россия и Китай подписали Кульджинский договор

Александр Лукин: исследователям российско-китайских отношений надо уходить от политики

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Штурм цитаделей. Красная армия против немецких крепостей в 1945 году

3982685689216358693815615.jpg

6 мая 1945 г. в Силезии сложил оружие германский гарнизон Бреслау (ныне – Вроцлав, Польша). 40 тыс. солдат вермахта, СС и фольксштурма сдались советским войскам. Бреслау был не просто осажденным городом: в Силезии окончилась эпопея «фестунгов» — крепостей Третьего Рейха, создание которых стало одной из самых неоднозначных стратегических идей гитлеровского командования за всю войну.

 

Апрельский рубеж. Как ленинские тезисы изменили курс революции

2163745982638568236562398569283652.jpg

Поздно вечером 3 (16) апреля 1917 г. на перрон Финляндского вокзала Петрограда прибыл поезд с особенным пассажиром. После многолетней эмиграции в Россию вернулся лидер левого крыла российской социал-демократии В. И. Ленин (Ульянов).

 

Как русские сатирики отметили столетие Карла Маркса

kjhhfhf373

Сто лет назад, весной 1918 года, в отечественной журнальной сатире появилась тема, очень точно отразившая отношение значительной части русского общества, не принявшей революцию, к тому, что происходило в стране в послеоктябрьские месяцы.

Новости Региональных отделений

Конференция, посвященная 50-летию университетского исторического образования

Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева приглашает Вас принять участие во Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 50-летию университетского исторического образования в Самаре.

 

Открыта мемориальная доска, посвященная Георгиевскому кавалеру Г.И. Соломатину

19 сентября 2019 г. в с. Хопёр Колышлейского района Пензенской области состоялось торжественное открытие мемориальной доски, посвященной Полному Георгиевскому кавалеру Григорию Ивановичу Соломатину.

 

Открылась новая экспозиция Музея обороны и блокады Ленинграда

6 сентября 2019 года состоялось торжественное открытие новой экспозиции Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда, расположенном по адресу Соляной пер., 9.

Трибуна

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

 

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

Новости проектов

Прокрутить наверх