Война. Революция. Исход. Взгляд через окно семейной истории

Революционные события 1917 года в России разделили страну на два противостоящих лагеря. Несмотря на идеологические расхождения, обе стороны по своему социальному составу фактически оказались однородны: офицеры, рабочие, крестьяне и простые солдаты были в рядах и Красной, и Белой армий.

Многие из них попадали в войска в результате мобилизаций, к которым активно прибегали противники в ходе Гражданской войны.

«Вся сила, вся организация и красных, и белых покоилась исключительно на личности старого русского офицера»,

– писал в своих воспоминаниях А. И. Деникин.


По подсчётам специалистов по истории офицерства и Гражданской войны, в рядах обеих армий оказалось не более 70% кадрового офицерства. Что же касается остальных примерно 30% офицерского корпуса, их судьба сложилась по-разному: часть перешла на гражданское положение и рассеялась по территории бывшей Российской империи, часть пропала без вести или дезертировала из воинских частей, часть эмигрировала и т. д.1См.: Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе республики Советов 1917–1920 гг. М.: 1988. Среди историков нет единства мнений о количестве офицеров, попавших на службу к «красным» и «белым», современные исследователи считают, что их соотношение составляло примерно 38% к 42%. С конца 1918 года для Красной армии это соотношение менялось в большую сторону. В центре страны, а также в центрах военных округов в тот период концентрировались десятки тысяч офицеров. Поскольку большевики взяли под контроль регион, где располагались органы центрального военного управления, а также прифронтовую полосу нескольких фронтов и Ставку, значительная часть офицерства таким путем, как бы по инерции, перешла из учреждений старой армии в те же, но видоизменённые органы новой, Красной армии2См.: Ганин А. В. «Россию погубили офицеры Генерального штаба …»? Выпускники Николаевской военной академии между красным, белым и национальным лагерями Гражданской войны 1917–1922 гг. // Николаевская академия Генерального штаба (1832–1918). СПб., 2018. С. 95..

Ядро командного состава противоборствующих сторон составляли офицеры Генерального штаба, бывшие выпускники Императорской Николаевской военной академии. В дореволюционное время окончание этого престижного учебного заведения открывало широкие карьерные возможности. В условиях Гражданской войны возникла особая потребность в профессионально подготовленных организационно-управленческих кадрах. В силу различных причин в конце 1917 – летом 1918 года одни генштабисты оказались на службе в РККА, другие – в составе Белых армий. И тем и другим удалось сделать заметную военную карьеру, однако за «ширмой» карьерных достижений порой скрывались обстоятельства драматических семейных историй. Перед большинством участников Гражданской войны стоял не идейно-политический, а гражданский выбор: остаться приверженцем идеалов «старой» России и с остатками Белых армий эмигрировать за рубеж или стать сторонником новой власти. Это судьбоносное решение на долгие годы «раскалывало» семьи, превращая личные трагедии в символ общей драмы страны…

Испытания революционного времени не обошли стороной трёх братьев Махровых. Участники эпохальных событий – Первой мировой и Гражданской войн, белоэмигрантского исхода, становления новой власти – Пётр, Николай и Василий Махровы не были выходцами из семьи потомственных военных, но с самого детства мечтали о профессиональной военной карьере. Они родились в семье мещан, их отец был родом из Тамбова, где в 1876 году появился на свет старший из братьев, Пётр Семенович. Вскоре после рождения первенца семья переехала на родину матери Эмилии Иосифовны в город Борисов. Там у Петра Махрова родились ещё два брата – Николай и Василий.

С раннего детства вплоть до 1910 года жизненные пути старших братьев, Петра и Николая, тесно переплетались. После окончания Минской классической гимназии Пётр поступил в Виленское пехотное юнкерское училище, в ноябре 1897 года был направлен на службу в 117-й пехотный Ярославский полк, расквартированный в Слониме. Позже Пётр и Николай (выпускник Московского военного училища) вместе несли службу в 119-м пехотном Коломенском полку, находившемся в Минске. В 1902 году успешно сдали вступительные экзамены в Николаевскую академию Генерального штаба, а с началом Русско-японской войны пошли добровольцами на фронт. Удостоенные высоких боевых наград (оба были награждены орденом Святой Анны 4-й степени «За храбрость»), братья вернулись к обучению в академии, окончив её в 1907 году. На два года их пути разошлись, но в 1909 году Пётр и Николай снова встретились в штабе Виленского военного округа, где Пётр служил старшим адъютантом, а Николай – его помощником. Только с 1910 года карьера братьев стала складываться по-разному – Пётр оказался в Севастополе, не имея возможности должностного роста, долгое время «ходил в капитанах», тогда как Николай дослужился до чина полковника.

Ситуацию круто изменила Первая мировая. Оба брата героически сражались на её фронтах, были удостоены высоких наград и званий. В сентябре 1917 года Пётр Семёнович был произведён в чин генерал-майора, «сравнявшись» с младшим братом. Он занимал должность начальника штаба Юго-Западного фронта. Тем временем Николай дослужился к июню 1917 года до чина генералмайора на должности начальника штаба 2-го Сибирского армейского корпуса. Самый младший из братьев, Василий, став кадровым офицером, также прошёл горнило мировой войны. С февраля 1915 года служил на различных должностях в штабах 20-го и 2-го армейских корпусов 7-й армии. В октябре 1917 года ему пришлось по болезни уйти в резерв чинов при штабе Киевского военного округа.

Пётр Махров Василий Махров Николай Махров

Судьба круто изменила жизнь офицерской семьи после октябрьских событий 1917 года и расформирования старой армии. Существует мнение, что средний брат Николай добровольно вступил в ряды РККА, где занимал высокие командные должности (с августа 1918 года – командира 2-й Московской дивизии, затем начальника управления формирований Юго-Западного фронта). Впоследствии Николай Семёнович объяснял свой выбор угрозой расстрела его семьи, которая находилась в «красном» Петрограде. Поступок Николая не вызвал семейного осуждения.

«Мы всем сердцем любили друг друга, – писал в воспоминаниях Пётр Махров, – но судьбой были вынуждены идти один против другого, как враги»3 Махров П. С. В белой армии генерала Деникина: Записки начальника штаба Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России. СПб.: 1994. С. 89..


После окончания Гражданской войны карьера Николая Семёновича по-прежнему складывалась удачно: он служил в штабах Харьковского и Украинского военных округов, получил звание «комбриг», не дожил до рокового 1937 года, умер в 1936-м и был с почестями похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. По-иному сложилась жизнь его братьев. Пётр Семёнович до конца 1918 года был вместе с семьёй в Полтаве. С приближением Красной армии перебрался через Одессу в Крым, где вступил в ряды белой КрымскоАзовской Добровольческой армии, – решение было продиктовано политической и гражданской позицией. Как он отмечал в мемуарах, сама мысль о мобилизации в Красную армию была для него несовместима с чувством национальной гордости и понятием чести офицера.

В дальнейшем генерал Махров исполнял должность начальника штаба Вооружённых Сил Юга России (в марте-июне 1920 года), занимая либеральную позицию среди идеологически разобщённой военной интеллигенции. Объединённая идеями патриотизма и стремлением восстановить российскую государственность на исторических традициях, военная интеллигенция не имела чёткого представления об оптимальной модели государственного устройства России. Неопределенность позиции подменялась идеей непредрешенчества, откладывавшей решение главного государственного вопроса. Либеральные военные и принадлежащий к их числу генерал Пётр Махров выступили противниками «политически туманных» заявлений. 21 апреля 1920 года П. С. Махров представил П. Н. Врангелю секретный доклад с обоснованием предстоящих задач: политическая борьба с большевизмом, принятие федеративной структуры государства, реорганизация армии.

«Мы должны создать армию регулярную и иметь гражданское мужество сознаться, что в настоящее время на регулярную армию Вооруженные Силы Юга России походят очень мало»4Махров П. С. Указ. соч. С. 290. .


Махров предлагал упразднить название «Добровольческая армия»и переименовать сосредоточенные в Крыму части в «Крымскую Русскую Армию». Главным критерием русского офицерства он считал не чины и звания, а верность долгу перед Родиной.

Врангель высоко оценивал личные и профессиональные качества П. С. Махрова, находил его способным, деятельным, знающим офицером, быстрым, гибким, живым, готовым поиграть «демократизмом»5Врангель П. Н. Записки. 1916–1920 годы. М.: 2020. С. 377.. 8 июня 1920 года Пётр Махров был произведен в генерал-лейтенанты, а еще через 8 дней получил назначение в Польшу военным представителем Главного командования ВСЮР при польском правительстве. Перед ним ставилась задача сформировать 3-ю Русскую армию для выступления против «красных» с территории Польши. Но проект не смог реализоваться. До 1924 года Пётр Семёнович оставался в Польше, а в 1925 году вместе с семьёй переехал во Францию. Жил в Париже, затем в Каннах. Скромные средства существования для семьи давал небольшой заработок Махрова от уроков русского и английского языков, репетиторства по физике и математике, публикаций в эмигрантской прессе.

Годы эмиграции повлияли на трансформацию взглядов Петра Махрова на советскую власть, в становлении которой он стал отмечать перспективные изменения. После нападения Германии на СССР Пётр Семёнович немедленно направил письмо полпреду СССР во Франции с просьбой дать возможность уехать в Советский Союз и вступить в Красную армию «хотя бы рядовым». Письмо перехватила немецкая разведка, и Пётр Махров оказался заключенным в концлагере в Берне. Его освободили в декабре 1941 года благодаря усилиям французского генерала Нисселя, с которым Пётр Семёнович ранее сотрудничал в Польше. Но патриотический порыв Петра Махрова повлёк за собой лишение эмигрантского статуса. Только после окончания войны ему удалось восстановить утраченные права. Вдали от родины он прожил долгую жизнь и умер в 1964 году в возрасте 87 лет в Каннах. Там же покоится прах самого младшего из братьев Махровых – Василия.

После революции Василий Семёнович, как и его старший брат, вступил в Добровольческую армию. В ноябре 1918 года сражался в рядах Дроздовской дивизии, а с начала 1919 года служил в штабе Крымско-Азовской армии. При любой возможности Пётр Семёнович старался поддерживать брата. После поражения Белого движения Василий Семёнович эмигрировал в Тунис. Прибывшие зимой 1920–1921 года на кораблях Русской эскадры «белые» эмигранты составили там многочисленную русскую колонию. Неблагоприятные условия побуждали многих быстрее уехать из этой страны, но были и те, кто остался там навсегда. В их числе – Василий Семёнович Махров. К сожалению, его жизнь рано оборвалась, он скончался по болезни 19 октября 1940 года.

С тех пор выросло не одно поколение семьи Махровых. Её потомки, живущие сегодня в России, во Франции и Тунисе, составляют большое семейное древо, устоявшее под трагическими ударами истории.


  1. См.: Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе республики Советов 1917–1920 гг. М.: 1988.
  2. См.: Ганин А. В. «Россию погубили офицеры Генерального штаба …»? Выпускники Николаевской военной академии между красным, белым и национальным лагерями Гражданской войны 1917–1922 гг. // Николаевская академия Генерального штаба (1832–1918). СПб., 2018. С. 95.
  3. Махров П. С. В белой армии генерала Деникина: Записки начальника штаба Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России. СПб.: 1994. С. 89.
  4. Махров П. С. Указ. соч. С. 290.
  5. Врангель П. Н. Записки. 1916–1920 годы. М.: 2020. С. 377.

Текст: Наталья Антоненко,
доктор исторических наук

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

«В борьбе за честь Родины». к 100-летию Русского исхода из Крыма

«Если бы побольше русских людей думали так же…»

«Парагваец с русским сердцем». К 100-летию ухода русской флотилии из Крыма

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Мы в соцсетях

Запись на экскурсии в Дом РИО

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

В Саратове представлена книга известного саратовского учёного о Наполеоне

В Саратове представлена книга известного саратовского учёного о Наполеоне

В музее-усадьбе Н.Г. Чернышевского состоялась презентация монографии крупнейшего специалиста по истории политических процессов в России и Отечественной войны 1812 года Николая Алексеевича Троицкого «Наполеон Великий».

 

В Саратове открылась минивыставка «Тактильный краеведческий атлас»

В Саратовском музее открылась минивыставка «Тактильный краеведческий атлас»

В Саратовском областном музее краеведения открылась выставка тактильных изображений гербов 38 городов Саратовской губернии (области).

 

В Саратове вышла книга об архитектурном наследии города

В Саратове вышла книга об архитектурном наследии города

В Саратовской областной универсальной научной библиотеке состоялась презентация книги-альбома «Саратовская пешеходка. Прошлое, настоящее будущее».

Цех историков

Сердце России. Донецко-Криворожская Советская Республика

1825681258612856125125-5.jpg

Именно так называли Донбасс в годы становления советской власти. Наверное, каждый, кто интересовался историей Гражданской войны, последовавшей после февральской и октябрьской революций, видел этот агитационный плакат, появившийся в начале 1920-х гг.

 

Временное правительство можно было считать революционным

28747246824686486238462846.jpg

Созданное еще до отречения Николая II, Временное правительство и по своей программе, и по обстоятельствам «рождения» в полной мере можно было считать революционным.

 

«Раннесредневековый могильник Заостровье-1 в Северной Самбии»

sambia.jpg

Результаты комплексного исследования раннесредневекового некрополя Заостровье-1 опубликованы в монографии М.М.Казанского, Э.Б.Зальцмана, К.Н.Скворцова «Раннесредневековый могильник Заостровье-1 в Северной Самбии».

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

Monographic

Коллективный портрет немецких политических эмигрантов

Novosti-img/berlin-1945-2015.jpg

В 1933 году после установления гитлеровской диктатуры приблизительно 500 000 немцев пришлось искать спасения вне пределов Германии 1Tischler C. Flucht in die Verfolgung: Deutsche Emigranten im sowjetischen Exil (1933 bis 1945). Münster, 1995. S. 226. . Советский Союз стал убежищем в основном для левой интеллигенции и коммунистов. Последними было образовано в Москве Заграничное бюро КПГ, которое при помощи Коминтерна и руководства СССР получило возможность продолжать антифашистскую деятельность.

 

Россия в ХХ веке: как экономика определяла историю, а история – экономику

В 2019 году при поддержке фонда «История Отечества» вышел документальный фильм «Экономическое чудо».

В 2019 году при поддержке фонда «История Отечества» вышел документальный фильм «Экономическое чудо».

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

Прокрутить наверх