Освобождение Польши от нацистской оккупации – одна из наиболее славных и драматических страниц Великой Отечественной войны. Накал вооружённой борьбы был обусловлен тем, что она велась на главном направлении, по которому разворачивалась германская агрессия на Восток, а затем наносился ответный удар в самое средоточие сил Третьего Рейха. Особый окрас событиям придавало то, что со спасительной миссией советский солдат вступил в пределы державы, древние отношения с которой были отягощены грузом столь же древних – как, впрочем, и недавних! – взаимных счётов, претензий, обид. Более того: накануне и во время эпопеи очищения польской земли от «цивилизаторов» с Запада политические отношения между советским и польским руководством (точнее – между различными группами, претендовавшими на польское национальное лидерство) сплелись в тугой узел.

25 апреля 1943 года в ответ на кампанию, развёрнутую в связи с «катынским делом» польским правительством в Лондоне и польской эмигрантской прессой, советское правительство выступило с нотой о разрыве дипломатических отношений с польским руководством. Речь шла о прекращении официальных контактов только с частью военно-политической элиты, объединившейся вокруг генерала Владислава Сикорского. Взаимодействие с патриотически настроенными поляками, находившимися по ту или другую линию фронта, советские органы не прекращали. Ещё 1 марта 1943 года польскими эмигрантами левой ориентации на территории СССР был создан Союз польских патриотов во главе с известной писательницей Вандой Василевской.

На его основе в июле 1944 года в Москве был создан Польский комитет национального освобождения (ПКНО) – фактически временное национальное правительство. В мае 1943 года началось формирование 1-й Польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко. В неё вошли польские офицеры, отказавшиеся в 1942 году покидать СССР вместе с организованной из интернированных поляков армией генерала Андерса. Командование дивизией принял полковник, затем генерал Зигмунт Берлинг. Это была политически нейтральная фигура, но эмигрантским правительством Берлинг был объявлен изменником. Польская дивизия получила боевое крещение в октябре 1943 года: в боях под белорусским местечком Ленино воинская часть потеряла более четверти личного состава. В марте 1944 года польские части в СССР были развёрнуты в полноценную Первую армию Войска Польского.


Генерал Зигмунт Берлинг


Опубликованные к настоящему времени архивные материалы, в том числе вошедшие в состав издаваемого ныне трёхтомного сборника «Советский Союз и польское военно-политическое подполье. Апрель 1943 г. – декабрь 1945 г.», раскрывают глубинные причины конфликта между Кремлём и правительством Сикорского. Они заключались в радикальном различии взглядов сторон на послевоенное устройство Европы. Ещё в декабре 1941 года И.В. Сталин предложил польским союзникам урегулировать застарелые территориальные разногласия путём компенсации: взамен включённых в состав СССР своих бывших «восточных кресов» (украинских, белорусских и литовских земель) Польша получает восточные территории Германии до реки Одер, значительные части Померании и Восточной Пруссии. Однако часть эмигрантской польской политической элиты по-иному представляла себе будущее: после победы Германии Польша не только сохранит довоенные границы на востоке и присоединённую после «мюнхенского сговора» Тешинскую Силезию, но и приобретёт немецкие земли на западе и всю Восточную Пруссию. Предполагалось также образовать конфедерацию восточноевропейских государств – своего рода новый «санитарный кордон» против большевизма, в котором Польша играла бы первую скрипку, реализовав свой вековой идеал «от моря до моря» …

Все эти «планы» были опрокинуты правдой войны. После разгрома немцев под Сталинградом и на Курской дуге стало ясно: освобождение придёт с Востока, а не с Запада, где союзники всё ещё не открыли Второй фронт. Польское эмигрантское руководство не отказалось от прежних взглядов, но активнее воздействовало на подконтрольное ему военно-политическое подполье в стране для упрочения его националистической, антисоветской ориентации. В отношении немцев «сикорщики» (как их нередко называли советские деятели) чаще всего применяли тактику избирательных диверсий, иногда с гитлеровцами заключались соглашения о нейтралитете и даже содружестве в борьбе против большевиков. Летом 1943 года в Центральный штаб партизанского движения всё чаще приходят сообщения о нападениях польских вооружённых отрядов на советских партизан.


Ванда Василевская – польская и советская писательница, полковник. Фото: Яков Давидзон, РИА Новости


По мере подхода Красной Армии к старым границам Польши некоторые ориентированные на лондонское правительство формирования переходят к прямой вооружённой борьбе уже с регулярными советскими войсками1… Таким образом, к моменту вступления Красной Армии на территорию Польши в июле 1944 года в стране действовали несколько военно-политических сил, каждая из которых имела свои вооружённые отряды. Наиболее острым был антагонизм между партизанскими отрядами Польской рабочей партии (ППР), соединившимися в составе Армии Людовой, и подконтрольной Лондону Армией Крайовой.

Крайне правыми по своей политической ориентации были Народовые Силы Збройные. Защиту интересов крестьянства объявляли своей целью Батальоны Хлопские. Ситуацию осложняло присутствие в крае вооружённых групп украинских националистов, развернувших, начиная с марта 1943 года, жесточайший террор против польского населения (т. н. «волынская резня»). В этих условиях вступление Красной Армии на территорию Польши и установление на освобождённой территории власти ПКНО, позднее преобразованного во Временное правительство Польской Республики, означало спасение страны не только от гитлеровской оккупации, но и от призрака гражданской войны и этноцида. Последней крупной попыткой лондонского правительства (его после гибели в авиакатастрофе Сикорского возглавил Станислав Миколайчик) переломить ход событий в свою пользу стало Варшавское восстание 1 августа – 2 октября 1944 года. Не согласованное с советским командованием выступление вылилось, по словам Сталина, «в безрассудную ужасную авантюру, стоящую населению больших жертв» (из послания У. Черчиллю 16 августа 1944 года). При этом советское руководство оказывало поддержку восставшим на грани и даже за гранью возможностей2… Показательно, что в сложнейшей военно-политической обстановке большинство населения Польши встречало советские войска как освободителей. Об этом говорят архивные данные – в частности, большой комплекс документов, недавно рассекреченный Центральным архивом Министерства обороны (ЦА МО) Российской Федерации. Важно отметить: перед нами – не пропагандистские материалы, а документы внутреннего пользования, призванные максимально точно отразить истинное положение дел.


Генерал Владислав Андерс, глава Правительства Польши в изгнании генерал Владислав Сикорский встречаются с И.В. Сталиным. 3 декабря 1941 года, газета "Правда"


Вот, например, политдонесение начальника политотдела 60-й армии генерал-лейтенанта К. Исаева начальнику политуправления I Украинского фронта генерал-лейтенанту Шатилову (6 августа 1944 год). В тексте подробно передаётся информация о настроениях польских обывателей:

«…поляки ненавидят немцев, полны горячей благодарности Красной армии за освобождение от немецкого гнёта. Сила и мощь Красной армии, её организованность, дисциплинированность бойцов и офицеров поляками крепко чувствуется и высоко оценивается… Бедняки и батраки Польши проявляют большой интерес к внутреннему устройству СССР, к положению рабочих в нашей стране, и некоторые из них откровенно заявляют о своём желании иметь Советскую власть в Польше…».


Солдаты Войска Польского маршируют по улицам города Люблин. Август 1944 года. Фото: Александр Капустянский, РИА Новости


Жители освобождённой Варшавы выражали ненависть к немцам (говорили, что с Берлином надо поступить так же, как германцы обошлись с польской столицей), сердечно благодарили Красную Армию. В докладной записке 7 отдела Политуправления I Белорусского фронта приводятся суждения поляков о Варшавском восстании, в них нет упрёков Красной Армии и советскому руководству: «Большинство жителей вспоминает о восстании с чувством горечи и говорит, что “восстание провалилось потому, что у повстанцев было мало вооружения”».


Маршал Г.К. Жуков, генерал-полковник П.И. Батов и маршал К.К. Рокоссовский на командном пункте в районе польской деревни Модлин. Фото РИА Новости

Примечательно, как менялось настроение польского католического духовенства: настороженность сменилась полным доверием к Красной Армии и новой власти. Начальник политуправления I Украинского фронта в докладной записке Военному совету фронта 24 августа 1944 года констатирует: «В ряде случаев ксёндзы помогают становлению новой власти и даже сами участвуют в ее местных органах». В информационной справке политического управления I Украинского фронта о положении в районах Польши, освобождённых войсками фронта в период наступления с 12 января 1945 года, отмечается, что «в городе Кельце бискуп католической церкви Карчмарчик посвятил богослужение прославлению успехов Красной армии и провоз - гласил многолетие маршалу товарищу СТАЛИНУ… Во всех населённых пунктах, даже тогда, когда в них не было ни одного представителя Красной Армии, само население совершало торжественное погребение погибших воинов-освободителей».

Очень часто сооружение памятников на могилах красноармейцев и попечение о них брали в свои руки местные жители. Какой контраст это составляет с нынешней кампанией в Польской Республике по фактическому уничтожению мемориалов советским воинам! Жители Польши прекрасно отдавали себе отчёт в том, от чего были спасены: не только политдонесения, но и письма солдат открывают жуткую картину гитлеровского рабства – бесправие, неграмотность, побои, унижения, депортации – такова была повседневность «нового порядка».

Командование Красной Армии уделяло особое внимание поведению советских военнослужащих на освобождаемых территориях иностранных государств. Характерен датированный январём 1945 года приказ войскам 2-й Гвардейской танковой армии о строгом запрете на передвижение танков и тракторов по асфальтированным шоссе: так выражалась забота о состоянии дорог в будущей мирной Польше. Документы убедительно свидетельствуют о том, что советский, русский солдат с честью выдержал не только тяжелейшие военные испытания, но и экзамен на нравственную стойкость, моральную чистоту и духовную зрелость.

Автор: Сергей Илюшин

1. На официальном сайте Федерального архивного агентства можно ознакомиться с документальной публикацией «Как польское вооружённое подполье "помогало" Красной Армии разгромить нацистскую Германию. 1944 – 1945 гг.» (http://archives.ru/library/poland-1944-1945/index.shtml).

2. Документальная публикация архивных материалов «Помогал ли Советский Союз варшавским повстанцам?» доступна для всех интересующихся на официальном сайте Росархива (http://portal.rusarchives.ru/vosstanie-warsaw-1944/index.shtml).

ПУБЛИКУЕМ АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ:

Документы из архива Минобороны об освобождении Европы от нацизма

Архивные документы об освобождении лагеря Освенцим

Лагерь смерти Собибор - документы из Центрального архива Министерства обороны РФ

Материалы ЧГК по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Япония в годы Первой мировой войны. Оборонительный союз с Россией

734182547812575412547512445.jpg

В годы Первой мировой войны Япония избежала участия в продолжительных боевых действиях на суше, но сумела из ведущей дальневосточной державы превратиться в великую мировую.

 

ЧСК Временного правительства. Почему не состоялся суд над «старым режимом»

329658263865862385628365862353.jpg

Свержение самодержавной власти, начавшееся в Петрограде 27 февраля 1917 г., сопровождалось арестами видных представителей «старого строя». Первым из них стал бывший министр юстиции И. Г. Щегловитов, незадолго до этого назначенный председателем Государственного совета. 

 

Первые шаги к рынку. Возвращение частных банков в СССР

23586823658623867582365862351.jpg

Одним из самых решительных шагов к рынку в период перестройки стала коммерциализация банковской сферы, начало которой было положено во второй половине 1980-х гг. образованием первых со времен НЭПа кооперативных и коммерческих банков.

Новости Региональных отделений

Конференция, посвященная 50-летию университетского исторического образования

Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева приглашает Вас принять участие во Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 50-летию университетского исторического образования в Самаре.

 

Открыта мемориальная доска, посвященная Георгиевскому кавалеру Г.И. Соломатину

19 сентября 2019 г. в с. Хопёр Колышлейского района Пензенской области состоялось торжественное открытие мемориальной доски, посвященной Полному Георгиевскому кавалеру Григорию Ивановичу Соломатину.

 

Открылась новая экспозиция Музея обороны и блокады Ленинграда

6 сентября 2019 года состоялось торжественное открытие новой экспозиции Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда, расположенном по адресу Соляной пер., 9.

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

Новые материалы

Прокрутить наверх