Историко-документальный просветительский портал создан при поддержке фонда «История Отечества»

Все истории нужны, все истории важны… Профессия: историк

В современной России и системе её высшего образования имеется более 450 различных направлений подготовки и специальностей, а в общей сложности в организациях высшего образования учились (по данным официальной статистической отчётности на конец 2020 года) около 4 миллионов 100 тысяч обучающихся.

При этом непосредственно связано с историческим образованием и подготовкой профессиональных историков только несколько направлений подготовки (на уровнях бакалавриата и магистратуры), а такой уровень высшего исторического образования, как «специалитет», исчез полностью.1 Сведения об организации, осуществляющей образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры (ВПО-1). Официальный сайт Министерства науки и высшего образования Российской Федерации. URL: https://minobrnauki.gov.ru/action/stat/highed/ [дата обращения: 27.04.2021]

Непосредственно с историческим высшим образованием, в соответствии с действующей системой учёта и классификации, связаны следующие направления подготовки: история и археология (46.03.01 и 46.04.01), документоведение и архивоведение (46.03.02 и 46.04.02), антропология и этнология (46.03.03 и 46.04.03). Однако и такие направления подготовки, как история искусств, теория и история искусств, а также некоторые другие, вне всякого сомнения, являются формой подготовки профессиональных историков-исследователей.

В бакалавриате по истории учатся 52,3% женщин, что в целом соответствует ситуации во всей системе высшего образования, но в документоведении и архивоведении доля женщин составляет 71,2%, а у этнологов — 65,8%. В магистратуре мужчин становится больше и они даже оказываются в большинстве (по истории доля женщин составляет 46%).

Исключительно важно для понимания полной картины знать, что каждый третий будущий историк самостоятельно или с помощью своих родителей оплачивает своё образование (в бакалавриате 30,7% платных студентов). Таким образом, они не получают стипендий за счёт федерального бюджета и на них в меньшей степени распространяются различные меры государственной поддержки. Несколько сотен обучающихся оплачиваются из средств бюджетов субъектов РФ, а также несколько сотен обучающихся поступили на условиях целевого приёма, но ни один обучающийся историк не финансируется местными бюджетами.

В абсолютных цифрах подавляющее большинство наших граждан получают высшее историческое образование в бакалавриате в очной форме, но одновременно имеются и заочные, и очно-заочные программы подготовки. Однако дипломы о высшем образовании все они получат аналогичные — государственного образца, и только по количеству зачётных единиц (ЗЕТ) и часов в приложении к диплому работодатели смогут понять, в каком объёме и какой форме проводилась подготовка.


История и археология* Бакалавриат Магистратура
Очная 10 915 2 737
Заочная 1 814 1 176
Очно-заочная 184 107
Итого: 12 913 4 020


* 16 сентября 2020 года был принят ФГОС по археологии и появилось новое направление подготовки с шифром 46.03.04.
Поэтому по данным статистики ВПО-1 за 2020 год будущие археологи ещё «спрятаны» среди историков.


Таким образом, в конце 2020 года в российских университетах и прочих высших учебных заведениях 16 933 человека являлись студентами, обучающимися на образовательных программах по истории на всех курсах. В целом это около 0,4% от численности всего студенчества России.

Много это или мало? Сколько нужно профессиональных историков для страны с населением около 150 миллионов человек?

Несмотря на рост средней продолжительности жизни, самые продуктивные результаты в профессиональном плане достигаются за 35–40 лет после завершения обучения в университете. При сохранении текущих объёмов подготовки профессиональных историков к 2050 году в стране в работоспособном возрасте будет менее 130 тысяч граждан, имеющих высшее историческое образование и способных к активной профессиональной деятельности.

Многочисленные социологические опросы показывают, что интерес к истории и связанным с ней вопросам проявляют миллионы россиян. Каждый второй гражданин РФ, имеющий высшее образование, считает себя знатоком истории, способным к серьёзным аналитическим обобщениям и прогнозам. Однако подавляющее большинство россиян фактически ничего не знают про историю как науку, имеющую свою философию, методику, инструментарий и колоссальное научно-исследовательское наследие, накопленное цивилизацией за несколько тысячелетий. Более того, уровень исторической грамотности населения в целом вызывает серьёзные вопросы. К сожалению, по итогам школьного исторического образования тотальное большинство людей имеют крайне низкий уровень знаний даже в вопросах отечественной истории.2ВЦИОМ выяснил, насколько хорошо люди знают историю России. Аргументы и факты. 14.09.2017. URL: https://aif.ru/society/education/ vciom_vyyasnil_naskolko_horosho_lyudi_znayut_istoriyu_rossii [дата обращения: 27.04.2021]

Очевидно, что менее 0,1% от населения — это крайне низкий показатель потенциального количества специалистов, имеющих высшее историческое образование, способных к профессиональной деятельности в области исторического знания, включая науку, образование и воспитание. Настолько малые цифры позволяют делать крайне негативный долгосрочный прогноз. При сохранении данной тенденции наш народ не будет способен в XXI веке на необходимом уровне обеспечивать сохранение и приумножение исторической памяти, а страна фактически перестанет быть мировой сверхдержавой в области исторического знания. Ведь до сих пор Российская Федерация является одной из немногих стран мира, где проводятся научные исторические исследования самого широкого спектра, как по хронологическому и географическому, так и по проблемному принципу.3В основном в мире концентрируется внимание профессиональных историков на национальной истории, но только в США, Китае и России изучается история всех регионов мира всех известных исторических периодов, а учёные и профессора также исследуют философию и теорию истории, развивают специальные исторические дисциплины. В России, помимо военно-политической истории, изучаются гендерные аспекты, история труда и рабочего движения, история элит, интеллектуальная история, когнитивные, бытовые и прочие аспекты исторической памяти. Великобритания, Франция и ФРГ продолжают ещё сохранять элементы своего былого величия в области исторического знания, но всё больше фокусируются на тематике национальной истории.

И тем не менее, на самом деле наиболее важны не количественные, а качественные показатели. «Не числом, а умением!» — это крылатое выражение, ставшее благодаря Александру Васильевичу Суворову девизом для многих русских побед, имеет ключевое значение и в области исторической профессиональной подготовки. Однако именно оценка качества является самой трудной проблемой для исследования и анализа, а любые выводы всегда могут быть легко признаны субъективными и недостоверными. Поэтому в этой статье не будет никаких выводов, предложений или рекомендаций, а состоится только анализ процессов в исторической ретроспективе.

История в нашей стране на протяжении многих десятилетий была «служанкой партийной политики», что накладывало сильный отпечаток на методику и формы подготовки историков, которые в основном рассматривались в советский период в качестве идеологических работников и пропагандистов. Историческая наука и историческое образование были закованы в достаточно жёсткие марксистско-ленинские рамки. Несмотря на все внешние ограничения, историческая наука продолжала свое развитие, сохраняя традиции, развивая международные связи и сотрудничество с иностранными учёными-историками.

При этом в Советском Союзе была внедрена практика использования единого учебного плана, позволявшего обеспечивать высокий уровень высшего образования в целом по стране во всех высших учебных заведениях. Основная конкуренция между историческими факультетами страны была за учёных и преподавателей, способных на качественно более высоком уровне преподавать, изучать и обучать типовым дисциплинам в заданных объёмах. Вариативность подготовки исторических кадров имелась на уровне специализации и различных профилей, ориентированных на ту или иную отрасль экономики страны. Фактически подготовка кадров осуществлялась по модели 3+2, где в первые три года проводилась фундаментальная общепрофессиональная подготовка, а в течение последующих двух лет формировалась специализация. Удобство подобной модели заключалось также в том, что студенты могли практически без каких-либо значительных проблем переводиться с одного исторического факультета на другой при сохранении курса обучения. В итоге в стране появлялись специалистыисторики, которые способны были решать широкий круг профессиональных задач — от работы в школах учителями истории до проведения научных исследований на мировом уровне.4Необходимо отметить, что большинство кандидатских диссертаций, подготовленных в аспирантурах, значительно превосходили по уровню и качеству PhD in history ведущих мировых университетов.

В 1990-е годы началась эпоха глобальных перемен и трансформаций в высшем историческом образовании. Отказ от марксистско-ленинской идеологии привёл к необходимости модернизации всей системы высшего исторического образования, но в условиях глубокого экономического и политического кризиса государство не было способно выделить необходимые для данной работы ресурсы. В итоге было принято решение отказаться от типовых учебных планов, дать высшим учебным заведениям «свободу» в формировании учебных планов и образовательных программ, в выборе дисциплин и их объёмов, в подборе профессорско-преподавательских кадров, но в рамках федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС).

Однако уровень знаний и квалификации постсоветской профессуры по истории в основной массе по стране был неудовлетворительным для современных условий, так как их профессиональное формирование происходило в условиях серьёзных информационных и идеологических ограничений. Несмотря на успешную практику массового повышения квалификации профессоров, доцентов и преподавателей региональных вузов на базе научно-исследовательских институтов Российской академии наук, реализованную в начале 1990-х годов в формате Республиканского центра гуманитарного образования5В 1998 году преобразован в Государственный университет гуманитарных наук, а после 2008 года — в Государственный академический университет гуманитарных наук. , в целом профессиональные историки были предоставлены сами себе, вынужденные самостоятельно решать свои проблемы и выживать в профессиональном плане.

В результате историческое образование для студентов неисторических специальностей и направлений подготовки практически исчезло или деградировало, а профессиональная историческая подготовка на исторических факультетах во многом атомизировалась. Вне всякого сомнения, важную роль в повышении качества высшего исторического образования и сохранении лучших традиций сыграло Учебно-методическое объединение (УМО) по истории, которое работало на базе лучшего исторического факультета в стране в МГУ им. М.В. Ломоносова. Однако в целом развитие исторического образования и его качество во многом стали зависеть от личностей и профессионализма конкретных учёных и профессоров, что в целом стимулировало развитие исторической науки и образования в ряде регионов, но зачастую приводило к их полному упадку там, где местные власти или руководство образовательных организаций не уделяли достаточно внимания вопросам истории.

Решение о включении России в так называемый Болонский процесс привело к отказу от специалитета как уровня и формы подготовки профессиональных кадров в области исторического знания, с переходом на двухуровневую систему профессиональной подготовки — бакалавриат (4 года) и магистратура (2 года).6При этом необходимо понимать, что в 2020 году в России в специалитете (5+ лет обучения) по сотням специальностей продолжают обучаться более 600 тысяч человек.

В результате высшее историческое образование в стране оказалось в крайне неоднозначном и сложном положении. Администраторы и методисты большинства организаций высшего образования очень остро почувствовали общественные представления о бакалавриате, как достаточном базовом уровне высшего образования, после которого молодёжь уже «созрела» для взрослой и самостоятельной жизни. Руководствуясь желанием сохранить кадровый профессорско-преподавательский состав и превратить бакалавриат в законченное высшее образование, учебные планы специалитета стали сжимать в четырёхлетний образовательный цикл. Такая массовая практика закономерно привела к снижению количества часов на изучение практически всех исторических дисциплин, а также усложнила задачу по формированию содержательной части магистерских образовательных программ, ещё более снизив их привлекательность для выпускников бакалавриата. В результате только каждый второй продолжает обучение в магистратуре, а 50% остаются фактически с незаконченным высшим историческим образованием.

Перегруженность историческими фактами и событиями на уровне бакалавриата не позволяет во многих случаях сформировать комплексное полноценное представление об истории как Науке. А полученная многими студентами в бакалавриате историческая информация не формирует системное представление об историческом знании и особенностях его функционирования в государствах и обществах.

Понимание текущей динамики по снижению качества исторической подготовки в высшем образовании привело к «гонке стандартов». Практически каждые 2–3 года происходит смена поколений ФГОС (ФГОС-2, ФГОС-3, ФГОС-3+, ФГОС-3++; и на повестке дня стоит внедрение ФГОС-4), что негативно сказывается на настроениях в профессорско-преподавательской среде. Ведь любая смена государственного стандарта предполагает серьёзную и объёмную работу по переоформлению всей нормативно-правовой и учебно-методической документации, которая во многом ложится на плечи преподавателей. Тем не менее при этом не происходит качественных изменений, так как качество прежде всего зависит не от «стандарта», а от уровня квалификации и профессионализма исполнителей.

Одновременно мы наблюдаем стремительное развитие исторических наук в мире. Расширяется круг их исследовательских задач, совершенствуются методика и инструментарий научного поиска, появляются новые научные направления и школы, в том числе использующие возможности современных цифровых технологий.

Современный историк — это не просто архивный или библиотечный человек книги, не просто генератор или транслятор неких знаний про разные истории в массы или профессиональные сообщества, а специалист, владеющий широким научным арсеналом и методиками работы с информацией, полученной из многочисленных источников, включая не только традиционные носители информации, но и цифровые. В современном мире всё большую актуальность получают проблемы, связанные с исторической политикой, исторической памятью, сохранением и приумножением национального наследия, требующие даже не междисциплинарных подходов, а конвергенции наук.

В XXI веке профессиональному историку недостаточно получить доступ к фондам одного или двух архивов, а необходимы навыки всестороннего анализа источников на предмет их подлинности и достоверности, исключительно нужны умения работать с цифровыми базами данных, важны способность ориентироваться во всё увеличивающихся big data о деятельности человечества, человеческих обществ и сообществ, знания об особенностях психологии человека, специфике функционирования памяти и т.д.

Темпы развития исторических наук, включая этнологию и этнографию, археологию и прочие научные направления, связанные с изучением прошлого человека, обществ и государств, привели к расцвету и разнообразию научных школ. В таких условиях высшему историческому образованию на базовом уровне сложно своевременно реагировать на изменяющиеся условия. Однако у Истории, как и у любой древней и комплексной науки, имеется мощный теоретический и методологический фундамент, и только овладенние им позволяет молодому поколению историков проводить исторические исследования на мировом уровне.

Денис Фомин-Нилов, кандидат исторических наук,
ректор Государственного академического университета гуманитарных наук

Вестник «ВОРОНЦОВО ПОЛЕ», №2/2021

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

22 июня и ценностный язык российской политики. Война и память

С. Кудряшов о проекте посвящённом истории ВОВ. Оценить готовность, подсчитать потери

Первое заседание Комиссии РИО по вопросам высшего исторического образования

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Поиск по сайту

Мы в соцсетях

ЗАПИСЬ НА ЭКСКУРСИЮ

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

Турнир «Воины духа» к 642-ой годовщине победы в Куликовской битве

Турнир «Воины духа» к 642-ой годовщине победы в Куликовской битве

Отделение Российского исторического общества в Республике Марий Эл приняло активное участие в организации и проведении турнира «Воины духа» в честь 642-ой годовщины победы русского воинства в Куликовской битве.

 

Конференция «Приграничное сотрудничество: исторические события и современные реалии»

Конференция «Приграничное сотрудничество: исторические события и современные реалии»

В середине сентября этого года в г. Чита состоялась международная научно-практическая конференция по программе ежегодных конференций «Приграничное сотрудничество: исторические события и современные реалии».

 

В Саратове вышла аудиоверсия очерка, написанного членом РИО

В Саратове вышла аудиоверсия очерка, написанного членом РИО

Отделом издательских и медиатехнологий при Саратовской областной специальной библиотеки для слепых» в специальном формате издан военно-документальный очерк «Училище, которого не было», написанный ответственным секретарём отделения РИО в Саратовской области Юрием Каргиным и опубликованный в балаковской газете «Суть».

Цех историков

ЧСК Временного правительства. Почему не состоялся суд над «старым режимом»

329658263865862385628365862353.jpg

Свержение самодержавной власти, начавшееся в Петрограде 27 февраля 1917 г., сопровождалось арестами видных представителей «старого строя». Первым из них стал бывший министр юстиции И. Г. Щегловитов, незадолго до этого назначенный председателем Государственного совета. 

 

Небесный заступник Твери - cвятой благоверный князь Михаил Тверской

817563162659182598619256891625125.jpg

О том, как в Твери чтут память святого благоверного князя Михаила Ярославича Тверского, рассказывает Георгий Николаевич Пономарёв, актёр и режиссёр Тверского академического театра драмы, заслуженный артист Российской Федерации, почётный гражданин Твери, создатель моноспектакля «Михаил Тверской», автор многочисленных научных и художественных работ о великом князе, бессменный председатель Общества Михаила Ярославича Тверского.

 

Андрей Григорьевич Костиков: судьба в изломах эпохи

Андрей Костиков: судьба в изломах эпохи

Первым звание Героя Социалистического Труда во время Великой Отечественной войны было присвоено Андрею Григорьевичу Костикову (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1941 года – ГА РФ. Р-7523. Оп. 4. Д.53. Л. 198).

Трибуна

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

Monographic

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Россия в ХХ веке: как экономика определяла историю, а история – экономику

В 2019 году при поддержке фонда «История Отечества» вышел документальный фильм «Экономическое чудо».

В 2019 году при поддержке фонда «История Отечества» вышел документальный фильм «Экономическое чудо».

Прокрутить наверх