«Вся жизнь и один день»…

О работе над скульптурным изображением П.А. Вяземского, памятник которому был установлен во дворе РИО 23 декабря 2019 года, рассказывает автор скульптуры действительный член Российской академии художеств, заслуженный художник Российской Федерации Леонид Баранов.

— Леонид Михайлович, как признанный автор исторического портрета, Вы сами не раз замечали, что в первую очередь Вам интересны личности XVIII–XIX веков. Скажите, почему именно этот период? Что Вы чувствовали, приступая к новой работе? Какую роль здесь играет симпатия к конкретному историческому персонажу?

— Симпатия – это всегда со знаком плюс, а интерес может быть и со знаком минус. Конечно, в случае с Вяземским это интерес со знаком плюс. Но чем он конкретно вызван – объяснить невозможно. Я интересуюсь всеми людьми, которые жили в ту эпоху, причем интерес этот обусловлен не личными заслугами или иными проявлениями. Вся эта интересующая меня историческая линия, связующая эпоху, началась с Пушкина, Суворова, Ломоносова. Выстраивая её, начинаешь понимать, что по Невскому с Пушкиным рядом и Гоголь ходил, и другие таланты своего времени...

— То есть можно сказать, что к Вяземскому Вы пришли через Пушкина?

— Естественно.

— Как формировался его образ?

— Скульптурное изображение формируется из впечатлений, которые я приобретаю из разных источников. К представлению о деталях внешности добавляются сведения о том, что эти люди сделали, что их волновало, о чём они говорили. Главное – это первое впечатление. Бывает, начинаешь работать над образом, а в процессе он становится неинтересным, и ты теряешь эту связь с объектом. А бывает, что процесс увлекает тебя полностью. Если говорить о Вяземском, то я опирался в первую очередь на его портретные изображения. В данном случае их было много. Но каждый художник добавляет что-то своё. У каждого – свой Вяземский. И у меня Вяземской – тоже свой.

— Какое значение для скульптуры имеет выбранная поза? О чем она говорит? Многие из тех, кто видел скульптуру, так или иначе обратили внимание на характерную позу, уловив в ней некий символ, характер…

— Каждый при взгляде на скульптуру увидит, прочувствует, почерпнёт что-то своё. А с позой всё очень просто. Есть документальное изображение, где Вяземский именно так стоит, и я решил опереться на это свидетельство.

— Не сковывает ли безоговорочное следование источнику свободы творчества? Работа над историческим портретом накладывает какие-то ограничения?

— Думаю, что степень документальности должна быть максимальной. Исторический образ просто должен быть узнаваемым. И это ни в коем случае не ограничение, а следование человеческой, исторической правде.

— А настроение, с которым Вы приступаете к работе, имеет значение?

— Знаете, в моем возрасте уже не спрашивают, хочется тебе работать или нет, есть настроение или нет. Единственное условие – чтобы сегодня были силы, чтобы встать и делать свое дело… Так вставай и делай!

— Вы как-то сказали, что на создание скульптуры уходит «вся жизнь и один день». То есть, это достаточно длительный процесс, а раз так, то образ неизбежно должен претерпевать трансформации?

— Да, у меня работа над скульптурами длится по многу лет. Бывает, что вещь делается не сразу, а мелкими движениями: начал работу, а потом вернулся к ней через год, два, три, десять… Здесь всё очень сильно зависит от характера исполнителя. Я несколько раз попробовал ускорить процесс, но работа от этого стала только хуже. Даже когда произведение стоит абсолютно готовое, в бронзе, всё время смотришь и думаешь: наверное, кое-что надо было сделать подругому…

— Почему Вы работаете именно с бронзой? Чем это обусловлено?

— Дело в конфигурации. Подобного рода скульптуру сделать не из чего другого, кроме бронзы, невозможно чисто технологически. К тому же для такого материала, как камень, здесь слишком много мелких выступающих деталей, которые могут отколоться, отбиться…

— Вы говорили, что специально не покрываете скульптуру лаком, чтобы она жила, менялась.

— Да, я считаю, что бронза этого не требует. Например, железо, если его не красить, через 200 лет просто исчезнет. В данном же случае – сама бронзовая патина, или коррозия, является предохранительной корочкой, защитой. Поэтому бронза египетских времён и сохранилась в первозданном виде: где бы она ни находилась – позеленела, и только. Этот слой образуется веками. Если покрыть бронзовую скульптуру лаком, то она тоже будет под защитой, но не будет меняться. И более того: этот лак появился примерно лет тридцать назад. И что будет с покрытой им скульптурой через несколько веков – никто не знает...

— Бывает такое, что в мастерской Вы работой довольны, а то, как она вписалась в ландшафт, в пространство, Вам не нравится?

— Прежде всего, такого, чтобы мне моя скульптура понравилась, я просто не знаю. Никогда не нравится…

— А как автор считаете ли Вы, что Ваша работа гармонично смотрится во дворе Дома РИО?

— Это, скорее, вопрос к архитектору, Владимиру Степановичу Кереметчи, который рекомендовал меня в качестве скульптора. Ведь именно он руководил реставрационными работами в усадьбе на Воронцовом поле и сформировал то органичное пространство, в котором поместилась скульптура.

Беседовала Анна Хрусталёва

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Георгий Максимилианович Маленков - из сумрака забвения…

Презентация книги «Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.»

«Мост между Россией и странами Востока». Об истории общества Российского востоковедения

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Привычное чудо. «Дорожная карта» крымской истории

73265762376523685682365-3.jpg

Очевидная даже для непрофессионального наблюдателя мысль, что Крым – это «привычное чудо», удивительное сочетание пластов истории, особенностей географии и культурной специфики, «сама собой» существует в обыденном сознании, не требуя, казалось бы, доказательств и пояснений.

 

Новый образ старого соседства. Русско-японские отношения

12568912985691825986129856-2.jpg

Какие события и процессы прочнее всего формируют образ соседа и соседства в историческй жизни народов, государств, культур? Можно ли "работать" с этим образом во имя сохранения мира и развития дружественных, партнерских отношений - вопреки их исторической "нагруженности" памятью о конфликтах и войнах?

 

Временное правительство можно было считать революционным

28747246824686486238462846.jpg

Созданное еще до отречения Николая II, Временное правительство и по своей программе, и по обстоятельствам «рождения» в полной мере можно было считать революционным.

Новости Региональных отделений

В ЮФУ прошел Межрегиональный исторический форум

В ЮФУ прошел Межрегиональный исторический форум

23 и 24 сентября на базе Южного федерального университета начал работу межрегиональный исторический форум «Без срока давности: трагедия мирных жителей в годы Великой Отечественной войны».

 

В Архив новейшей истории Ульяновской области поступило новое оборудование

В Архив новейшей истории Ульяновской области поступило новое оборудование

По словам Министра искусства и культурной политики Ульяновской области Евгении Сидоровой, оцифровка собственных фондов и наполнение электронными копиями баз данных является актуальной задачей для архивов и библиотек региона.

 

Архив новейшей истории разработал уроки исторической памяти

Архив новейшей истории разработал уроки исторической памяти

Уроки разработаны для учащихся школ на основе документов из фондов Государственного архива новейшей истории Ульяновской области.

Трибуна

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

Monographic

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Небесный заступник Твери - cвятой благоверный князь Михаил Тверской

817563162659182598619256891625125.jpg

О том, как в Твери чтут память святого благоверного князя Михаила Ярославича Тверского, рассказывает Георгий Николаевич Пономарёв, актёр и режиссёр Тверского академического театра драмы, заслуженный артист Российской Федерации, почётный гражданин Твери, создатель моноспектакля «Михаил Тверской», автор многочисленных научных и художественных работ о великом князе, бессменный председатель Общества Михаила Ярославича Тверского.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

Прокрутить наверх