Противостояние индийской революционной ассоциации и представителя Коминтерна М.Н. Роя в Ташкенте в 1920–1921 гг. Попытки Советской России создать Восточный фронт мировой революции в 1920–1921 годах все еще недостаточно изучены как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Реальная (практическая) работа на местах (в Туркестане и в Закавказье) не получила достаточного освещения к настоящему моменту.

Хотя именно по активности Коминтерна в приграничных государствах можно определить масштабы и степень реализации планов большевиков в Азиатских странах. Изучение архивных материалов позволяет продвинуться в изучении такой важной проблемы, как взаимодействие коминтерновских представителей с восточными националистами.

Приступая к созданию «антибританского фронта» в Азии, Коминтерн в 1920 г. создал Ближневосточное (Ташкентское) бюро, целью которого была подготовка социалистических революций в сопредельных Туркестану странах Востока. Одним из руководителей этого органа был назначен индийский коммунист Манабендра Натх Рой, деятельность которого привела к фактическому провалу антибританских операций Коминтерна на Среднем Востоке.

Работа М.Н. Роя в Ташкенте шла параллельно с деятельностью Индийской революционной ассоциации, филиал которой существовал на тот момент в этом городе с лета 1920 г. Ассоциация была создана в Кабуле в начале 1920 г., возглавлявшим ее Абдур Раб Баргом и Тимуралом Ачарией Персиц М.А. Революционеры Индии в Стране Советов: У истоков индийского коммунистического движения 1Персиц М.А. Революционеры Индии в Стране Советов: У истоков индийского коммунистического движения (1918–1921) / АН СССР. Ин-т междунар. рабочего движения. М., 1973. С. 47..


Манабендра Рой (মানবেন্দ্র নাথ রায়). Политик, философ, автор, писатель, революционер.

В Кабуле Ассоциация действовала всего несколько месяцев. Ее целью была подготовка революционных кадров, установление контактов с национально-освободительным движением в Индии и в конечном счете установление в Индии независимого государства2Девяткина Т.Ф., Егорова М.Н., Мельников А.М. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. М., 1978. С. 56.. В эту организацию входили люди, значительно отличающиеся друг от друга как по уровню культурного и политического развития, так и по социальной принадлежности.

В июне 1920 г. афганское правительство под давлением англичан членов Ассоциации выслало из Кабула в Ташкент. Среди высланных были глава Ассоциации Абдур Раб, два его секретаря, 12 дезертиров из английской армии, а также значительное количество мелких торговцев и ремесленников. Кроме указанных лиц, в группе были два представителя белуджских племен. Подавляющее число членов Ассоциации, высланной из Кабула, кроме Ачарии, являлись мусульманами, многие из них были неграмотны3Персиц М.А. Указ. соч. С. 48..

В середине лета 1920 г. члены Ассоциации во главе с Абдур Рабом прибыли в Ташкент, где им была устроена торжественная встреча. В июле 1920 г. группа Абдур Раба объединилась с Индийской секцией Совета интернациональной пропаганды (Совинтерпроп), сохранив определенную самостоятельность4Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 58.. Эта организация и ее работники занимались налаживанием каналов связи с восточными странами, сопредельными для Российского Туркестана, проводили агитационную деятельности в Бухаре и Персии, сотрудничали с иранской партией «Адалет», имевшей 35 отделений в Средней Азии. В Ташкенте абдурабовцев ждало разочарование, т. к. Совинтерпоп не уделял организации «закордонной» деятельности должного внимания, в связи с нехваткой средств, а также потому, что его сотрудники не имели опыта такой работы5Кудухов К.С. Организационная структура и главные направления деятельности Туркестанского бюро Коминтерна в начале 1921 г. / К.С. Кудухов // Pro nunc. 2011. № 1 (10). С. 186..

Ассоциация, оказавшись в Ташкенте, несмотря ни на что рассчитывала на помощь Москвы и Коминтерна в подготовке «революции» против английских колонизаторов. В августе Абдур Рабом была разработана «Политическая программа Индийской революционной Ассоциации». В этом документе главной целью провозглашалось необходимость ликвидировать «постыдное иностранное господство и учредить вместо него независимое национальное правительство»6Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 59.. В программе говорилось, что «освобождение Индии может быть достигнуто не иначе, как путем объединения сотрудничества всех угнетенных наций против общего врага человечества – “Британского” империалистического правительства».

Как и многие другие документы революционных эмигрантских групп, программа предполагала освобождение Индии при помощи внешних сил. Она явно преувеличивала значение освобождения Индии для международного революционного движения и мировой революции, заявляя, что «индийский вопрос не является национальным, он представляет собой вопрос международный».

С объединением Революционной Ассоциации и секции Интерпропа, а затем приездом Роя возник центр индийской революционной эмиграции в Ташкенте, в котором вскоре начались серьезные разногласия.

Главные разногласия были не столько в целях и программах этих органов, сколько в личных претензиях к друг другу. В одной из телеграмм Туркбюро от 11 марта 1921 г. говорилось, что разногласия связаны с тем, что программа группы Роя и Мукерджи в точности соответствует директивам II конгресса Третьего Интернационала, тогда как группа Абдур Раба занимается лишь «панисламистской пропагандой», а не коммунистической7Российский государственный архив социально-политической истории (далее – РГАСПИ). Ф. 495. Оп. 68. Д. 1. Л. 14.. Сам Рой в одном из своих писем В.И. Ленину писал, что индийский народ сможет объединиться только на «экономической почве» и выступить частью мировой революции вместе с Коммунистическим Интернационалом, не опираясь на проповеди национально-религиозных проповедников и всяческие предрассудки»8РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 5. Л. 1а.. Абдур Раба он считал «сомнительным персонажем», который лишь саботирует всю работу «интригами или другими средствами антикоммунистической и религиозной пропаганды»9Там же.. Мукерджи, сообщая Рою об обстановке в Ташкенте в его отсутствие, писал, что не желает работать с Абдур Рабом, считая его «английским шпионом» и провокатором10Там же. Д. 8. Л. 119.. Сам Мукерджи даже был готов покинуть Ташкент, если Коминтерн «нас заставит работать совместно с этими двумя людьми»11Там же. Л. 119 об..

В действительности многое из того, что Рой должен был брать в расчет как человек, на которого была возложена вся индийская работа в Ташкенте, он по какой-то причине не замечал. Т. Ачария не без основания обвинял его в том факте, что Рой не считался с теми индийскими революционерами, которые были на стороне «некоммунистической» или «националистической», даже если они принадлежали к «интеллигенции и военным кругам Индии»12Там же. Д. 8. Л 16.. В свою очередь Рой обвинял индийских эмигрантов в следующем: «…находясь под нездоровым влиянием, они отказались выполнять какую бы то ни было работу, кроме Индусской революционной работы. Некоторые интриганы говорили, что их отдают в рабство, что их заставляют делать черную работу, потому что они не коммунисты, что никто, кроме коммунистов, не встретит поддержки и сочувствия со стороны России»13Там же. Д. 4. Л. 1 об. – 2.. Он подчеркивал, что желает сделать из эмигрантов скорее не коммунистов, а «хороших революционеров с ясным пониманием задач»14Там же. Л. 2..

Тем, кто не хотел получать политическое образование, было предложено отправиться на работу, для того чтобы прекратить вести «паразитарный образ жизни», ожидая помощи от России.

От имени Туркбюро индийским эмигрантом было обещано, что как только они пойдут на работу, им будут выделены продовольственные пойки, организованы классы, лекции, читальни и т. д., чтобы помочь им выжить в трудных условиях и способствовать их умственному и политическому развитию. Также было обещано, что после нескольких часов ежедневной работы эмигранты получат необходимую теплую одежду, удобное помещение, и все, что необходимо для революционного и политического воспитания. Планировалось, что если вести работу по этому пути, то через полгода Туркбюро будет располагать некоторым числом хорошо подготовленных революционеров15РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 4. Л. 1..

Ассоциация и Ревком, во главе с М.Н. Роем, по-разному определяли характер, предстоящей в Индии революции, и способы ее организации. Рой от имени Коммунистической партии Индии (КПИ) в Ташкенте считал эту революцию – социалистической, а Абдур Раб, глава индийской революционной ассоциации, проповедовал противоположные принципы, считая, что на их родине возможна лишь политическая революция, т. е. национально-освободительная.

Рой всеми мерами старался лишить индийскую революционную ассоциацию, функционировавшую в Ташкенте до его приезда, какой-либо самостоятельности, чтобы монополизировать «индусскую работу». С этой целью им был создан индийский революционный комитет в Ташкенте. В него для придания представительности 18 декабря 1920 г. был кооптирован Абдур Раб Барг, но это не меняло сущности тактики М.Н. Роя, стремившегося любой ценой развалить Индийскую революционную ассоциацию16Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 74..

В ноябре 1920 г. индийские коммунисты разработали проект программы Временного центрального революционного комитета (Ревком) и 1 декабря опубликовали его. Проект программы содержал, в общем, те же установки Роя на непосредственную социалистическую революцию. В документе было сказано, что Ревком «предпринимает шаги для объединения различных революционных элементов с общей целью свержения иноземного империалистического владычества»17Персиц М.А. Указ. соч. С. 129.. Но вслед за тем выдвигались такие политические и экономические требования, которые полностью исключали перспективу объединения с Ассоциацией Абдур Раба.

В программе имелся пункт о том, что Ревком предпринимает меры «к объединению всех революционных элементов для общей цели свержения иностранного империалистического господства». Но этот вопрос оставался открытым, поскольку не признавал прогрессивность деятельности буржуазно-националистических организаций в Индии, а во всем антиимпериалистическом движении усматривал лишь борьбу рабочих и крестьянских масс18Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 75..

Программа предусматривала революцию, в результате которой будет провозглашена временная диктаторская власть Ревкома, состоявшего из одних коммунистов, ликвидирована национальная буржуазия и установлена, в конце концов, власть пролетариата. Подобный документ никак не мог стать основой для организации единого фронта различных антиимпериалистических сил Индии. Однако Рой и его группа совершенно не понимали этого и считали, что их программа «заключает в себе [лишь] минимальные требования социальной революции, а также столько буржуазного реформизма, сколько необходимо… для современно индийского общества»19Цит. по: Персиц М.А. Указ. соч. С. 130..

Индийская революционная ассоциация проповедовала в своей «Программе» противоположные принципы. По мнению Абдур Раба, в Индии могла быть в ближайшее время лишь политическая революция, т. е. национально-освободительная, и только после этого, и только при определенных условиях можно будет приступить к подготовке социалистического переворота.

В программе говорится: «Индия может быть свободной только через достижение чистого и истинного социализма» и что Ассоциация всеми возможными средствами «будет убеждать индийскую общественность принять социализм как единственный путь к спасению Индии и всего мира»20Там же. С. 52.. Ассоциация была готова защищать и «проповедовать социалистические идеалы», так как их понимала на данный момент.

Что касается проблем предстоящей в Индии революции, ее характера, движущих сил и этапов развития, то в «Политической программе» Ассоциации они представлены очень туманно. На этот счет сказано в ней только то, что социальная и политическая революции должны происходить одновременно и что «необходимо, чтобы социальная революция шла рука об руку с революцией политической»Политическая программа Индийского революционного общества [август 1920 г.], № 23 // Советская Россия в борьбе за «афганский коридор» (1919–1925): Сборник документов / Ю.Н. Тихонов. М., 2017. С. 118.

Можно предположить, что взгляды членов Ассоциации стали такими, поскольку они предполагали, что в результате социальной революции Индия, возможно, возродит и использует староиндийские общинные социальные институты и при помощи революции политической учредит независимую Федеративную Советскую Республику, с защитой прав всех трудящихся крестьянства22Там же. С. 119.. В результате вся система «социалистических» построений «Политической программы» Индийской революционной ассоциации оказалась явно необоснованной.

В своем программном письме в Совет интернациональной пропаганды от 22 августа 1920 г. Абдур Раб Барг писал, известно, что «Индия и только Индия является опорой и оплотом первой капиталистической и империалистической империи в мире. И когда эта опора будет убрана, то вся империя разлетится как карточный домик»23Цит. по: Персиц М.А. Указ. соч. С. 50..

Преувеличивая международное значение Индии, Ассоциация доказывала правомерность своего положения о том, что освобождение Индии есть дело всех народов мира. «Долг Ассоциации, – говорилось в “Политической программе”, – состоит в том, чтобы призвать все народы мира, угнетенные и свободные, участвовать в освобождении Индии во имя своих собственных интересов и интересов всего человечества»24Политическая программа Индийского революционного общества [август 1920 г.], № 23 // Советская Россия в борьбе за «афганский коридор» (1919–1925): Сборник документов / Ю.Н. Тихонов. М., 2017. С. 116–117; Тихонов Ю.Н. Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена. М., 2007..

В целом члены Ассоциации и некоторые другие индийские национальные революционеры считали, что Индия должна быть освобождена Советской Россией при поддержке независимых пограничных племен25См. подробнее: Тихонов Ю.Н. Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена. М.; Липецк, 2007.. Делая ставку на чисто военное освобождение Индии внешними силами, Ассоциация не понимала роль пропагандистской и организаторской работы в массах. Один из двух секретарей Ассоциации, Амин Фарук, впоследствии (22 июня 1921 г.) вспоминал: «Ассоциация не верила в пропаганду, а считала необходимой только активную работу», которую советская власть якобы не поддерживала26Персиц М.А. Указ. соч. С. 51..

Очевидно, что советская власть была не согласна с идеей военного похода в Индию без подготовки условий для социалистической революции. К тому же Ассоциация ясно давала понять, что вся помощь, которая будет ей оказываться, должна не принуждать ее проводить «политику тех держав, которые окажут ей помощь. Никакая помощь не может быть принята в качестве долга. Она может быть принята только как добровольный дар»27Там же. С. 52..

М.Н. Рой и его группа вели активную агитационную работу среди индийцев в Ташкенте и Бухаре. Причем главной ее целью было убедить эмигрантов в том, что национальная революция не сможет принести освобождения трудящимся от местных эксплуататоров, которые ни чем не отличались от английских. Рой в своих мемуарах описывает, как он вел пропагандистскую работу: «Я не рассказывал им все о коммунизме, я лишь говорил им, что изгнание Англии из Индии не будет революцией, ибо вместо иностранных эксплуататоров останутся эксплуататоры туземные. Я объяснял социальный смысл настоящей революции.

Чтобы быть достойной того труда, который будет затрачен на ее свершение, революция… должна быть только коммунистической»28«M.N. Roy’s Memoirs». С. 464..

В целом агитационная работа по созданию коммунистической организации в Средней Азии, нужная сама для Коминтерна, в данном случае была направлена против политических устремлений национальных революционеров, дискредитировала и в большей мере оскорбляла их идеалы29Райков А.В. Национально-революционные организации Индии в борьбе за свободу, 1905–1930 гг. М., 1979. C. 143..

Пропаганда Роя могла быть положительно принята лишь незначительной частью политически развитых эмигрантов. Большая же часть была ею недовольна. И это понятно, поскольку им доказывали, что дело, за которое они боролись и готовы были взяться за оружие, во имя которого обрекали себя на лишения, отправившись в тяжелейший поход, оказывается занятием бессмысленным и, скорее всего, даже ненужным большинству индийского народа.

Другим поводом разногласий между Роем и Ассоциацией стал вопрос о посылке военной миссии в г. Кабул. Рой пытался создать так называемую армию вторжения, которая должна была объединиться с восставшим народом Индии и свершить пролетарскую революцию. Он считал, что из Кабула у него появится «возможность связаться с различными организациями, получать надежные сообщения и посылать деньги для пропаганды стачек и прочего»30Письмо № 64 М.Н. Роя [Л.М. Карахану] из Ташкента, 17.11.1920 г. № 37 // Советская Россия в борьбе за «афганский коридор» (1919–1925): Сборник документов / Ю.Н. Тихонов. М., 2017. С. 174.. По его инициативе была создана военная школа, в которой обучались индийцы из Средней Азии.

В этом вопросе на стороне Роя стоял М. Шульман, сотрудник НКИД, который отмечал, что его необходимо поддержать деньгами и оружием. В последствии в ноябре 1920 г. М.Н. Рой, в своем письмо Л.М. Карахану, указал, что ему конкретно необходимо для осуществления этого плана, а именно золотой фонд (два миллиона рублей), которым распоряжался на тот момент Отдел внешних сношений. Также он планировал организовать «переправу оружия небольшими партиями через Афганистан»31Там же. С. 175..

Для осуществления своей идеи М.Н. Рой вел переговоры с Коминтерном о поездке в Кабул. 28 декабря 1920 г. вопрос о поездке обсуждался на собрании членов компартии. Ачария возражал против поездки Роя в Кабул, считая, что он не сможет выполнить возложенные на него задачи. В результате споров было вынесено решение об отставке Ачарии с поста председателя Исполкома Индийской коммунистической партии32Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 76.. Рой и его сторонники утверждали, что Ачария «проявил себя неспособным занимать пост из-за своего ожесточенного личного отношения к другим членам партии, безосновательных обвинений... против Центрального комитета и индийской революционной работы в целом». Также его обвинили в поддержке «групп и лиц, именующих себя революционерами, но признанных виновными в ведении упорной антикоммунистической и панисламистской пропаганды, в стремлении всеми способами помешать прогрессу революционной работы»33РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 213. Д. 232. Л. 13..

В одном из своих писем Ленину Рой писал про Абдур Раба, что не может рассчитывать на него как на ответственного работника, поскольку тот все время саботирует революционную работу интригами или другими средствами «антикоммунистической и религиозной пропаганды»34Там же. Оп. 68. Д. 5. Л. 1а.. Подобного мнения придерживался один из деятелей Индийского национально-освободительного движения, профессор М. Баракатулла, в декабре 1921 года он докладывал в Москву о деятельности Абдур Раба и Ачарии следующее: «Они опорочили многих невинных людей своими лживыми и злонамеренными тайными докладами. Благодаря им много людей было заключено в русские тюрьмы как британские шпионы или турецкие, афганские и германские агенты». Баракатулла призывал советские власти пересмотреть все дела индийцев, заключенных в русских тюрьмах, а все заявления от Абдур Раба и Ачарии тщательно пересмотреть и не оказывать им доверия, и чтобы «никто не заключался в тюрьму только по обвинению этих безответственных людей»35Там же. Д. 8. Л. 124..

Пока велись разговоры о поездке М.Н. Роя в Афганистан, споры и разногласия усилились и приняли весьма острый характер. Посыпались жалобы и просьбы разрешить конфликт в Туркбюро ЦК РКП (б) и Исполком ЦК КП Туркестана. Разногласия касались методов работы среди индийских эмигрантов в Ташкенте. Ачария предлагал отстранить М.Н. Роя от работы в Туркбюро Коминтерна и Индийском Ревкоме, так как он потерял авторитет среди индийцев. М.Н. Рой предлагал оставить за Ревкомом руководство всей закордонной работой, а работу среди эмигрантов передать Туркбюро Коминтерна. Материалы разнообразных записок свидетельствуют о том, что Рой пытался навязать свой план: вовлекать любыми средствами людей в организованную им партию. Многие эмигранты, убежденные мусульмане, не хотели вступать в коммунистическую партию, так как это означало отречение от своей веры. Они готовы были бороться за освобождение своей родины, но не отрекаться от веры своих отцов – коммунизм им был малопонятен36Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 77..

Рой опровергал информацию о том, что выступает против религии и верующих индусов, в декабре 1920 г. он писал Л.М. Карахану: «Мы пробуем что-нибудь сделать с этими людьми. И не следует думать, что мы так глупы»37РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 13. Л. 73.. В целом Рой переживал, что вся его работа будет напрасной, хотя изначально вся индийская работа была организована по плану, который обсуждался и был утвержден.

М. Шульман в своем докладе об индийской работе в Ташкенте в декабре 1920 г. предлагал проводить пропаганду и работу с индусскими революционерами, исходя из ошибок, допущенных ранее, таким образом, чтобы не насильно им навязывать коммунизм и разделять их на «привилегированных коммунистов и обиженных не коммунистов», а привлекать к себе массы, не отталкивая их38Там же. Д. 8. Л. 62 (об.)..

Конфликт между М.Н. Роем и Абдур Рабом достиг Москвы в конце марта 1921 г., было принято решение, что Коминтерном будет назначена «в целях пропаганды и выработки планов действия смешанная комиссия, в которую войдут индийские и русские коммунисты» и «индийские революционеры, коммунистами не являющиеся»39Там же. Л. 21.. 11 марта 1921 г. состоялось заседание, на котором обсуждались разногласия между Ассоциацией и группой Роя и Мукерджи, в ходе которой пришли к выводу, что «группа Абдурабба является по меньшей мере весьма подозрительной в ведении тайной панисламистской пропаганды». Даже был доказан тот факт, что «состоялся тайный митинг группы Абдураба», такого рода действия наводили советскую власть на мысль о большой опасности, которой нужно было «энергично противодействовать»40Там же. Д. 1. Л. 14..

18 человек из индусской эмиграции под влиянием всех этих склок перешли в афганское подданство и уехали в Афганистан. Несомненно, вести, которые они распространили об индусской работе, оказались весьма негативными.

Коммунистические взгляды не разделяли многие индийские революционеры, в частности Абдур Раб, который в своем письме Г.В. Чичерину писал: «Тем, которым известно хотя бы кое-что об этнических и этнографических условиях Индии, должно быть ясно, что коммунистическая революция там в ближайшем будущем невозможна. При этом Абдур Раб исключал полезность коммунистической пропаганды, считая, что только национальная пропаганда может быть воспринята массами, хотя он не отвергал необходимости таковой в будущем41Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 76..

Нельзя отрицать тот факт, что в Индии на тот момент проходили массовые патриотические, национально-освободительные движения, к которым Рой относился снисходительно, заверяя, что это лишь «сентиментальная пропаганда», которая не сумеет вдохновить «невежественные и притесненные массы». Роем была продела определенная практическая работа: были развернуты индусские военные курсы, велась просветительская работа среди эмигрантов, часть индусов была отправлена на партийные курсы, установлена связь с Индией, разосланы люди по Туркестану – на границы Кашгарии и Персии, также в Бухару и Афганистан42РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 13. Л. 6..

Однако Ревком во главе с Роем хотел осуществить «диктаторскую власть Временного всеиндийского центрального революционного комитета при помощи системы, которая передаст политическую власть государства в руки производительного элемента общества, т. е. рабочих»43Персиц М.А. Указ. соч. С. 129. Таким образом, «война» между «Индийской революционной Ассоциацией» и созданным М.Н. Роем «Временным индийским революционным комитетом» фактически деморализовала работу индийцев в Ташкенте, чем ускорила крах коминтерновских планов в отношении Индии и в Центральной Азии в целом.

Рягузова Анна Викторовна (Липецкий государственный педагогический университет имени П.П. Семенова-Тян-Шанского)

  • Из сборника избранных статей участников IX Международная конференция молодых учёных и специалистов «КЛИО». Сборник издан при поддержке фонда «История Отечества»

Мероприятие прошло 3–4 апреля 2019 года в Российском государственном архиве социально-политической истории.


  1. Персиц М.А. Революционеры Индии в Стране Советов: У истоков индийского коммунистического движения (1918–1921) / АН СССР. Ин-т междунар. рабочего движения. М., 1973. С. 47.
  2. Девяткина Т.Ф., Егорова М.Н., Мельников А.М. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. М., 1978. С. 56.
  3. Персиц М.А. Указ. соч. С. 48.
  4. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 58.
  5. Кудухов К.С. Организационная структура и главные направления деятельности Туркестанского бюро Коминтерна в начале 1921 г. / К.С. Кудухов // Pro nunc. 2011. № 1 (10). С. 186.
  6. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 59.
  7. Российский государственный архив социально-политической истории (далее – РГАСПИ). Ф. 495. Оп. 68. Д. 1. Л. 14.
  8. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 5. Л. 1а.
  9. Там же.
  10. Там же. Д. 8. Л. 119.
  11. Там же. Л. 119 об.
  12. Там же. Д. 8. Л 16.
  13. Там же. Д. 4. Л. 1 об. – 2.
  14. Там же. Л. 2.
  15. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 4. Л. 1.
  16. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 74.
  17. Персиц М.А. Указ. соч. С. 129.
  18. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 75.
  19. Цит. по: Персиц М.А. Указ. соч. С. 130.
  20. Там же. С. 52.
  21. Политическая программа Индийского революционного общества [август 1920 г.], № 23 // Советская Россия в борьбе за «афганский коридор» (1919–1925): Сборник документов / Ю.Н. Тихонов. М., 2017. С. 118.
  22. Там же. С. 119.
  23. Цит. по: Персиц М.А. Указ. соч. С. 50.
  24. Политическая программа Индийского революционного общества [август 1920 г.], № 23 // Советская Россия в борьбе за «афганский коридор» (1919–1925): Сборник документов / Ю.Н. Тихонов. М., 2017. С. 116–117; Тихонов Ю.Н. Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена. М., 2007.
  25. См. подробнее: Тихонов Ю.Н. Политика великих держав в Афганистане и пуштунские племена. М.; Липецк, 2007.
  26. Персиц М.А. Указ. соч. С. 51.
  27. Там же. С. 52.
  28. «M.N. Roy’s Memoirs». С. 464.
  29. Райков А.В. Национально-революционные организации Индии в борьбе за свободу, 1905–1930 гг. М., 1979. C. 143.
  30. Письмо № 64 М.Н. Роя [Л.М. Карахану] из Ташкента, 17.11.1920 г. № 37 // Советская Россия в борьбе за «афганский коридор» (1919–1925): Сборник документов / Ю.Н. Тихонов. М., 2017. С. 174.
  31. Там же. С. 175.
  32. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 76.
  33. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 213. Д. 232. Л. 13.
  34. Там же. Оп. 68. Д. 5. Л. 1а.
  35. Там же. Д. 8. Л. 124.
  36. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 77.
  37. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 13. Л. 73.
  38. Там же. Д. 8. Л. 62 (об.).
  39. Там же. Л. 21.
  40. Там же. Д. 1. Л. 14.
  41. Зарождение коммунистического движения в Индии: Очерки истории. С. 76.
  42. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 68. Д. 13. Л. 6.
  43. Персиц М.А. Указ. соч. С. 129.

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Смотреть документальный фильм "Козьма Крючков и другие герои"

1406522564_2716248912896498129846192844586541.jpg

Фильм "Козьма Крючков и другие герои". Правда о Великой войне. Посвящен событиям Первой мировой войны и Музею Первой мировой войны в Царском селе. Фильм создан телекомпанией "Плеяда" при содействии Российского исторического общества. 

 

Василий Ощепков: черный пояс между Россией и Японией

im564324124124124age.jpg

Слыша, как часто сегодня на Дальнем Востоке, в Приморье, во Владивостоке упоминается имя Василия Ощепкова, трудно поверить, что исторический образ первого русского дзюдоиста и создателя борьбы самбо здесь возник совсем недавно, не более пятнадцати лет назад.

 

Бойсман 1-й. Жизнь и смерть командира эскадренного броненосца «Пересвет»

1285649815295981562985129859816252.jpg

В перекрёстный Год России и Японии по инициативе ВГТРК «Россия-Культура» и при поддержке фонда «История Отечества» ведётся работа над документальным фильмом, открывающим некоторые малоизвестные страницы Русско-японской войны 1904–1905 гг.

Новости Региональных отделений

Польско-советская война 1919–1920 годы: эволюция историографических оценок

10 и 11 октября 2019 года научно-образовательный центр Смоленского государственного университета «Россия и Беларусь: история и культура в прошлом и настоящем»

 

Новгородский музей подготовил выставку к 250-летнему юбилею графа А.А. Аракчеева

В Главном здании Новгородского музея-заповедника открылась выставка «Русский новгородский дворянин. К 250-летию со дня рождения графа А.А. Аракчеева».

 

Презентация энциклопедии «Города и поселения Ульяновской области»

24 сентября 2019 года во Дворце книги – Ульяновской областной научной библиотеки имени В.И. Ленина – прошла презентация первого тома научно-популярной энциклопедии «Города и поселения Ульяновской области» (Ульяновск, 2019).

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Прокрутить наверх