Взаимодействие власти и частного бизнеса в настоящее время является одним из важнейших вопросов экономической науки. Однако и для специалистов-историков эта тема представляет несомненный интерес. Среди ее аспектов определенное место занимает вопрос реализации схем государственно-частного партнерства в Российской империи. При этом данная статья обращается к изучению одного из эпизодов взаимодействия предпринимателей и Министерства императорского двора.

Значимой задачей для Министерства императорского двора (МИДа) при администрировании дворцовых городов являлось их коммунальное благоустройство, предусматривавшее в том числе устройство системы уличного освещения и ее последующее развитие и модернизацию. В существующих исследованиях работа Министерства императорского двора в этой области исследована очень фрагментарно, поскольку авторы фокусируют внимание на императорских резиденциях, а не на городских кварталах.1Андреев А.Р. Царские дачи Северной столицы. М., 2008; Елкина А.С. Гатчина. Л., 1980; Кашук Л.А. Гатчина XVIII – начала XX века: владельцы. Фавориты. События. СПб., 2010; Кислов В.А. Старая Гатчина. Улица Елизаветинская (Достоевского). Гатчина, 2010. Кючарианц Д.А., Раскин А.Г. Гатчина: дворцово-парковый ансамбль. СПб., 2005. Первушина Е. В. Гатчина. СПб., 2009; Пирютко Ю.М. Гатчина. Л., 1979. Применительно к Гатчине эти вопросы затрагиваются в книгах «Столетие города Гатчины», подготовленной С.В. Рождественским, «Гатчина: страницы истории», составленной Т.Ф. Родионовой, и «Гатчина. От прошлого к настоящему.

История города и его жителей», написанной А.Ю. Гусаровым.2Рождественский С.В. Столетие города Гатчины. 1796–1896. Т. 1. Гатчина, 1896; Родионова Т.Ф. Гатчина: страницы истории. Гатчина, 2006; Гусаров А.Ю. Гатчина. От прошлого к настоящему. История города и его жителей. М., 2012. 348, [2] с. Однако сведения, указанные в этих изданиях, одновременно и неполные, и не вполне корректные. Также необходимо отметить, что история первоначального развития электрических сетей в дореволюционной России освещена очень неполно. В обзорных изданиях советского периода3Свет над Россией. Очерки по истории электрификации СССР. М., 1960. эта проблема освещена лишь на уровне краткой справки. Среди современных публикаций стоит отметить лишь работы Н.С. Симонова,4Симонов Н.С. 1) Развитие электроэнергетики Российской империи: предыстория ГОЭЛРО. М., 2016; 2) Начало электроэнергетики Российской империи и СССР, как проблема техноценоза. М., 2017. а также брошюру и электронную публикацию А.С. Иванова,5Иванов А.С. 1) Электрификация Гатчины. Ч. 1. 1881–1917. Гатчина, 2006; 2) Электрификация Гатчины // Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия». URL: http://history-gatchina.ru/town/electro/index.htm (дата обращения: 11.04.2019). при этом последние характеризуются заметным уклоном в изложение биографий инженеров-электротехников (в первую очередь, А.И. Смирнова) и описание общего хода развития электрических сетей дореволюционной России в ущерб непосредственно истории электрификации Гатчины.

В свою очередь данная статья направлена на сокращение имеющейся историографической лакуны в части истории начального этапа создания сети электрического освещения в Гатчине. В ходе работы обнаружилось, что пробелы наличествуют и в источниковой базе. Как единый комплекс представлены лишь документы Министерства императорского двора, тогда как в фондах компаний и лиц, работавших в сфере устройства систем электроснабжения, подавляющая часть бумаг не сохранилась, а архивы некоторых из них найти и вовсе не удалось.6Применительно к Гатчине речь идет о фонде 1457 «Товарищество для эксплуатации электричества “М.М. Подобедов и Ко”», хранящемся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), в котором по описи имеется только одно дело 1903 г., тогда как фонды, связанные с Н.А. Демчинским, вовсе не были обнаружены.

Хотя первые электрические фонари с дуговыми лампами («свечами Яблочкова») появились в Гатчине еще в 1881 г., осветив площадь перед Гатчинским дворцом7,Гусаров А.Ю. Гатчина. От прошлого к настоящему. История города и его жителей. М., 2012. С. 268; Родионова Т.Ф. Гатчина: страницы истории. Гатчина, 2006. С. 89–90. начало именно городского освещения стоит относить к более позднему периоду середины 1890-х гг. 22 июня 1893 г. в Гатчинское дворцовое управление было направлено заявление инженера из Санкт-Петербурга Н.А. Демчинского. Изъявляя желание «принять на себя устройство электрического освещения в Гатчине», он предлагал проект организации целой электросети, которая бы включала в себя 72 уличных дуговых фонаря и до 420 ламп накаливания в зданиях, находившихся в ведении Дворцового управления. Он обещал, что при заключении контракта в течение ближайшей пары недель сможет осуществить предложенный проект до 1 октября того же года.8Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 1–2.

Это предложение изначально было принято со всей серьезностью и направлено на заключение в Контроль МИДа, занимавшийся в том числе и согласованием различных технических проектов Придворного ведомства. Ревизор-техник департамента В.Л. Пашков представил свои соображения возглавлявшему Гатчинское дворцовое правление К.К. Гернету уже 27 июня.

Он отмечал, что проведенная им экспертиза позволила дать в целом положительную оценку этому плану. Однако сложность могла представлять финансовая сторона дела, поскольку неопределенным был вопрос о точном размере годовой платы, зависевшей от количества установленных ламп наружного и внутреннего освещения, а пожелание о беспошлинном ввозе материалов и оборудования и вовсе рассматривалось как нечто невыполнимое. Кроме того, уточнения требовал и вопрос применяемого на линиях электрического напряжения, которое предлагалось установить в пределах 100–250 В для постоянного тока с возможность определенного увеличения, тогда как переменный ток свыше 150 В признавался В.Л. Пашковым опасным для здоровья.9Там же. Л. 5–6.

Несмотря на это в целом положительное экспертное заключение, дальнейшее рассмотрение проекта по существу застопорилось, поскольку спустя полтора месяца, 11 августа 1893 г. Н.А. Демчинский, не получая ответа на свое первичное предложение, обратился к руководству Гатчины с новым письмом. На это раз он предлагал уже за свой счет установить на нескольких центральных улицах города две дюжины электрических фонарей и давать освещение с 1 октября за общую годовую плату в 4 000 руб. Реализация нового плана, по мнению его автора, надеявшегося на получение в будущем контракта на освещение всего города, могла существенно содействовать благоприятному для него исходу дела, поскольку позволила бы продемонстрировать «силу и ровность предлагаемого света, полную его безопасность во всех отношениях; словом, всю красоту и достоинство устройства».10Там же. Л. 10–10 об.

На этот раз Гатчинское дворцовое управление, минуя процедуру согласования с Контролем министерства, сразу же обратилось в Кабинет Е. И. В. В своем докладе К.К. Гернет отмечал, что оба полученных им предложения не требовали никаких особых ассигнований со стороны Придворного ведомства.

При этом второе по своим условиям было еще выгоднее, поскольку заявитель был готов освещать улицы по выбору Дворцового управления за сумму в 4 000 руб., что было сопоставимо с расходами на керосиновое освещение предполагаемого района, составлявшими 3 500 руб. Кроме того, чиновник надеялся добиться от Н.А. Демчинского установки несколько большего числа фонарей, чем предлагал инженер (двадцати семи вместо двадцати трех) при неизменности общей суммы годового вознаграждения с заключением контракта на срок до 1 октября 1894 г.11Там же. Л. 11–12.

Однако у проекта нашлись и критики. Так, 16 августа электротехник Придворного ведомства А.И. Смирнов в своем отношении в Гатчинское дворцовое управление отмечал, что по ознакомлении с запиской Н.А. Демчинского, содержавшей технические характеристики и схему расстановки уличных фонарей, им был сделан вывод о слабой проработанности этих вопросов в целом и о недостаточной мощности предлагаемых дуговых ламп в сравнении с действовавшими керосиновыми в частности.12Там же. Л. 13. Однако эти замечания оказались запоздалыми и не были приняты во внимание Гатчинским дворцовым управлением.

Спустя еще неделю, 24 августа 1893 г. Хозяйственный отдел Кабинета Е. И. В. сообщил К.К. Гернету, что представленное им предложение Н.А. Демчинского получило одобрение управляющего делами МИДа,13РГИА. Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 14. а сроком начала действия системы электрического уличного освещения устанавливалось 1 октября того же года. Контрактом предусматривалось, что «испытательное электрическое освещение» будет действовать по 1 мая 1894 г. 14Там же. Л. 17, 22. Функционирование системы уличного электрического освещения обеспечивалось связкой из паровой машины мощностью около 70 л. с. и динамо-машины на 42 кВт.15Там же. Л. 41 об.

Вскоре после запуска тестового уличного электрического освещения, 17 ноября 1893 г. начальник гатчинского Дворцового управления К.К. Гернет обратился к Н.А. Демчинскому относительно предоставления подробного и окончательного проекта, на основании которого тот полагал бы возможным заключить контракт на монтаж освещения по улицам всего города и в зданиях Придворного ведомства. По всей видимости, необходимый документ был наготове, поскольку ответ на запрос был дан уже 19 ноября, и предприниматель при своем ответном письме подал руководителю Гатчины составленный им предварительный контракт и отмечал, что техническая документация также была в целом готова и могла быть представлена в пределах двух недель после заключения соглашения. При этом инженер заявлял, что готов немедленно приступить к работам, имея в своем распоряжении необходимые котлы, паровые и электрические машины. Присланные документы, хотя и были рассмотрены чиновниками Придворного ведомства,16Об этом можно судить по имеющимся на их страницах карандашным пометам. практических результатов не принесли.17РГИА. Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 28–33.

В самом конце 1893 г., 29 декабря Н.А. Демчинский направил К.К. Гернету очередной проект договора на создание системы электрического освещения Гатчины, уведомив последнего о повышении стоимости ежегодной платы за электроэнергию при невозможности беспошлинной доставки из-за границы необходимого оборудования и материалов.

Техническим заданием предусматривалась установка для уличного освещения 84 дуговых фонарей в 8 А с потребляемой мощностью 440 Вт и в нескольких зданиях, принадлежавших Дворцовому управлению (Дворцовое управление, Госпиталь и Полиция) 260 лампочек накаливания (60 штук по 56 Вт и 200 штук по 35 Вт). Общая потребляемая мощность всей системы должна была составить более 47 кВт.

Для генерации необходимого количества электроэнергии монтировались две паровые машины завода Эльзасского машиностроительного общества (Мюльгаузен) по 120 л. с. с двумя паровыми котлами парижской фабрики Вейер и Ричмонда, передающие энергию на две динамо-машины постоянного тока завода Шварцкопфа в Берлине, выдающие по 400 А каждая при напряжении в 230 В. При этом автор проекта предусматривал возможность установки третьего комплекта генерирующего оборудования, хотя даже основная группа обладала более чем достаточным запасом мощности.

Разводку проводов к уличным фонарям предполагалось вести двумя способами: по Люцевской ул. и Большому пр. от Люцевской ул. до пл. Коннетабля под землей, а на остальных улицах – оголенные провода на столбах с резиновой изоляцией в местах пересечения с телеграфными и телефонными проводами. Стоимость электроэнергии устанавливалась Н.А. Демчинским из расчета 40 коп. за каждый Вт потребляемой мощности и составила бы 18 970 руб. в год.18Там же. Л. 40–41 об.

Буквально через неделю после подачи документов, 7 января 1894 г. предприниматель обратился к К.К. Гернету с просьбой ускорить процесс рассмотрения своего проекта, ссылаясь на необходимость заранее сформировать заказы на оборудование и материалы, а также провести все электромонтажные работы. Он отмечал, что задержка с утверждением проекта и контракта может привести к срыву сроков предполагаемого начала действия городского освещения. Однако это письмо не возымело никакого результата, оставшись без ответа.19Там же. Л. 58–58 об.

С приближением окончания срока договора на тестовое освещение городских улиц электричеством Н.А. Демчинский озадачился уже вопросом о дальнейшей судьбе своего гатчинского предприятия. Построив электростанцию, он не стал ограничиваться поставкой электроэнергии Министерству императорского двора и заключил контракты с Варшавской железной дорогой и несколькими частными абонентами. Однако завершение срока действия базового соглашения с Дворцовым управлением могло поставить крест на выполнении всех остальных, поскольку Придворное ведомство имело право потребовать демонтировать простроенную во дворе здания гатчинской Полиции электростанцию и ограничить или запретить производство и поставку электроэнергии любым частным лицам. В этой связи он обратился за разъяснениями относительно судьбы его электростанции и возможности сохранения за ним права отпуска электроэнергии частным абонентам. Худшие опасения Н.А. Демчинского не оправдались. Уже на следующий день после завершения первичного соглашения, Гатчинское дворцовое управление, предварительно выплатившее скорректированную по табелям горения ламп сумму годового вознаграждения, ввиду сохранявшейся неопределенности с будущим проекта устройства общегородского электрического освещения предложило продлить контракт на прежних условиях с сохранением в неприкосновенности здания электростанции и разрешило и далее предоставлять электроэнергию частным абонентам. Однако предпринимателя на этот раз не устроили условия соглашения, по которым оплата производилась лишь за время действительной работы освещения с октября 1894 г. по май 1895 г., тогда как с июня по сентябрь 1894 г. поддержание системы освещения в работоспособном состоянии ложилось целиком на плечи Н.А. Демчинского, что грозило ему сплошными убытками. Приводя пример Санкт-Петербурга, в котором за каждый электрический фонарь в год платили по 435 руб., он отмечал, что для Гатчины справедливой ценой было бы по 200–250 руб. в год, а не 125 руб., как это выходило по прошлому договору, не принесшему никакой коммерческой выгоды.

Со своей стороны Гатчинское дворцовое управление в своем окончательном предложении, сославшись на первичное заявление о готовности осветить 1/3 города за 4 000 руб., отмечало, что может заключить соглашение на эту сумму сроком с 1 августа 1894 г. по 1 мая 1895 г. с равными выплатами каждый месяц.20РГИА. Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 59–59 об., 95–96, 98–100, 122 об.

Параллельно с переговорами о продлении тестовой эксплуатации системы уличного электроосвещения продолжалось обсуждение представленного Н.А. Демчинским проекта его расширения на весь город. В.Л. Пашков, на заключение которому был отправлен черновой контракт, 3 мая 1894 г. направил К.К. Гернету свое заключение. Он отмечал, что внес в документ несколько изменений, которые при условии допустимых для Гатчинского дворцового управления финансовых условий, по его мнению, содействовали бы быстрому и беспрепятственному утверждению в Кабинете ЕИВ и Контроле МИДа, обещая со своей стороны все возможное содействие.

Однако все усилия В.Л. Пашкова на этот раз прошли по сути впустую, поскольку К.К. Гернет принял решение оставить этот проект без дальнейшего рассмотрения.21Там же. Л. 101–104

Основную причину подобного отношения к этому проекту позволяет установить дальнейшее развитие событий. Гатчинское дворцовое управление, не желая оказаться в зависимости от единственного монополиста в сфере электроосвещения города, к концу весны 1894 г. приходит к идее обратиться с соответствующим предложением к нескольким компаниям и предпринимателям. В июне того же года К.К. Гернет направляет как уже работавшему в городе Н.А. Демчинскому, так и заводу «Русское производство изолированных проводов электричества» М.М. Подобедова, фирмам «Сименс и Гальске» и «Князь Тенишев и Ко» приглашения к участию в тендере с представлением к 15 июля в запечатанном конверте своих проектов с указанием стоимости их реализации.22Там же. Л. 122, 135, 141, 145.

Свою заинтересованность в участии в этом проекте проявила также Техническая контора Г. Виберинг и Ко, представлявшая интересы Берлинского машиностроительного акционерного общества (бывшего завода Л. Шварцкопфа), обратившееся в Гатчинское дворцовое управление с просьбой о разрешении снять копию с плана города, обещая подготовить свой проект в пределах одной недели. Хотя подобное разрешение и было получено,23Там же. Л. 123 в последующем эта компания никак себя не проявила, и это письмо осталось лишь декларацией о намерениях.

В начале июля 1894 г. компании «Сименс и Гальске» и «Князь Тенишев и Ко» сообщили Гатчинскому дворцовому управлению, что не считают возможным принять на себя работы по устройству городского электрического освещения за свой счет. При этом обе организации были готовы выполнить эти работы на условиях стандартного заказа с полной оплатой выполненных работ Придворным ведомством, обещая высокое качество за умеренную цену.24Там же. Л. 147 об. – 148 об. Таким образом, дальнейшее участие в этом тендере были готовы принять лишь Н.А. Демчинский и М.М. Подобедов.

В середине сентября к ним присоединилась фирма «Павел Валь и Ко», от Электрического отделения которой было представлено два варианта договора на устройство электрического освещения в Гатчине и четыре сметы на устройство электрической станции, осветительные приборы, фонарные столбы и провода и работы по их монтажу.25Там же. Л. 187–201.

Представленные проекты по решению К.К. Гернета были переданы в конце октября 1894 г. на рассмотрение электротехника МИДа полковника А.И. Смирнова. До получения подготовленного им заключения никаких действий с этими документами предпринимать не предполагалось.26Там же. Л. 152–161 В итоге все предложения были оставлены без движения. Дальнейшего их рассмотрения не последовало.

Неопределенность с ходом рассмотрения чиновниками Придворного ведомства представленных коммерсантами проектов организации электрического освещения Гатчины не могла не вызывать у последних беспокойства.

В частности, в конце сентября 1894 г. М.М. Подобедов с целью планирования будущей коммерческой деятельности своего предприятия обратился в Гатчинское дворцовое управление с вопросом о принятом по его предложению решении. Однако сколь-нибудь скорого ответа на это письмо не последовало. Лишь в середине марта 1895 г. была сделана рассылка М.М. Подобедову, Н.А. Демчинскому и торговому дому «Павел Валь и Ко» в Выборге, в которой сообщалось, что их проекты «ввиду изменившихся обстоятельств» отложены на неопределенный срок и оставлены без последствий.27Там же. Л. 202, 206

Таким образом, Гатчинское дворцовое управление отказалось от идеи полностью поручить решение этой задачи частным предпринимателям, ограничившись лишь прощупыванием почвы и непродолжительным малоформатным экспериментом. К сожалению, о точной причине «изменившихся обстоятельств» можно лишь предполагать. Наиболее вероятным вариантом, имеющим документальную основу, представляется намерение К.К. Гернета обеспечить расширение сети городского электрического освещения силами самого Министерства императорского двора.28Там же. Д. 477. Л. 1–1 об.

Однако по решению Хозяйственного отдела Кабинета Е. И. В. Дальнейшее функционирование городского электроосвещения Гатчины предполагалось обеспечивать за счет электростанции, находившейся в ведении электротехника Придворного ведомства подполковника А.И. Смирнова, без выделения дополнительных ассигнований.29Там же. Л. 9, 10, 13, 16–16 об. Все усилия, направленные на расширение этой системы, предпринятые в дальнейшем руководством местного Дворцового управления, окажутся напрасными. Городская система электроосвещения Гатчины так и сохранит свою структуру на уровне конца XIX столетия вплоть до событий Первой мировой войны и революции.

Текст: Ефимов Андрей Александрович, к.и.н. (Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук)

Из сборника избранных статей участников IX Международная конференция молодых учёных и специалистов «КЛИО». Сборник издан при поддержке фонда «История Отечества»

Мероприятие прошло 3–4 апреля 2019 года в Российском государственном архиве социально-политической истории.


  1. Андреев А.Р. Царские дачи Северной столицы. М., 2008; Елкина А.С. Гатчина. Л., 1980; Кашук Л.А. Гатчина XVIII – начала XX века: владельцы. Фавориты.
    События. СПб., 2010; Кислов В.А. Старая Гатчина. Улица Елизаветинская (Достоевского). Гатчина, 2010. Кючарианц Д.А., Раскин А.Г. Гатчина: дворцово-парковый ансамбль. СПб., 2005. Первушина Е. В. Гатчина. СПб., 2009; Пирютко Ю.М. Гатчина. Л., 1979.
  2. Рождественский С.В. Столетие города Гатчины. 1796–1896. Т. 1. Гатчина, 1896; Родионова Т.Ф. Гатчина: страницы истории. Гатчина, 2006; Гусаров А.Ю. Гатчина. От прошлого к настоящему. История города и его жителей. М., 2012. 348, [2] с.
  3. Свет над Россией. Очерки по истории электрификации СССР. М., 1960.
  4. Симонов Н.С. 1) Развитие электроэнергетики Российской империи: предыстория ГОЭЛРО. М., 2016; 2) Начало электроэнергетики Российской империи и СССР, как проблема техноценоза. М., 2017.
  5. Иванов А.С. 1) Электрификация Гатчины. Ч. 1. 1881–1917. Гатчина, 2006; 2) Электрификация Гатчины // Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия». (дата обращения: 11.04.2019).
  6. Применительно к Гатчине речь идет о фонде 1457 «Товарищество для эксплуатации электричества “М.М. Подобедов и Ко”», хранящемся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), в котором по описи имеется только одно дело 1903 г., тогда как фонды, связанные с Н.А. Демчинским, вовсе не были обнаружены.
  7. Гусаров А.Ю. Гатчина. От прошлого к настоящему. История города и его жителей. М., 2012. С. 268; Родионова Т.Ф. Гатчина: страницы истории. Гатчина, 2006. С. 89–90.
  8. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 1–2.
  9. Там же. Л. 5–6.
  10. Там же. Л. 10–10 об.
  11. Там же. Л. 11–12.
  12. Там же. Л. 13.
  13. РГИА. Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 14.
  14. Там же. Л. 17, 22.
  15. Там же. Л. 41 об.
  16. Об этом можно судить по имеющимся на их страницах карандашным пометам.
  17. РГИА. Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 28–33.
  18. Там же. Л. 40–41 об.
  19. Там же. Л. 58–58 об.
  20. РГИА. Ф. 491. Оп. 3. Д. 435. Л. 59–59 об., 95–96, 98–100, 122 об.
  21. Там же. Л. 101–104.
  22. Там же. Л. 122, 135, 141, 145.
  23. Там же. Л. 123.
  24. Там же. Л. 147 об. – 148 об.
  25. Там же. Л. 187–201.
  26. Там же. Л. 152–161.
  27. Там же. Л. 202, 206.
  28. Там же. Д. 477. Л. 1–1 об.
  29. Там же. Л. 9, 10, 13, 16–16 об.

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

IX Международная конференция молодых учёных и специалистов «КЛИО» в РГАСПИ

«Гутенберговский комплекс» в цифровом пространстве

Опубликованы новые документы из архива Императорского РИО

Документы об освобождении оккупированной фашистами территории Норвегии

Документы об освобождении оккупированной фашистами территории Болгарии

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Мы в соцсетях

Экскурсии по Дому РИО приостановлены в связи с ремонтными работами

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

25 октября 2021 года стартует интернет-олимпиада «От поля Куликова до реки Угры»

25 октября 2021 года стартует интернет-олимпиада «От поля Куликова до реки Угры»

Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, отделения Российского исторического общества в Туле и Калуге, Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», Калужский объединенный музей-заповедник приглашают принять участие во Всероссийской интернет-олимпиаде «От Куликова поля до реки Угры», посвященной Куликовской битве и Великому стоянию на реке Угре.

 

Обеспечение качества исторического и обществоведческого образования

Обеспечение качества исторического и обществоведческого образования

14–15 октября 2021 года в Башкирском педагогическом государственном университете им. М. Акмуллы состоялась I Всероссийская научно-методическая конференция (с международным участием) «Обеспечение качества исторического и обществоведческого образования в условиях реализации ФГОС», посвященная 80-летнему юбилею ученого-историка В.М. Антонова.

 

В БашГУ прошел круглый стол «Археография Южного Урала»

В БашГУ прошел круглый стол «Археография Южного Урала»

14 октября 2021 года в Институте истории и государственного управления Башкирского государственного университета прошел «круглый стол» «Археография Южного Урала».

Цех историков

Сердце России. Донецко-Криворожская Советская Республика

1825681258612856125125-5.jpg

Именно так называли Донбасс в годы становления советской власти. Наверное, каждый, кто интересовался историей Гражданской войны, последовавшей после февральской и октябрьской революций, видел этот агитационный плакат, появившийся в начале 1920-х гг.

 

Об отношении коммунистических партий к парламентаризму на II конгрессе коминтерна


Второй конгресс Коминтерна 1920 г.

Второй конгресс Коминтерна, проходивший с 19 июля по 7 августа 1920 г. и утвердивший организационные принципы мирового коммунистического движения, необходимым пунктом включил в повестку вопрос об отношении к парламентаризму.

 

Сухой закон 1914 года. Борьба за народную трезвость накануне революции

239865893628562365.jpg

Одним из факторов, дестабилизировавших внутриполитическую обстановку в Российской империи накануне Февральской революции 1917 г., стала правительственная политика по ограничению продажи алкогольных напитков – так называемый сухой закон 1914 г.

Трибуна

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Monographic

Росархив представил уникальный интернет-проект «Крым в истории России»

Krim-portal1.jpg

Сегодня, 12 марта 2019 года, Федеральное архивное агентство представило интернет-проект «Крым в истории России» ( http://krym.rusarchives.ru/ ).

Проект предоставляет всем желающим возможность работать с архивными документами за период начиная от крещения князя Владимира до вхождения Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации в марте 2014 года.

 

Об отношении коммунистических партий к парламентаризму на II конгрессе коминтерна


Второй конгресс Коминтерна 1920 г.

Второй конгресс Коминтерна, проходивший с 19 июля по 7 августа 1920 г. и утвердивший организационные принципы мирового коммунистического движения, необходимым пунктом включил в повестку вопрос об отношении к парламентаризму.

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

Прокрутить наверх