Проект «Шаги к Победе» (хроника последних дней войны). 1 мая 1945 года

1 мая в 3 часа 50 минут на командный пункт 8-й гвардейской армии был доставлен начальник генерального штаба сухопутных сил вермахта генерал пехоты Г. Кребс.

Германский военачальник заявил, что уполномочен установить непосредственный контакт с Верховным Главнокомандованием Красной Армии для проведения переговоров о перемирии. Кребс также сообщил командующему 8-й гвардейской армии генералу В.И. Чуйкову, что Гитлер покончил жизнь самоубийством.

Для переговоров с Г. Кребсом в командный пункт армии прибыл генерал В.Д. Соколовский с приказом И.В. Сталина никаких переговоров, кроме как о безоговорочной капитуляции, не вести. Маршал Г.К. Жуков поставил перед немецким руководством ультиматум: дать согласие на капитуляцию к 10 часам утра.

Противник медлил с ответом. В 10 часов 40 минут советские войска открыли ураганный огонь по остаткам обороны центра Берлина. К 18 часам стало известно, что враг отклонил требование о безоговорочной капитуляции. Советские войска начали последний штурм центральной части города, где находилась имперская канцелярия.

Продолжались бои за рейхстаг. На лестницах и в помещениях главного здания борьба переходила в рукопашные схватки. Район рейхстага обороняли отборные части СС.

В этот же день войска 2-го Белорусского фронта овладели городами Штральзунд, Гриммен, Деммин, Мальхин, Варен, Везенберг – важными узлами дорог и сильными опорными пунктами обороны немцев. Советские войска продвинулись на 15–35 км и заняли свыше 400 населенных пунктов и 47 железнодорожных станций.

По материалам издания:
Русский архив: Великая Отечественная: Т. 15 (4-5).
Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии).
М.: Терра, 1995.

***


На фото: Мелитон Кантария и Михаил Егоров со Знаменем Победы

Рано утром 1 мая советские воины увидели над рейхстагом Красное знамя, водруженное разведчиками 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии М.А. Егоровым, М.В. Кантария под руководством лейтенанта А.П. Береста. В Знамени Победы был воплощен весь многотрудный путь советских воинов от берегов Волги до Шпрее, героический трудовой подвиг советского народа, ковавшего оружие победы.

По материалам издания:
Вторая мировая война: Краткая история. М.: Наука, 1984.

***

Несмотря на водружение знамени над рейхстагом, полного контроля над зданием у Красной Армии не было. В подвалах рейхстага оставалось еще около 1500 немцев. Враг предпринял попытку прорваться в главный зал, но был отброшен советскими бойцами. В это же время 2-я гвардейская танковая армия вела бои в районе парка Тиргартен.

Переговоры советского командования с Кребсом окончились неудачей. Поэтому 47-я гвардейская стрелковая дивизия продолжила бои в центре Берлина, продвигаясь в сторону рейхсканцелярии. С востока к рейхсканцелярии подходила также 5-я ударная армия.

В этот же день войска 3-й гвардейской танковой армии практически полностью освободили районы Берлина Вильмерсдорф и Халензее. К концу дня противник владел территорией площадью менее одного квадратного километра.

По материалам издания:
А.В. Исаев Берлин 45-го. Сражение в логове зверя. М.: Яуза, 2020.

***

Из протокола политического опроса личного референта Геббельса по вопросам науки и культуры В. Хейрихсдорфа

4 мая 1945 г.

«К вечеру 1 мая в Берлине оставалось два лица, которые могли решать его судьбу: военный комендант — генерал Вейдлинг, в руках которого находилась высшая военная власть, и д-р Фриче, имперский руководитель радио, в руках которого как самого старшего из оставшихся чиновников оказалась гражданская власть. Оба понимали, что удерживать Берлин невозможно, но, во-первых, никто из них не хотел сказать об этом первым, а, во-вторых, обоим предстояло решить трудную задачу – как капитулировать, избежав слова капитуляция, что было неоднократно запрещено приказами по армии и ставило каждого, кто на это решится, вне закона. Меня самого, когда я шел с белым флагом и белой повязкой в качестве парламентера, чуть не расстрелял один немецкий офицер, направивший на меня автомат и начавший кричать: «Вы, сударь, изменник, вас надо по приказу фюрера расстрелять, как собаку». Вечером 1 мая между представителями военного командования и гражданской власти происходило совещание. Выход нашел Фриче: он заявил, что, во-первых, поскольку фюрер умер, они свободны от присяги, которую приносили ему, а, во-вторых, речь должна идти не о капитуляции, а о безоговорочной сдаче в плен. Каково различие между капитуляцией и безоговорочной сдачей в плен я не представляю, но, впрочем, об этом никто не спрашивал. Все были довольны найденным выходом. Фриче официально заявил генералу Вейдлингу, что предлагает ему, во имя сохранения гражданского населения от напрасных жертв, отдать приказ о безоговорочной сдаче гарнизона в плен. Мне Фриче предложил отправиться в качестве парламентера к маршалу Жукову, чтобы довести до его сведения наше решение и получить соответствующие указания о порядке сдачи в плен. Но когда я пришел к представителю маршала Жукова, то узнал, что генерал Вейдлинг поспешил отдать свой приказ еще до того, как я успел добраться до места назначения. Воинские части Берлина уже складывали оружие, что подавляющее большинство солдат и офицеров делало весьма охотно».

Инструктор-литератор 7-го отдела политуправления 1-го Белорусского фронта майор Ф. Шемякин
По материалам издания: Русский архив: Великая Отечественная: Т. 15 (4-5).
Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии). М.: Терра, 1995.


На фото: Тяжелый советский танк ИС-2 у Бранденбургских ворот (1 мая 1945 г.; Автор фото – Виктор Антонович Темин; ГАРФ; Ф. 10140. Оп. 5. Д. 10. Л. 22)

***

«Вот уже три часа утра... Три с половиной... Забрезжил рассвет. Наступило утро Первого мая... В Берлине мрачно, а там, на Родине, в ее восточных районах, уже начались первомайские демонстрации. Отстает время в Средней Европе от нашего – солнце восходит с востока! Там, в Сибири, на Урале, в Москве, люди уже проснулись и вскоре узнают, что на фронтоне рейхстага уже развевается Знамя Победы, установленное отважными разведчиками из 3-й Ударной армии сержантами М.А. Егоровым и М.В. Кантария...

Наконец в 3 часа 55 минут дверь открылась, и в комнату вошел немецкий генерал с Железным крестом на шее.

Присматриваюсь к нему. Среднего роста, плотный, с бритой головой, на лице шрамы. Правой рукой делает жест приветствия по-своему, по-фашистски; левой подает мне свой документ – солдатскую книжку. Это начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Кребс…»

«…Кребс не стал ожидать вопросов.

–Буду говорить особо секретно, – заявил он. – Вы первый иностранец, которому я сообщаю, что тридцатого апреля Гитлер добровольно ушел от нас, покончив жизнь самоубийством.

Произнеся эту фразу, Кребс сделал паузу, точно проверяя, какое воздействие произвело на нас это сообщение. Он, по-видимому, ожидал, что все мы набросимся на него с вопросами, проявим жгучий интерес к этой сенсации. А я, не торопясь, спокойно сказал:

–Мы это знаем!

Затем, помолчав, попросил Кребса уточнить, когда это произошло.

Кребс заметно смутился. Он никак не ожидал, что его сенсационное заявление окажется холостым выстрелом…»

«…Должен признаться, что я не знал о смерти Гитлера и не ожидал услышать о ней из уст Кребса. Однако же, готовясь к этому разговору, я настроил себя встретить любую неожиданность спокойно, не выказывая и тени удивления, не делая торопливых выводов. Я знал, что опытный дипломат – а Кребс был именно таковым – никогда не начнет разговора с того вопроса, который для него является главным. Он обязательно сначала разведает настроение своего собеседника, а затем постарается повернуть разговор так, чтобы о главном вопросе заговорил первым тот, кто должен его решить.


На фото: Начальник генерального штаба германских сухопутных войск генерал пехоты Кребс, прибывший 1 мая в расположение советских войск с целью втягивания Верховного командования в переговорный процесс (Автор фото – Виктор Антонович Темин; РГАКФД; арх. № 2-103885)

Для меня и для всех присутствующих при переговорах смерть Гитлера была действительно новостью первостепенной важности, но для Кребса она служила лишь дипломатической маскировкой основного, самого главного вопроса…»

«…Чтобы прервать молчание, я спросил:

–Почему Гитлер покончил жизнь самоубийством?

–Военное поражение, которого он не предвидел. Надежды немецкого народа на будущее потеряны. Фюрер понял, какие жертвы понес народ, и, чтобы не нести ответственности при жизни, решил умереть.

–Поздно понял, – заметил я. – Какое было бы счастье для народа, если бы он это понял пять-шесть лет назад...»

В.И. Чуйков, «От Сталинграда до Берлина»
(Командующий 8-й гвардейской армией)

***

«Около 5 часов утра мне позвонил генерал В.Д. Соколовский и доложил о первом разговоре с генералом Кребсом.

–Что-то хитрят они, – сказал В.Д. Соколовский. – Кребс заявляет, что он не уполномочен решать вопрос безоговорочной капитуляции. Этот вопрос, по его словам, может решить только новое правительство Германии во главе с Деницем.

Кребс добивается перемирия якобы для того, чтобы собрать в Берлине правительство Деница. Думаю, нам следует послать их к чертовой бабушке, если они сейчас же не согласятся на безоговорочную капитуляцию.

–Правильно, Василий Данилович, – ответил я. – Передай, что если до 10 часов не будет дано согласие Геббельса и Бормана на безоговорочную капитуляцию, мы нанесем удар такой силы, который навсегда отобьет у них охоту сопротивляться. Пусть гитлеровцы подумают о бессмысленных жертвах немецкого народа и своей личной ответственности за безрассудство.

В назначенное время ответа от Геббельса и Бормана не последовало».

Г.К. Жуков, «Воспоминания и размышления»
(Командующий 1-го Белорусского фронта)

***

«С рассветом 1 мая советские воины – участники штурма рейхстага увидели над ним Красное знамя. Для каждого из нас это означало: войне скоро конец. При одной мысли о том, что теперь уже совсем близок этот день, забылись полные величайшего напряжения ночи без сна и отдыха, уходила куда-то скопившаяся в боях за Берлин нечеловеческая усталость. Все мы почувствовали новый прилив бодрости и энергии».

Клочков И.Ф., «Мы штурмовали Рейхстаг»
(командир огневого взвода артиллерии 469-й стрелкового полка 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта)

***

«Вскоре выяснилось, что командование гарнизона рейхстага обращается к нам с предложением немедленно начать переговоры. При этом было выдвинуто требование, чтобы с каждой стороны в них участвовало не более четырех человек. С советской стороны делегацию должен возглавлять офицер в чине не ниже полковника, поскольку у них в подвале есть генерал. Переговоры будут вестись на середине центральной лестницы, ведущей в подвал, в северной части рейхстага. Движение нашей и немецкой делегации к месту встречи начинается одновременно.


На фото: Советские офицеры в рейхстаге

Предложение, несомненно, заслуживало внимания. В случае капитуляции противника прекращалось кровопролитие, а это самое важное, самое главное. Гитлеровцам должна была быть известна бессмысленность и преступность дальнейшего сопротивления. Максимум, чего они могли достигнуть, это пересидеть в подвале еще какие-то сутки и умножить число жертв с обеих сторон.

Я обратился в штаб дивизии за разрешением вступить в переговоры. Генерал Шатилов мое предложение поддержал:

–На переговоры во всяком случае идти надо. Но помните: условие у нас единственное – безоговорочная капитуляция.

Пригласили лейтенанта Береста, детально проинструктировали, предложили побриться и переодеться в форму полковника…»

«…Точно в назначенное время – в 24 часа обе делегации встретились на середине лестницы, ведущей в подвал.

Берест остановился, сложил руки на груди и, широко расставив ноги, сверху вниз внимательно стал рассматривать делегацию противника. Вот сделал еще один шаг вперед, заложил руки за спину. Перед ним оказался пожилой немецкий полковник, в пенсне, кожаных перчатках. Он старался придать своему посеревшему от усталости лицу выражение невозмутимости и достоинства, но растерянность и угнетенность сквозили во всей его сгорбленной фигуре.

После непродолжительной паузы делегации взаимно представились.

–Я слушаю вас, господин, полковник, – очень спокойно и сухо начал Берест. – Докладывайте, зачем приглашали нас на переговоры.

Гитлеровский полковник поморщился. Ему явно не понравилось такое непочтительное начало разговора, да и русский «оберст» выглядел слишком уж молодо. Однако, овладев собой, охрипшим голосом ответил:

–Вам, господин полковник, нужен рейхстаг? Мы его вам оставляем... – Гитлеровец сделал паузу, как бы изучая реакцию на такое заманчивое предложение. – А вы... выпускаете нас через южный выход в район Бранденбургских ворот.

Немая сцена. Наглое предложение фашиста буквально взбесило обычно невозмутимого и добродушного лейтенанта Береста.

Однако он взял себя в руки и, немного успокоившись, твердо ответил:

–От имени советского командования требую безоговорочно капитулировать. Понятно? Ка-пи-ту-лировать!..»

Ф.М. Зинченко «Герои штурма Рейхстага»
(командир 756-го полка 150-й Идрицкой ордена Кутузова II степени стрелковой дивизии, полковник)

***

«...В ночь на 1 мая мы получили радостное сообщение: взят рейхстаг, над рейхстагом – Красное Знамя! Не было предела нашему ликованию. Тотчас по всем каналам решили известить об этом войска армии, которые, наступая в кварталах Шарлоттенбурга и в Тиргартене, делали последние шаги к победе.

Вот что пишет о последнем бое в Берлине командир танкового орудия старший сержант В. Мищенко:

“...Бой, словно морской прибой, то утихал, то вспыхивал с новой яростью и ожесточением. Высокие скелеты разрушенных зданий были освещены заревом пожаров. Глухо рвались снаряды, с воем проносились мины.

Впереди лежал Тиргартен. Сюда стремились наши танки. Но перед парком раскинулись кварталы улиц и их надо было взять. В момент, когда стрельба особенно усилилась, механик-водитель Игнатий Кирсанов обратился к своим товарищам:

–Берлин сегодня возьмем! Чует мое сердце, что возьмем!...”»

М.М. Литвяк, «Породненные броней»
(Начальник политотдела 2-й гвардейской танковой армии)

***

«В полосе 1-го Украинского фронта армии Рыбалко и Лучинского в течение всего 1 мая очищали от противника районы Вильмерсдорфа и Халензее и заняли за этот день девяносто кварталов. 10-й гвардейский танковый корпус армии Лелюшенко и 350-я дивизия армии Пухова покончили с вражеской группировкой на острове Ванзее. Шесть тысяч неприятельских солдат и офицеров, переправившихся в ночь на 1 мая с острова на материк, были по частям уничтожены или пленены в расположении различных частей».

И.С. Конев, «Сорок пятый»
(Командующий 1-го Украинского фронта)

***

«Над городом стоят черные дымовые тучи. Беспрерывно грохочет тяжелая артиллерия. Подходит уже вечер, а бойцы еще не обедали. Все ослабели от бессонных ночей, лица потемнели от дыма и пыли. После чтения первомайского приказа товарища Сталина раздалась чья-то команда: “Вперед, товарищи, ползком, броском, но только вперед, победа за нами!”. Нужно было воспитать в себе необыкновенное терпение, упорство, стойкость, чтобы, несмотря на все препятствия, продвигаться здесь вперед».

Гвардии сержант П. Черкасов, «Штурм Берлина. Воспоминания, письма,
дневники участников боев за Берлин» (сборник)

Экскурсия в трехмерной панораме «Битва за Берлин. Подвиг знаменосцев» Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Проект В. Никонова "Двадцать восемь мгновений весны 1945-го". Первомай

Российско-финское сотрудничество в изучении документального наследия II мировой войны

К 75-летию освобождения концлагеря Равенсбрюк частями Красной армии

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Штурм цитаделей. Красная армия против немецких крепостей в 1945 году

3982685689216358693815615.jpg

6 мая 1945 г. в Силезии сложил оружие германский гарнизон Бреслау (ныне – Вроцлав, Польша). 40 тыс. солдат вермахта, СС и фольксштурма сдались советским войскам. Бреслау был не просто осажденным городом: в Силезии окончилась эпопея «фестунгов» — крепостей Третьего Рейха, создание которых стало одной из самых неоднозначных стратегических идей гитлеровского командования за всю войну.

 

Цареубийство: массовые ожидания и реальность истории

938751812856812586128568125-5.jpg

События октября 1917 года, означавшие крах демократических ожиданий, породили в сознании части российского общества ощущения «конца истории». Убийство Николая II стало вехой конца старой и начала новой эпохи – оно казалось вполне закономерным и даже ординарным событием на фоне растущего насилия Гражданской войны.

 

Об отношении коммунистических партий к парламентаризму на II конгрессе коминтерна


Второй конгресс Коминтерна 1920 г.

Второй конгресс Коминтерна, проходивший с 19 июля по 7 августа 1920 г. и утвердивший организационные принципы мирового коммунистического движения, необходимым пунктом включил в повестку вопрос об отношении к парламентаризму.

Новости Региональных отделений

В день Ульяновской области в ГА открылась выставка, посвященная истории региона

В день Ульяновской области в ГА открылась выставка, посвященная истории региона

В честь 78-ой годовщины со дня образования Ульяновской области 19 января 2021 года Государственный архив Ульяновской области представил выставку «Становление региона».

 

Награждены победители Всероссийской олимпиады «От Куликова поля до реки Угры»

Награждены победители Всероссийской олимпиады  «От Куликова поля до реки Угры»

В год 640-летия Куликовской битвы и 540-летия Великого стояния на реке Угре Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», отделения Российского исторического общества в Туле и Калуге провели Всероссийскую интернет-олимпиаду для учащихся старших классов и колледжей, студентов вузов.

 

Отчетное заседание отделения РИО в Кемерово за 2020 год

Отчетное заседание отделения Российского исторического общества в Кемерово за 2020 год

11 января в Кемеровском государственном университете состоялось отчетное заседание отделения Российского исторического общества в Кемерово.

Трибуна

Юрий Тракшялис - "В небесах мы летали одних...". Круглый стол "Нормандия-Неман - 75 лет"

Из истории боевого пути 18 гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова II  и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман» известно, что 23 февраля 1943 года 18 гв. полк под командованием гвардии подполковника Голубова вошел в состав 303-й авиационной дивизии 1-й Воздушной армии.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

Monographic

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Экономическая и политическая история СССР 1945 – 1991 годов

82736598263958623865928365923865-2.jpg

Изучение экономической и политической истории СССР в период 1990 – 2000-х годов находилось под значительным влиянием особенностей развития современного российского государства, ставшего преемником советского государства не только в юридическом отношении, но и в других ресурсных аспектах.

 

Коллективный портрет немецких политических эмигрантов

Novosti-img/berlin-1945-2015.jpg

В 1933 году после установления гитлеровской диктатуры приблизительно 500 000 немцев пришлось искать спасения вне пределов Германии 1Tischler C. Flucht in die Verfolgung: Deutsche Emigranten im sowjetischen Exil (1933 bis 1945). Münster, 1995. S. 226. . Советский Союз стал убежищем в основном для левой интеллигенции и коммунистов. Последними было образовано в Москве Заграничное бюро КПГ, которое при помощи Коминтерна и руководства СССР получило возможность продолжать антифашистскую деятельность.

Прокрутить наверх