Изучение истории советского государства и общества невозможно без обращения к проблеме советской идеологии, которая во многом определяла взгляды человека на происходящее в мире. Эти взгляды транслировались посредством в том числе и визуальной пропаганды, в которой в концентрированном виде отражались основные партийные решения и постановления1Ефимов Б.Е. Десять десятилетий (о том, что видел, пережил, запомнил). М., 2000. URL: https://royallib.com/read/efimov_boris/__desyat_desyatiletiy.html#1655554 (дата обращения: 27.02.2019)..

Несмотря на то что советская карикатура уже давно активно включена в научный оборот2Голубев А.В. «Подлинный лик заграницы»: образ внешнего мира в советской политической карикатуре, 1922–1941 гг. М., 2018; Он же. «Если мир обрушится на нашу Республику»: Советское общество и внешняя угроза в 1920-е – 1940-е годы. М., 2008; Сенявская Е.С. Противники России в войнах ХХ века. Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. М., 2006; СССР и США в ХХ веке: восприятие «другого» / отв. сост. Б. Физелер, Р. Магнусдоттир. М., 2017; Гринько И.А., Шевцова А.А. «Дятел докладодолбящий» и другие животные: наука в зеркале советской карикатуры // Историческая экспертиза. 2018. № 1., говорить об окончательном оформлении методики ее изучения не приходится. Восстановление связки между идеологией, пропагандой и реальной политической обстановкой позволит восполнить этот пробел.

В качестве источника отобрано самое массовое сатирическое издание, издаваемое ЦК КПСС, – журнал «Крокодил». «Перелистайте комплекты “Крокодила” – и вы убедитесь: не было в нашей жизни никакого исторически значимого события – от первого “мирного наступления” Страны Советов на международной арене до новой конституции СССР, – на которое не откликнулся бы карикатурист»3Крокодил. 1977. № 32., – такую характеристику жанру дает журнал «Крокодил». В статье делается акцент на анализе карикатурного материала ввиду его особенной популярности среди массового читателя. Главная сложность в работе с карикатурами заключается в дешифровке так называемых «смысловых слоев», выяснении подоплеки создания того или иного изображения4Голиков А.Г., Рыбаченок И.С. Смех – дело серьезное. Россия на рубеже XIX–XX вв. в политической карикатуре. М., 2010. С. 90.. Анализ развития идеологии производился по основным идеологическим документам.

На протяжении хрущевского и брежневского периода советская идеология претерпела ряд существенных трансформаций, связанных, однако, не с попыткой связать идеологические установки с реалиями общественно-политического развития, а с попыткой сформировать модель власти, пригодную для поддержания стабильности правящего класса. Эта ограниченная по своей направленности цель привела к окончательной дискредитации советской идеологии, по сути ввергнув ее в состояние кризиса. В качестве узловых моментов можно выделить четыре события: XX съезд КПСС (февраль 1956 года), Международное совещание коммунистических и рабочих партий в Москве (ноябрь 1957 года), принятие очередной (третьей) программы КПСС на ХХII съезде партии (октябрь 1961 года) и принятие Верховным Советом СССР новой Конституции (октябрь 1977 года).

ХХ съезд КПСС избран отправной точкой, поскольку он стал первым партийным форумом, созванным после смерти И.В. Сталина, соответственно, на нем Хрущев в любом случае должен был бы выступить или в поддержку курса своего предшественника, или выдвинуть какую-то новую программу. На закрытом заседании 25 февраля Хрущев зачитывает по сути программный доклад «О культе личности и его последствиях», который нанес решительный удар по существовавшей идеологической модели, в центре которой находились идеи И.В. Сталина, сформулированные им в работе «Экономические проблемы социализма в СССР». Теперь идеология должна была оправдать сращивание партийных и хозяйственных кадров, а для этого было необходимо вернуться по сути к идее «перманентной революции», в условиях которой партия должна оказаться в авангарде революционного процесса и руководить не только народными массами, но и всеми остальными ресурсами для ниспровержения капитализма. Также было важно возродить классовый подход, снятый с повестки дня с началом Великой Отечественной войны, когда против советских рабочих по сути пошли воевать немецкие рабочие5Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. От начала до Великой Победы. М., 2001. С. 595–610.. Классовая борьба являлась существенным элементом революционного процесса, поэтому без нее грядущая революция была бы невозможна.

Тема революции стала основной на Совещании представителей коммунистических и рабочих партий в ноябре 1957 года. Распад мировой колониальной системы, по мнению участников совещания, является существенным фактором кризиса империализма, с одной стороны, а с другой стороны, открывает возможность вести коммунистическую пропаганду среди освободившихся народов. Участники совещания отмечают, что «Существование социалистической системы, помощь, оказываемая этим странам странами социализма на равноправных началах, и сотрудничество между социалистическими странами и ими в борьбе за мир, против агрессии облегчают народам этих стран возможность защиты своей национальной свободы и продвижения по пути социального прогресса»6Декларация Совещания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран, состоявшегося 14–16 ноября 1957 г. в г. Москве 16 ноября 1957 года // Наследники Коминтерна. Международные совещания представителей коммунистических и рабочих партий в Москве (ноябрь 1957 г.): документы. М., 2013. С. 63..


Первый номер журнала "Крокодил" 1922 год

Главным идеологическим документом, в соответствии с которым определялись ценностные установки, стала Третья программа КПСС, принятая на XXII съезде КПСС в 1961 году. Согласно этому документу, главная опасность для социалистического строя исходит от американского империализма, который совершает подрывные акции по всему земному шару, но под этим понятием подразумевается «империалистическая буржуазия», более конкретно «кучка миллионеров и миллиардеров»7Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1961. С. 26., «финансовая олигархия и военщина, фашисты и реакционные клерикалы, колонизаторы и помещики, все идейные и политические пособники империалистической реакции»8Там же. С. 52..

Хрущевский период в развитии идеологии связан с возникновением противоречий: возрожденная им идея мировой революции оказалась в противоречии со сталинской концепцией построения социализма в отдельно взятой стране, вынесенный вновь на повестку дня классовый подход отталкивал представителей европейской коммунистической интеллигенции и подтачивал устои советской номенклатуры и т. д. При Брежневе завершился период идеологических метаний, но вместе с этим старые противоречия не были преодолены, они оказались просто заморожены.

Делая основной акцент на решении внутриполитических проблем, советская идеология постепенно теряла наступательный характер по отношению к западной идеологии. Задолго до описываемых событий В.И. Ленин в статье «Что делать?» выразил следующее мнение: «…всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной»9Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 5. с. 40.. Таким образом, по мнению Ленина, идеология должна носить наступательный, даже агрессивный характер. Однако к середине 1980-х произошел переход в фазу глубокой обороны, который отражен в понятии «контрпропаганда». В январе 1985 года в редакцию главного идеологического журнала «Коммунист» поступило письмо10РГАСПИ. Ф. 599. Оп. 1. Д. 907. Л. 153–158. от старшего инструктора политотдела ОКПП «Одесса» погранотряда КГБ, майора В.В. Павлинова. Автор письма в тезисной форме излагает свое понимание понятия «контрпропаганда», которую он называет «верным оружием в борьбе с идеологическими диверсиями»11Там же. Л. 153., «оперативным элементом идеологической борьбы, дающим аргументированный отпор натискам буржуазной пропаганды»12Там же. Л. 154.. Важное замечание делает Павлинов по поводу критерия эффективности пропаганды: «Непременное условие эффективности всей идеологической работы и в частности контрпропаганды – ее высокая эмоциональность (курсив мой. – Р. Ч.), ориентация на формирование у слушателей устойчивых чувств ненависти и презрения к клеветникам, прикрывающим свои хищнические намерения набором фальшивок, призванных отвлечь внимание объекта антисоветской пропаганды от ее истинных целей»13Там же. Л. 157..

В ответном письме редакция отмечает только, что «контрпропаганда – это всегда очень конкретный разговор, опирающийся на факты… разоблачающий ту или иную пропагандистскую идею империализма»14Там же. Л. 158.. Если рядового пропагандиста начинают волновать вопросы, связанные с оборонительными идеологическими действиями, это означает, что никакой наступательности в идеологии уже нет, более этого, на субъективном уровне эта ситуация уже воспринимается как нормальная. Вялая реакция редакторов журнала показывает общую деградацию идеологической работы на уровне центральных органов. Однако еще раз необходимо повторить, что эта тенденция берет свое начало еще в 1960-е годы.

Все эти трансформации ставили пропагандистский аппарат в положение, когда врага нужно было бить аккуратно, но сильно. Еще одним фактором, связывающим мощь пропагандистской машины, стала ее трансформация в привилегированную группу, внутри которой действовали те же законы, что и внутри партийной номенклатуры. Так называемая «культурная рента»15Наумова Г. Р., Шаповалова Н.В. Культурная рента и культурная революция // Клио – 2018. № 7. С. 154–157., выраженная в публикации многомиллионными тиражами работ ведущих художников-карикатуристов (в первую очередь таких корифеев жанра, как Б.Е. Ефимов, М.В. Куприянов, П.Н. Крылов, Н.А. Соколов и М.А. Абрамов), заграничных командировках, квартирах, машинах и дачах, приводила к превалированию материальной заинтересованности над идеологической честностью авторов. Характерными явлениями стали многофигурные карикатуры, на которых изображалось сразу несколько образов-масок, пресловутый формализм (господство художественной затеи над идеологическим содержанием), однообразие тем и сюжетов. Карикатура становится более мягкой, усиливаются элементы комизма, тогда как идеологическое содержание смягчается. Враг становится более нелепым и менее опасным.

Эти тенденции в полной мере отражены в серии карикатур «Обречены на вымирание. В “Красную книгу” не заносить!»16Самойлов Л. Обречены на вымирание. В “Красную книгу” не заносить! // Крокодил. 1978. № 4. Л. Самойлова. В подписи к серии автор объясняет свой замысел тем, что знаменитый немецкий зоолог Альфред Брем, автор книги «Жизнь животных», не успел описать «хищников из империалистических джунглей», поэтому ему захотелось восполнить этот пробел.

Серия состоит из шести рисунков, каждый из которых отражает архетипический образ врага: воротила крупного капитала изображен в виде огромного полумужчины-полукенгуру, сумка которого полна золотых монет («сумчатое ненасытное»); представитель апартеида изображен в виде мертвеца в пробковом шлеме, держащего в руках знак доллара с надписью «кредиты» и здание банка («колонизатор махровый»); расист одет в классический куклукс-клановский белый балахон, в руках у него ружье и удавка («единорог ку-клукс-клановский»); неофашист, как и колонизатор, изображен в виде мертвеца (отсылка к отмиранию этого общественного явления), из головы которого торчит десяток маленьких гитлеров, тянущих руку в нацистском приветствии («гидра фашистская»); латиноамериканский диктатор представлен в виде огромной обезьяны в военном мундире, держащей в лапах топор («горилла (хунта узурпаторис)»); продажная западная пресса с утиными носами и змеиными языками кричит в микрофон о преступлениях СССР («утконос и ехидна (вульгарис-бульварис)»). Все изображения не лишены затеи, полны символов, однако они скорее являются остроумными иллюстрациями явлений, нежели сатирой на врагов Советского Союза.

Примечательно, что «крокодильцы» активно привлекали к работе зарубежных авторов. Основным приемом журналистов была фельетонизация события, то есть доведение какой-нибудь серьезной информации до абсурда, попытка оживить сухие сводки телеграфных агентств. В статье чехословацкого журналиста Б. Шкреко «Отеческие заботы генерала Пиночета»17Шкреко Б. Отеческие заботы генерала Пиночета // Крокодил. 1982. № 5. рассказывается о продаже чилийских детей в США, Италию и Швецию. Чилийское правительство решило возродить традиции работорговли в связи с бумом сиротства и беспризорничества, вызванным массовыми репрессиями инакомыслящих. Социальные меры диктатора не интересуют: «Только не предлагайте мне расточительные проекты детских приютов! Вы же прекрасно знаете, какие расходы нас ожидают в связи с планируемым перевооружением армии!»18Там же..

Когда советники сообщили Пиночету о возможности получить по 10 тысяч долларов за каждого беспризорника, тот начал усиленно подсчитывать: «Склерозированный мозговой компьютер пробуксовывал на нулях, не срабатывал. Но и так ясно было, что получается много, очень много тугих долларовых пачек, похожих на зеленые кирпичики. И впервые при мысли о детях-сиротах лицо диктатора тронула нежная, отеческая улыбка». Хлесткие сравнения и метафоры рисовали образ безумного старика, помешанного на укреплении своей власти за счет понижения жизненного уровня своих сограждан и повышения расходов на оборону. Фантасмагоричность сюжета, который никак не ассоциировался с советскими реалиями, позволял в очередной раз подчеркнуть, сколь глубоко продвинулся Запад в процессе загнивания.

Отношение советских карикатуристов к своему делу контрастно проявляется при сравнении карикатур на одно и то же событие или человека, сделанных советскими и иностранными художниками. Так, художник чехословацкого журнала «Дикобраз», для которого Пиночет является не более чем ярлыком, делает главный акцент на ногах диктатора, в роли которых выступает здания казармы и тюрьмы, от портретного сходства остаются только темные очки и усики19Я твердо стою на ногах! // Крокодил. 1979. № 4.. Американскому художнику Антону Рефрежье, «чилийский цикл» которого опубликовали в «Крокодиле» в 1979 году, удалось совместить портретное сходство с оригиналом, немного подкорректировав лицо диктатора, в результате чего в нем стал четко проступать череп. В роли костей карикатурист изобразил перекрещенные плетку и дубину. От всего облика диктатора веет холодным презрением, карикатура проникнута пафосом ненависти к угнетателю чилийского народа. Такой яркий контраст между подходами двух художников показывает, насколько важна может быть деталь в карикатуре.

Вообще советские карикатуристы относились к Пиночету двояко: с одной стороны, они соблюдали портретное сходство с оригиналом, но с другой – всегда изображали его в комическом и нелепом виде. На карикатуре «Референдум по-чилийски»20Лисогорский Н. Референдум по-чилийски // Крокодил. 1979. № 9. Пиночет, вылезающий из-за ширмы, опускает в избирательную урну вместо бюллетеня чилийца, держащего в руке плакат с надписью «против». Однако на подсчет голосов это никак не повлияет, потому что в роли избирательной урны выступает тюрьма, крыша которой запечатана сургучовой печатью со свастикой. Пиночет предстает перед читателями в образе рыбака, удящего рыбу на удавку21Вайсборд М. «Уголок рыболова» // Крокодил. 1977. № 29., капитана корабля-тюрьмы22Черепанов Ю. «Новый курс» // Крокодил. 1977. № 28., маленького человечка с топором в кругу противников разрядки23Ефимов Б. Приняли в свой круг // Крокодил. 1978. № 25., убийцы в нацистской форме24Абрамов М. Попали под амнистию… // Крокодил. 1978. № 17. и т. д. Однако, при всей своей агрессивности, карикатурный образ Пиночета воспринимается в первую очередь как комический. Пиночет в изображении карикатуристов становится мультипликационным персонажем, напоминающим одного из героев мультсериала «Том и Джерри», но никак не страшнейшего диктатора всех времен и народов.

Вообще необходимо отметить, что образ Пиночета во многом калькирован с ранее созданных «крокодильцами» образов диктатора. Первым таким образом можно считать карикатуры на Гитлера (в особенности работы Кукрыниксов), а в послевоенные годы – на Иосипа Броз Тито. «Толстый человек на кривых коротких ногах, в фуражке с высокой тульей, с топором в руках, с которого стекает кровь, в одном кармане – пачка долларов, в другом – «Майн кампф», правая рука поднята в нацистском приветствии, и с нее тоже капает кровь – таким был самый распространенный карикатурный образ Тито»25Матонин Е. В. Иосип Броз Тито. М., 2012. С. 229–230.. Ремейк в политической карикатуре – довольно распространенное явление, поэтому исследователи в первую очередь призывают обращать внимание на трансформацию отдельных деталей карикатуры26Голиков А. Г., Рыбаченок И.С. «Отыщи всему начало...» Ремейк в политической карикатуре // Родина. 2013. № 12. С. 75..

Если сопоставить изображения Тито и Пиночета, то можно обратить внимание на общность внешних атрибутов – топоров, свастик, пятен крови и т. д.Вместе с тем изменение коснулось пропорций персонажей. Если Тито в целом изображается в нормальных пропорциях27Напр.: Вальк Г. Его путь. Крокодил. 1949; Ганф Ю. К «выборам» в Югославии. Крокодил. 1950., то Пиночета обычно изображают маленьким на фоне окружающих его предметов. Таким образом, жесткие репрессивные меры режима Пиночета отходят на второй план при изображении его комичным карликом, стремящимся походить на Гитлера.

При этом необходимо отметить, что «крокодильцы» всегда стремились отвечать на актуальные вопросы и характеризовать злободневные тенденции западного общества. Во второй половине XX века необычайно актуальным становится вопрос, связанный с тотальным контролем государства за своими гражданами. Действительно, в условиях научно-технической революции, когда в жизни человека появляется все больше новых приборов, идея о возможности слежки за всем и всеми становится не такой уж фантастической. В массовом сознании укореняется представление, что средства массовой информации на Западе находятся под тотальным контролем спецслужб. В ответ на беспокойство журналиста о том, что налогоплательщики не одобрят увеличение военных расходов, американский эксперт заявляет: «Свободная пресса – она потому и свободная, что чуть не то написал – и свободен»28Харьков А., Хромов С. Решающий аргумент // Крокодил. 1982. № 11.. Так, в одном из номеров «Крокодила» сообщается, что Центральное разведывательное управление США завербовало 800 журналистов29Биндструп Х. В объятиях ЦРУ // Крокодил. 1979. № 18.. На соответствующей карикатуре ЦРУ предстает в образе удава, обвившего с ног до головы журналиста. Связав ему руки, удав печатает статью на машинке кончиком своего хвоста.

Наравне с образом змеи активно используется образ разъяренного пса. Карикатура «Спускают с цепи…»30Мочалов В. Спускают с цепей // Крокодил. 1982. № 7. посвящена подписанию президентом Рейганом указа о расширении полномочий ЦРУ и ФБР по сбору частной информации американцев вне зависимости от того, в какой части света они находятся. Спецслужбы изображены в виде злых псов в наушниках и с микрофонами, спускаемых с цепи человеком в дорогом костюме, стоящем на ступеньках Капитолийского холма, резиденции Конгресса США. Их звериный оскал не должен вызывать сомнения в том, что они рьяно примутся за исполнение своей работы.

К разряду актуальных можно также отнести тему оружия массового уничтожения. На эту тему публиковались карикатуры следующего содержания: на первой31Черепанов Ю. Пекинские погремушки // Крокодил. 1982. № 2. человек с азиатскими чертами лица во френче дарит маленькому человечку в пробковой шляпе с надписью «ЮАР» погремушку в виде звезды, сложенной из атомных боеголовок; на второй32Андреев Ю. В тару покупателя // Крокодил. 1982. № 4. – американец, предстающий в образе Дяди Сэма, ссыпает из своей железной коробки ракеты в бумажный кулек с надписью «антисоветизм», который держит в руках маленький человечек с азиатскими чертами лица. Этим показывается отход бывших китайских товарищей от идей марксизма-ленинизма и даже поворот в сторону мирового империализма. Той же теме посвящена карикатура «Новый покупатель»33Крылов А. Новый покупатель // Крокодил. 1979. № 9., изображающая заигрывания китайского лидера Дэн Сяопина с руководством НАТО. Китайский лидер изображен в образе дородной женщины, гуляющей по рынку с маленьким кошелечком и корзинкой. В корзинке уже лежит одна бомба, однако «покупательница» присматривается к товару других продавцов. За прилавком, на котором большими буквами выбито НАТО, стоят военные, наспех накинувшие платки и халаты. Они предлагают наперебой свой товар. Некоторые из них одеты еще в нацистскую форму, что указывает на то, что в командовании Североатлантического альянса работают бывшие гитлеровские генералы. В целом карикатура проникнута духом благодушного юмора, Д. Сяопин не лишен приятности и доброты, поэтому нельзя в полной мере констатировать, что карикатура содержит антикитайский пафос.

Таким образом, эмоциональный настрой советской карикатуры полностью исчезает. Сатирическая графика перестает разить врагов и лишь пытается их высмеивать. Деградация советской карикатуры от элемента пропаганды до банальной смешной картинки произошла по причине общей деградации советской идеологии. Нерешенные противоречия в конечном итоге привели к возникновению идеи конвергенции, т. е. сближения социализма и капитализма, что по сути означало сворачивание социалистического эксперимента. В полной мере эта тенденция проявилась в годы перестройки и связана с политикой нового мышления, идея которой, что симптоматично, была озвучена еще в 1984 году34Громыко Ант. А., Ломейко В.Б. Новое мышление в ядерный век. М., 1984..

Червяков Руслан Юнадиевич (Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова)

  • Из сборника избранных статей участников IX Международная конференция молодых учёных и специалистов «КЛИО». Сборник издан при поддержке фонда «История Отечества»

Мероприятие прошло 3–4 апреля 2019 года в Российском государственном архиве социально-политической истории.


  1. Ефимов Б.Е. Десять десятилетий (о том, что видел, пережил, запомнил). М., 2000. URL: https://royallib.com/read/efimov_boris/__desyat_desyatiletiy.html#1655554 (дата обращения: 27.02.2019).
  2. Голубев А.В. «Подлинный лик заграницы»: образ внешнего мира в советской политической карикатуре, 1922–1941 гг. М., 2018; Он же. «Если мир обрушится на нашу Республику»: Советское общество и внешняя угроза в 1920-е – 1940-е годы. М., 2008; Сенявская Е.С. Противники России в войнах ХХ века. Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. М., 2006; СССР и США в ХХ веке: восприятие «другого» / отв. сост. Б. Физелер, Р. Магнусдоттир. М., 2017; Гринько И.А., Шевцова А.А. «Дятел докладодолбящий» и другие животные: наука в зеркале советской карикатуры // Историческая экспертиза. 2018. № 1.
  3. Крокодил. 1977. № 32.
  4. Голиков А.Г., Рыбаченок И.С. Смех – дело серьезное. Россия на рубеже XIX–XX вв. в политической карикатуре. М., 2010. С. 90.
  5. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. От начала до Великой Победы. М., 2001. С. 595–610.
  6. Декларация Совещания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран, состоявшегося 14–16 ноября 1957 г. в г. Москве 16 ноября 1957 года // Наследники Коминтерна. Международные совещания представителей коммунистических и рабочих партий в Москве (ноябрь 1957 г.): документы. М., 2013. С. 63.
  7. Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1961. С. 26.
  8. Там же. С. 52.
  9. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 5. с. 40.
  10. РГАСПИ. Ф. 599. Оп. 1. Д. 907. Л. 153–158.
  11. Там же. Л. 153.
  12. Там же. Л. 154.
  13. Там же. Л. 157.
  14. Там же. Л. 158.
  15. Наумова Г. Р., Шаповалова Н.В. Культурная рента и культурная революция // Клио – 2018. № 7. С. 154–157.
  16. Самойлов Л. Обречены на вымирание. В “Красную книгу” не заносить! // Крокодил. 1978. № 4.
  17. Шкреко Б. Отеческие заботы генерала Пиночета // Крокодил. 1982. № 5.
  18. Там же.
  19. Я твердо стою на ногах! // Крокодил. 1979. № 4.
  20. Лисогорский Н. Референдум по-чилийски // Крокодил. 1979. № 9.
  21. Вайсборд М. «Уголок рыболова» // Крокодил. 1977. № 29.
  22. Черепанов Ю. «Новый курс» // Крокодил. 1977. № 28.
  23. Ефимов Б. Приняли в свой круг // Крокодил. 1978. № 25.
  24. Абрамов М. Попали под амнистию… // Крокодил. 1978. № 17.
  25. Матонин Е. В. Иосип Броз Тито. М., 2012. С. 229–230.
  26. Голиков А. Г., Рыбаченок И.С. «Отыщи всему начало...» Ремейк в политической карикатуре // Родина. 2013. № 12. С. 75.
  27. Напр.: Вальк Г. Его путь. Крокодил. 1949; Ганф Ю. К «выборам» в Югославии. Крокодил. 1950.
  28. Харьков А., Хромов С. Решающий аргумент // Крокодил. 1982. № 11.
  29. Биндструп Х. В объятиях ЦРУ // Крокодил. 1979. № 18.
  30. Мочалов В. Спускают с цепей // Крокодил. 1982. № 7.
  31. Черепанов Ю. Пекинские погремушки // Крокодил. 1982. № 2.
  32. Андреев Ю. В тару покупателя // Крокодил. 1982. № 4.
  33. Крылов А. Новый покупатель // Крокодил. 1979. № 9.
  34. Громыко Ант. А., Ломейко В.Б. Новое мышление в ядерный век. М., 1984.

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Два поэта и музыка революции. Cеребряный век оплавлен пожаром

239875823856782365862385682365862353.jpg

1917 год подвел черту не только под императорской, а затем и под либеральной россией, но и под целой эпохой в истории русской культуры. То, что происходило в литературе, в живописи, в архитектуре после 1917-го, можно называть расцветом русского авангарда, можно – временем новых ярких поисков. Но декаданс и богоискательство предыдущих двадцати лет остались в прошлом.

 

Заключительный этап Второй мировой войны и капитуляции Японии

kapitulyaciya yaponii 1945g 22

К 70-летию окончания Второй мировой войны Российское историческое общество публикует любезно предоставленные Архивом внешней политики Российской Федерации документы по истории заключительного этапа Второй мировой войны и капитуляции Японии, некоторые из которых ранее не были известны широкому кругу исследователей. 

 

Смотреть документальный фильм "Этот легендарный Герберштейн"

Sigismund_vo921754962918649812984691824.jpg

Посол императора Священной Римской империи Максимилиана Первого Сигизмунд Герберштейн впервые побывал в неведомой для Европы Московии 500 лет назад. Он подробнейшим образом исследовал уклад жизни, переписывал старинные летописи и документы, беседовал с купцами о географии отдалённых местностей, интересовался бытом простого люда и правилами поведения при дворе московского государя.

Новости Региональных отделений

Памятные даты в истории Великого Новгорода на 2020 год


А.М. Васнецов. Новгородский Торг. 1908-1911 гг.

2020 год будет наполнен калейдоскопом исторических юбилеев. Отделение РИО в Туле рассказывает, какие памятные даты тульской земли станут частями красочной исторической картины в следующем году.

 

Дивный сюжет. «Пушкин на экзамене 8 января 1815 г.»


И. Е. Репин (1844–1930). Пушкин на экзамене в Царском Селе 8 января 1815 года. 1911. Холст, масло

С 30 сентября в Медиацентре Всероссийского музея А.С. Пушкина в рамках юбилейного выставочного проекта, посвященного 175-летию со дня рождения И.Е. Репина, представлены редкие оцифрованные материалы.

 

Проект отделения СЖР в Саратове получил поддержку Фонда президентских грантов

Проект Саратовского регионального отделения Союза журналистов России «Летописцы-Победители. Имена и судьбы», посвящённый 75-летию Победы, стал победителем второго конкурса 2019 года Фонда президентских грантов.

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

Прокрутить наверх