Начало ХХ века не только добавило разнообразия восприятию Востока в русском обществе, но и повысило медийный «спрос» на восточные образы – как символы «чужого», «иного», «враждебного» – в отечественной печати, в том числе и в сатирической.

Главным катализатором производства образов «врага с Востока», вслед за философскими течениями эпохи, стала безусловно Русско-японская война, так болезненно травмировавшая самосознание российского общества.

И если образ японца и Японии как врага явного, бесспорного, агрессивного сравнительно быстро сформировался в работах русских сатириков, то образ китайца и Китая оказался не столь однозначным в сатирических риториках и трактовках отечественной журналистики. В глубоких пластах исторической памяти веками откладывались черты образа восточного соседа – загадочной и экзотической Поднебесной, становящейся всё ближе к Российской империи, но остающейся во многом непонятной и непознанной. Они завораживали воображение, пугали и манили одновременно, восхищая высокой эстетикой китайского искусства…

Неоднозначность положения и сомнительность поведения Китая в дальневосточном конфликте, втягивавшем в себя на протяжении 1904–1905 годов всё больше участников, как никогда, актуализировали трактовки образа китайца в системе других восточных образов эпохи. Сразу обращает на себя внимание по вторяющийся из рисунка в рисунок, из фельетона в фельетон образ, отсылающий нас к историческому возрасту, географическому размеру и геополитическому весу Китая: сатирики неизменно изображают китайца «заспанным великаном, грозным и неповоротливым, себе на уме, с неизменной косой»1«Стрекоза». 1904. № 28. С. 9..


Диалог «союзников». «Стрекоза». 1904. № 28. С. 9.

Агрессивное поведение Японии в регионе, её стремление использовать Китай как плацдарм давления на Россию заставляют сатириков усомниться в «нейтралитете» Поднебесной в разразившейся войне. Впрочем, подчёркивают журналисты, неоднозначность поведения «нейтрального» Китая проявлялась в отношении всех действующих лиц конфликта, позволяя увидеть его собственную линию поведения, не только как объекта, но и как субъекта военно-политических коллизий на Дальнем Востоке.

Карикатуристы из номера в номер транслируют образ обманчиво спокойного, полусонного старца-китайца, за спиной которого притаился японский артиллерийский расчёт2«Стрекоза». 1904. № 8. С. 8.. Журналы публикуют сатирические диалоги с продолжением, в которых зрелый, умный собеседник-китаец откровенно потешается над агрессивным, плохо воспитанным подростком-японцем, хвастающимся своими сомнительными победами3«Осколки». 1904. № 17. С. 5. . Примечателен фельетон, в котором «хитрый» японец пытается перетянуть на свою сторону «наивного» китайца, обещая ему: «Я займу твои порты, завладею железной дорогой и частью территории, потребую дать твоих солдат, а расплачусь за всё это русскими гривенниками. Фальшивыми, разумеется…»4«Осколки». 1905. № 29. С. 4..


Китайский нейтралитет. Стрекоза. 1904. № 8. С. 8

Со временем наивность попыток Японии манипулировать Китаем на мировой арене начинает подчёркиваться сатириками как ресурс для возможного сближения с Поднебесной. На эту же стратегию работает и крепнущая линия критики западных держав, не менее наивно, вернее, непродуманно вовлекающих Китай в процессы вестернизации, сводящиеся к милитаризации региона в целом. Приход западной «цивилизованности» на Дальний Восток в целом и в Китай, в частности, сводится к поставкам оружия и приводит к внутренней смуте и ослаблению азиатских стран, – подчёркивают отечественные сатирики. «Плоды» с «древа» подобной «пересаженной» цивилизации равно опасны для всех народов Дальнего Востока5«Будильник». 1905. № 3. С. 6..

В такой сатирической «оптике» «западные доброжелатели» Китая выглядят подлинными разжигателями войны в регионе. Тогда как сам исторический опыт китайской цивилизации, инерция политического поведения Китая, его «неподвижность» в веках могут оказаться, по мнению сатириков, своего рода «противоядием» от западной «интоксикации». Об этом – сатирическая миниатюра «Будильника». Иронически взирая на растрёпанное огородное пугало с надписью «Международное право» (дар западной цивилизации), китаец недоумённо размышляет вслух: «А ведь мой бумажный дракон выглядит как будто пострашнее…»6«Будильник». 1905. № 13. С. 4..


«Плоды» с «древа» европейской цивилизации.

Быть может, в начале ХХ века русские сатирики во многом недооценивали возможность скорых перемен в Китае и его способность к обновлению: ведь не пройдёт и десяти лет, как здесь произойдут революционные перемены, затронувшие весь внутренний уклад жизни… Но всё же отечественные журналисты, без сомнения, уловили главное:

позитивные черты цивилизационного кода, воспроизводящего черты устойчивости Китая как государственного образования;

наивность попыток манипулировать Поднебесной и её интересами как с Запада, так и с Востока;

опасность развязывания в отношении Китая любой агрессии, всегда чреватой непрогнозируемыми последствиями.

1. «Стрекоза». 1904. № 28. С. 9.

2. «Стрекоза». 1904. № 8. С. 8.

3. «Осколки». 1904. № 17. С. 5.

4. «Осколки». 1905. № 29. С. 4.

5. «Будильник». 1905. № 3. С. 6.

6. «Будильник». 1905. № 13. С. 4

Текст: Татьяна Филиппова

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

«Пекинская формула» и «инструмент для торга». Россия – Китай: 70 лет и четыре века

«Без всякой насильственной оккупации». Китайский Квантун под российской арендой

Путь длиною в 400 лет. История российско-китайских отношений

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Оцифрованные документы: Учетная карточка героя Великой войны передана его внуку

bogdanov

На сегодняшний день Росархивом при поддержке Российского исторического общества оцифровано более двух миллионов учетных карточек из архива Бюро учета потерь на фронтах Первой мировой войны, что позволяет помочь многим людям, интересующимся историей своих семей.

 

«Экзамен русскому народу». Февральская революция и русское общество

876543245653235232352352352.jpg

5 марта дворянское собрание Самарской губернии постановило приветствовать новую власть и Думу как орган, сплотивший «вокруг себя силы народные в борьбе с отжившей властью». Из всех приветственных телеграмм от дворянских обществ в адрес Думы и Временного правительства только в телеграмме казанского дворянства содержалась надежда на восстановление в будущем обновленной, конституционной монархии.

Еще материалы рубрики «Конкурсы»

Новости Региональных отделений

В Саратове прошла конференция, посвящённая Великой Отечественной войне

В Институте истории и международных отношений (ИИиМО) Саратовского национального исследовательского государственного университета им. Н.Г.Чернышевского состоялась XIII Международная научная конференция «Актуальные проблемы Российской цивилизации и методики обучения истории», посвящённая 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.

 

Ульяновская область присоединилась к проекту «Дорога памяти»

17 февраля в Государственном архиве Ульяновской области начал работать пункт оцифровки и загрузки материалов о фронтовиках и тружениках тыла Великой Отечественной войны для последующей публикации в мультимедийной галерее «Дорога памяти».

 

Стартовал проект «Он любил эту землю» памяти фотокорреспондента А.Овчинникова

Стартовал проект «Он любил эту землю» памяти фотокорреспондента А.Овчинникова.

17 февраля в Великом Новгороде прошла презентация проекта «Он любил эту землю», посвященного памяти Александра Исааковича Овчинникова (1930 – 2000), фотокорреспондента ИТАР-ТАСС.

Трибуна

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

 

Юрий Тракшялис - "В небесах мы летали одних...". Круглый стол "Нормандия-Неман - 75 лет"

Из истории боевого пути 18 гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова II  и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман» известно, что 23 февраля 1943 года 18 гв. полк под командованием гвардии подполковника Голубова вошел в состав 303-й авиационной дивизии 1-й Воздушной армии.

Прокрутить наверх