Как сохраняли памятники архитектуры во время бомбардировок Ленинграда

С началом блокады Ленинграда город подвергался регулярным бомбардировкам. Жители города не только смогли выдержать 872 страшных дня, но и принимали участие в сохранении наиболее значимых памятников архитектуры.

О том, как удалось сохранить шпили Адмиралтейства и Петропавловского собора, рассказывает почётный гражданин Санкт-Петербурга, военный альпинист, фронтовик-разведчик, заслуженный тренер России и мастер спорта СССР, заведующий кафедрой физического воспитания СПбГУП Михаил Бобров (1923–2018) в ходе лекции, видеозапись которой доступна на портале Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина.

В ходе лекции Михаил Михайлович, в частности, ответил, почему противник так точно стрелял по школам, госпиталям, промышленным объектам, трамвайным остановкам.

«Когда наши разведчики проникли на немецкие артиллерийские позиции (они располагались на бывшей станции Дудергоф, на Вороньей горе, на Пулковских высотах, в Стрельне, из которой через залив били в город) и взяли «языков», немецких офицеров, то у них в планшетах обнаружили подробный план Ленинграда со всеми доминантами города. Эти «маковки», «луковки», кресты бликовали не только днём, но и в лунные ночи. На картах было указано, какое расстояние от немецкой артиллерийской позиции до, например, шпиля Петропавловского собора. Стрелять при такой наводке было очень просто»,

– вспоминал он.

Чтобы спрятать эти ориентиры, некоторые военные предлагали разобрать все наши доминанты. Вторым вариантом было возведение лесов для маскировки объектов. «Но где взять лесопиломатериалы, когда все они ушли на строительство ДОТов, ДЗОТов, блиндажей?!» – отметил Михаил Михайлович. Третьим предложением было использование аэростатов воздушного заграждения, которые поднимались на высоту 1400–1500 м. Однако на таком аэростате подойти к объекту было невозможно.

«И тогда молодой архитектор Василеостровского района Наталья Уствольская, сама альпинистка, предложила использовать альпинистов, которые находились в городе. Нашли Ольгу Фирсову, она в порту разгружала мины, от неё пошла ниточка к её подруге – Алле Пригожевой. Третьим оказался Алоиз Земба. Он пришёл ко мне в госпиталь. Так была собрана наша группа из четырех человек»,

– сказал он.

Главным в группе и был назначен молодой разведчик Ленинградского фронта, испытанный на передней линии боёв за город, Михаил Бобров.

«Специалисты разрешили закрасить сусальное золото только на куполе Исаакиевского собора и шпиле Петропавловского собора. Ни Адмиралтейство, ни шпиль Инженерного замка, ни другие церкви и соборы красить было нельзя. Дело в том, что купол Исаакиевского и шпиль Петропавловского соборов были покрыты настоящим червонным золотом, а остальные памятники – тонкой позолотой сусального золота. Их-то и предложили закрывать парусиной, потому что смыть потом камуфлирующую краску без вреда для покрытия было невозможно»,

– вспоминал Михаил Бобров.

Первым маскировали Исаакиевский собор. Его шапка бликовала и чётко просматривалась со всех точек города. «Мы забрались наверх, привязались к перилам и вначале покрасили чепчик купола, крест. Раненые матросы подавали нам вёдра с краской. Как только покрасили купол и четыре звонницы – в районе прекратился прицельный артиллерийский обстрел»,

– сказал Михаил Михайлович.

Следующим стало Адмиралтейство.

«Там было потяжелее – всё дело в сложной конструкции шпиля. Мы использовали обычное альпинистское снаряжение: поднялись, чтобы выполнить невероятно сложную задачу по маскировке. Девочки-военнослужащие сшили нам громадную парусиновую «юбку», она весила полтонны, но мы сумели поднять её. Вот тут начался первый обстрел немцами верхолазов. Когда мы закрепили парусину и распустили её, а Оля Фирсова поднялась наверх, чтобы стягивать и сшивать тяжёлую ткань, со стороны Дворцовой площади выскочил «Мессершмитт» и дал по ней пулемётную очередь. Чудом Олю не задело, потом она рассказывала, что видела лицо лётчика»,

– рассказал Бобров.

«Наступила зима самого трудного, первого блокадного года. В самый мороз, а он порой доходил до 43 градусов, мы приступили к маскировке Петропавловского собора. Начали работу с подвешивания блоков, чтобы можно было подниматься самим и поднимать вёдра с краской. Помимо морозов, были сильные ветры. Наверху было трудно работать. При сильных порывах ветра шпиль наклонялся на 80–85 см, а порой и больше, чем на 1 м. Но мы справились с заданием»,

– заключил он.

Жизни и профессиональному пути Михаила Михайловича посвящён фильм «Михаил Бобров. Хранитель ангела», также размещенный на портале Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина.

Михаил Михайлович пожизненно имел собственные ключи для входа в Петропавловский собор.

На основании материалов сайта Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина.

Текст: Вера Марунова

ВОЗМОЖНО ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Виртуальный тур по Архангельскому собору Московского Кремля

Художественный альбом «Путь к Победе» к 75-летию Великой Победы

Эрмитаж в годы Великой Отечественной войны. «Мы будем помнить эти годы...»

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Оцифрованные документы: Учетная карточка героя Великой войны передана его внуку

bogdanov

На сегодняшний день Росархивом при поддержке Российского исторического общества оцифровано более двух миллионов учетных карточек из архива Бюро учета потерь на фронтах Первой мировой войны, что позволяет помочь многим людям, интересующимся историей своих семей.

 

Штурм цитаделей. Красная армия против немецких крепостей в 1945 году

3982685689216358693815615.jpg

6 мая 1945 г. в Силезии сложил оружие германский гарнизон Бреслау (ныне – Вроцлав, Польша). 40 тыс. солдат вермахта, СС и фольксштурма сдались советским войскам. Бреслау был не просто осажденным городом: в Силезии окончилась эпопея «фестунгов» — крепостей Третьего Рейха, создание которых стало одной из самых неоднозначных стратегических идей гитлеровского командования за всю войну.

 

Документы из личного архива маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского

2738956823685682365862386586231.jpg

Российское историческое общество впервые публикует ранее неизвестные документы из личного архива маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза Родиона Яковлевича Малиновского. Документы были предоставлены дочерью маршала Натальей Родионовной Малиновской. 

Новости Региональных отделений

Семейная история: проект «9 историй нашей Победы»

Исторический факультет Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова во взаимодействии с отделением Российского исторического общества во Владикавказе подготовили проект «9 историй нашей Победы», приуроченный к 75-летию Великой Победы.

 

Проект по восстановлению истории СПУ выходит на всероссийский уровень

На фото: Бывшие курсанты на встрече в Балакове в 1987 году

Ранее мы уже рассказывали, что член совета Саратовского регионального отделения РИО Юрий Каргин занимается восстановлением истории Симферопольского пехотного училища, которое во время Великой Отечественной войны, в 1942–1944 годах, находилось в эвакуации в городе Балаково в другом статусе – пулемётно-миномётном – и выпустило несколько тысяч офицеров и сержантов.

 

Проект «Рядовые Победы». К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

Проект «Рядовые Победы». К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

Член совета отделения Российского исторического общества в Саратове Юрий Каргин к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне подготовил проект «Рядовые Победы», который стартовал на сайте информационного агентства «Саратовбизнесконсалтинг».

Трибуна

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

Прокрутить наверх