Интервью ответственного секретаря Отделения Российского исторического общества в Севастополе, председателя общественной организации «Исторический клуб «Севастополь Таврический», координатора проекта по созданию духовно-просветительского центра с храмом-памятником и музеем Гражданской войны Вадима Прокопенкова интернет-газете “Крымское Эхо”.

Дмитрий Соколов

К столетию Русского исхода

В этом году исполнится 100 лет с даты эвакуации Русской армии генерала П.Н.Врангеля – события, положившего начало феномену Русского Зарубежья. Тема Исхода ноября 1920 г. тесно связана с трагедией красного террора в 1920-1921 гг., в ходе которого погибли тысячи наших соотечественников.

Сегодня об этих страшных страницах в истории полуострова напоминают немногочисленные памятные кресты и мемориальные доски.

9 февраля 2020 г., в День памяти Собора Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, в окрестностях Севастополя состоялся молебен на начало строительства духовно-просветительского центра с храмом-памятником и музеем Гражданской войны. Место будущего храма определено в двух километрах от Максимовой дачи – усадьбы бывшего севастопольского градоначальника Алексея Максимова, в начале 1920-х гг. бывшей одним из мест массовых казней и захоронения солдат и офицеров Русской армии, а также гражданских лиц.

Реализация такого проекта, без сомнения, имеет важное значение для сохранения и приумножения исторической памяти, преодоления векового раскола и возвращения доброго имени нашим согражданам, погибшим либо вынужденным уйти на чужбину в годы российского лихолетья.

— Вадим Николаевич, несмотря на географическую близость, Севастополь и Крым всегда различались. Зачастую севастопольцы не знают в полной мере о том, что происходит в соседнем субъекте и наоборот. В связи с этим, пожалуйста, скажите несколько слов о себе и о том, чем обусловлен ваш интерес к столь драматическому периоду отечественной истории?

— Я представляю небольшую общественную организацию «Исторический клуб «Севастополь Таврический». Мы работаем в поле исторических исследований тех тем в истории Севастополя, которые не связаны с Крымской и Великой Отечественной войной: эти темы обширны и требуют особого подхода. Ну и главное — на этом поприще трудится много достойных авторов, в том числе и крымских историков.

Действительно, так сложилось, что Севастополь стоит особняком. Несмотря на это, у нас очень активные и дружественные связи с Центральным музеем Тавриды (руководитель Андрей Витальевич Мальгин), Этнографическим музеем (директор Юрий Николаевич Лаптев). Соперничества нет, есть желание всем вместе достойно подойти к дате 100-летия окончания Гражданской войны на Юге России. Не для галочки, а по-честному, опираясь на взаимную помощь.

Поэтому наше основное направление – мирная история города, христианская и православная ее составляющие.

Но и особо стоит тема Гражданской войны, потому что она остается мало изученной. Конечно, есть работы братьев Зарубиных, серьезных крымских исследователей. Но это во многом узкопрофессиональные труды, которые требуют глубокого знания темы.

Мы рассчитываем на ту широкую аудиторию, которая готова спокойно принимать новые данные по этой теме без окраски и выводов относительно итогов этой войны, исключая тему разделения на красных и белых.

И что главное в этом направлении — не изучены судьбы 146 000 соотечественников, покинувших Крым в 1920 году. Но не только. Не известны имена тех расстрелянных, которые по разным причинам не смогли уйти с армией генерала П.Н. Врангеля. Хотя в Крыму эта работа проведена на хорошем уровне. Серия книг «Реабилитированные историей» содержат в себе значительную часть архивного материала об этих трагических событиях.

Но вот что касается Севастополя, то здесь практически чистое поле для исследователей.

Надо сказать, что в Государственном архиве Республики Крым хранятся материалы по периоду 1920 года. Но немногим удалось с ними работать, так как это требует времени и кропотливого труда. И это необходимо делать комплексно, не отрывая информационные пласты друг от друга.

— Как родилась идея и концепция создания храма-мемориала?

— Эта идея нас волновала еще с 2013 года, когда мы, выпустив в 2010 году с Александром Андреевичем Зубаревым и Валерием Васильевичем Крестьянниковым наш альбом «Севастополь. 1920 год. Исход» всерьез задумались о продолжении издательского проекта.

Тогда нам показали памятное место, которое обустроили севастопольцы на месте расстрелов в 1990-х годах. Сейчас здесь стоит памятный камень и Поклонный крест. Конечно, Графская пристань как знаковое место является одним из главных символов эвакуации военных и гражданских лиц из Севастополя в ноябре 1920 года. Здесь установлена памятная табличка.

Но инициатива создания храма-музея именно на месте расстрелов в память о всех жертвах Гражданской войны, тех новомучениках и исповедниках, которые претерпели многие страдания, на наш взгляд, является важнейшим проектом к этой памятной дате.

Мы сделали уже очень много. Участок находится в собственности общины, получены согласования и разрешения. Об этом знают за рубежом, многие наши соотечественники помогают по мере своих сил.

В 2019 году рядом обустроен древний источник. Это тоже интересный аспект будущего функционирования и храма и музея.

— Бытует мнение, что благое дело невозможно без трудностей. Насколько данное утверждение применимо к осуществляемой вами деятельности?

— Сегодня непросто говорить о темах, которые не являются насущными для людей. Конечно, трудностей много. Но мы же понимаем, как сложно сейчас везде, всем людям в связи с экономическими проблемами.

Тем более тема Гражданской войны, как натянутая струна, она в наших душах засела и периодически беспокоит. Ведь общество и сегодня имеет все признаки тех болезней, которые были присущи началу ХХ века.

Но трудности преодолимы. Вынесение такого проекта в общественное сознание требует предельной личной ответственности. Без благословения Благочинного Севастопольского церковного округа мы бы не могли двигаться вперед.

Где рвение к Богу, там всегда дремлют и темные силы. Но молитва к Новомученникам и исповедникам церкви Русской нас укрепляет. И те шаги, которые мы делаем, раскрывая новые данные о людских судьбах, востребованы не только их потомками, они интересны и всем тем, кто не исключает из своей жизни самообразования, развития.

Здесь планируется и небольшой образовательный центр. Коллекции музея уже пополняются. Дом Русского зарубежья готов передать часть экспонатов и книги в фонды будущего музея.

Это частная инициатива, и сбор средств на нее осуществляется по мере возможности. Важно, что в этом благом деле участвуют не только севастопольцы, но и потомки ушедших в русское рассеяние.

— Какие организации оказывают вам поддержку в строительстве храма-музея?

— Во-первых, это Российское историческое общество и лично председатель его правления Константин Ильич Могилевский. Сенатор Совета Федерации от города Севастополя Екатерина Борисовна Алтабаева активно помогает в плане взаимодействия с правительством города и Черноморским флотом по подготовке памятных мероприятий.

Дом Русского зарубежья в Москве оказывает нам необходимую поддержку, и мы настроены на продолжительное сотрудничество с этой организацией.

У нас складываются устойчивые коммуникации с европейскими общественными организациями, которым близка тема Крыма и Севастополя. Это в первую очередь Общество Памяти Императорской гвардии (его возглавляет князь Александр Александрович Трубецкой), представители Конгресса Русских американцев, наработаны контакты с культурными центрами в странах Русского Исхода.

Очень интересное и продуктивное сотрудничество сложилось с Русским центром науки и культуры в Париже. Мы подготовили и реализовали проект «Видео-диалог с соотечественниками. Севастополь-Париж». В нем рассказали о глубоких исторических связях Франции и Крыма, ответили на вопросы потомков, которые живо интересуются событиями крымской эвакуации.

Причем эта работа носит не формальный характер, а живой, инициативный. Поэтому вызревает еще несколько интересных историко-мемориальных проектов.

Мы отправили также обращения в Казачьи организации – но пока ответов не получили. Надеемся и на это сотрудничество, так как в Русском исходе было значительное количество казаков. Их судьбы и пути эмиграции интересны для изучения.

— Севастополь был последним оплотом белой идеи на Юге России. На ваш взгляд, сколь много сегодня сделано для сохранения памяти о наших соотечественниках, которые осенью 1920 г. вынуждены были уйти на чужбину?

— В Севастополе сделано совсем мало. Это объясняется в какой-то мере особым отношением жителей города, многие из которых военные пенсионеры, не желающие менять в своем сознании установки книг советской эпохи. Да и других тем для историков огромное множество!

Мы с коллегами очень бережно относимся к мнению в первую очередь ветеранского сообщества. С уважаемыми ветеранами армии и флота проведен ряд неформальных встреч, на которых пришли к понимаю о необходимости увековечить память всех жертв Гражданской войны на юге России.

Например, события самого кровопролитного сражения Гражданской войны — Перекопско-Чонгарской военной операции, в которой погибло более 10 000 участников с обеих сторон до конца не исследованы: неизвестны многие имена погибших в этом сражении.

— Содержание одной из экспозиций будущего музея планируется посвятить репрессиям, которые проводились в Крыму. Особое внимание уделено красному террору 1920-1921 гг. Что на сегодняшний день известно об этой трагической странице истории города?

— Мы знаем, что, по усредненным оценкам историков, погибло, а фактически расстреляно в это время более 50 000 человек.

У нас есть часть списков расстрелянных в период 1921 – 1923 годов, полученных из разных источников, есть и архивные данные. Это были в меньшей степени дворяне и белые офицеры. Среди расстрелянных и подвергшихся репрессиям мещане, служащие порта, крестьяне, представители интеллигенции, причем все из разных регионов России. Ведь Крым в то время был бурлящим котлом, куда стекались со всего юга Росси надеявшиеся на то, что Крым останется осколком империи.

Для нас изучение этих страниц истории — приоритетное направление. Судьбы крымских Новомучеников и исповедников изучает и Владыка Ялтинский Нестор, издавший ряд книг этой тематики. Он нам помогает в научных исследованиях, направляет, подсказывает, за что мы ему благодарны.

— Насилие в Гражданской войне не было исключительной прерогативой большевиков. Чем, на ваш взгляд, были репрессии белых правительств? Сопоставимы ли они с большевистскими?

— В Севастополе на кладбище Коммунаров стоит памятник. На нем выбиты имена 49 жертв белого террора. Когда задаешь вопросы уважаемым историкам: кто эти люди, как погибли, при каких обстоятельствах — ответов нет.

Мы знаем, что, в отличие от белого, красный террор носил системный характер. Об этом много написано в ваших книгах, уважаемый Дмитрий Витальевич.

Война сама по себе – это бесчеловечное действо. Война противоречит природе человека, смыслу его рождения и существования.

Многие в этой мясорубке переходят границы, которые отделяют человека от зверя. Но ведь каждый сражался за Россию, свою Россию. И тем более разительно эта война отличается от захватнических.

На родной земле проливали свою кровь, по сути, родные люди. Думаю, не только сословная принадлежность давала толчок к уничтожению людей.

Здесь отдельно стоит и богоборческая основа советской власти.

Возникает резонный вопрос: если на большой площади стоит огромный памятник 49 жертвам белогвардейского террора, почему не увековечить память 50 000 жертв террора красного – и храм-музей, на мой взгляд, лучший памятник этим людям.

— Извлекли ли мы уроки из этой российской трагедии?

— В канун 100-летия окончания Гражданской войны на Юге России самое главное – вспомнить о судьбах 146 000 человек, вынужденных покинуть Родину, и тех тысяч расстрелянных, чьи имена забыты. Сделать все возможное, чтобы эти страницы истории стали достоянием общества, которое извлечет из этого свои уроки.

У нас оно очень разнородное. Мы все разные, и в том числе по причине разного уровня образования, а соответственно и осмысления уроков истории. Поэтому сложно сказать, какое зерно истины храним мы в своем сердце по этому периоду истории. Покажет только время.

— Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы не допустить повторения тех драматичных событий?

— Государство не строится само по себе – его строят люди. Есть духовный фундамент, есть экономический. А есть исторический.

Фундамент и в этом контексте необходимо рассматривать как основание, опору любого здания. И если в этом фундаменте будет отсутствовать какая-то его часть, блок – то тогда и само здание будет ненадежным. Оно будет либо перекошено, либо в конце концов будет подвергаться постепенному разрушению.

И его будет необходимо латать, достраивать, тратить средства и ресурсы на укрепление.

В истории то же самое. Если часть исторического поля, ряд событий скрыт и не исследован, тогда необходимо чем-то это заполнять… иначе заполнят другие — непорядочные ловцы дешевого рейтинга и пустых сенсаций, игры на людских судьбах.

Поэтому только беспристрастное изучение этих страниц истории и активная просветительская деятельность части общества способна сдерживать и регулировать общественное мнение. У государства совсем другие задачи. И объединение усилий здесь, как никогда, актуально.

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Цареубийство: массовые ожидания и реальность истории

938751812856812586128568125-5.jpg

События октября 1917 года, означавшие крах демократических ожиданий, породили в сознании части российского общества ощущения «конца истории». Убийство Николая II стало вехой конца старой и начала новой эпохи – оно казалось вполне закономерным и даже ординарным событием на фоне растущего насилия Гражданской войны.

 

Бойсман 1-й. Жизнь и смерть командира эскадренного броненосца «Пересвет»

1285649815295981562985129859816252.jpg

В перекрёстный Год России и Японии по инициативе ВГТРК «Россия-Культура» и при поддержке фонда «История Отечества» ведётся работа над документальным фильмом, открывающим некоторые малоизвестные страницы Русско-японской войны 1904–1905 гг.

 

К 700-летию мученической гибели князя Михаила Тверского

S._Michael_of_Tve4212r.jpg
Святой князь Михаил Тверской. Фрагмент иконы XVII века

В историческом образе князя Тверского и великого князя Владимирского Михаила Ярославича сопряжены две составляющие. Во-первых, это борьба Михаила Тверского за великое княжение, за возвышение собственной «отчины» перед иными землями (любимый «вид спорта» тогдашних Рюриковичей!).

Новости Региональных отделений

Волгоградские археологи проводят исследования на Царицынской сторожевой линии

15 августа в нашей стране отмечается День археолога. В этот день 300 лет назад, 15 августа 1720 года, завершились работы по строительству Царицынской сторожевой линии – крупнейшего фортификационного сооружения Европы первой четверти XVIII века, служившего для укрепления южных границ российского государства.

 

В библиотеке им. М. Горького состоялась методическая экскурсия

В библиотеке им. М. Горького состоялась методическая экскурсия

Выставочный проект «Долг и судьба: военспецы на службе Республики Советов (к 100-летию Гражданской войны в России)» продолжает свою работу в Волгоградской областной универсальной научной библиотеке им. М. Горького.

 

Во Владивостоке открылась экспозиция «УЛица героев»

«УЛица героев» во ВладивостокеАвтор фото – Илья Аверьянов

31 июля 2020 года, при поддержке Дальневосточного отделения Российского исторического общества во Владивостоке, была организована экспозиция «УЛица героев».

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Юрий Тракшялис - "В небесах мы летали одних...". Круглый стол "Нормандия-Неман - 75 лет"

Из истории боевого пути 18 гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова II  и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман» известно, что 23 февраля 1943 года 18 гв. полк под командованием гвардии подполковника Голубова вошел в состав 303-й авиационной дивизии 1-й Воздушной армии.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

Monographic

Росархив представил уникальный интернет-проект «Крым в истории России»

Krim-portal1.jpg

Сегодня, 12 марта 2019 года, Федеральное архивное агентство представило интернет-проект «Крым в истории России» ( http://krym.rusarchives.ru/ ).

Проект предоставляет всем желающим возможность работать с архивными документами за период начиная от крещения князя Владимира до вхождения Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации в марте 2014 года.

 

Коллективный портрет немецких политических эмигрантов

Novosti-img/berlin-1945-2015.jpg

В 1933 году после установления гитлеровской диктатуры приблизительно 500 000 немцев пришлось искать спасения вне пределов Германии 1Tischler C. Flucht in die Verfolgung: Deutsche Emigranten im sowjetischen Exil (1933 bis 1945). Münster, 1995. S. 226. . Советский Союз стал убежищем в основном для левой интеллигенции и коммунистов. Последними было образовано в Москве Заграничное бюро КПГ, которое при помощи Коминтерна и руководства СССР получило возможность продолжать антифашистскую деятельность.

 

Экономическая и политическая история СССР 1945 – 1991 годов

82736598263958623865928365923865-2.jpg

Изучение экономической и политической истории СССР в период 1990 – 2000-х годов находилось под значительным влиянием особенностей развития современного российского государства, ставшего преемником советского государства не только в юридическом отношении, но и в других ресурсных аспектах.

Прокрутить наверх