Под таким названием в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына проходит фотодокументальная выставка, посвящённая истории Морского корпуса первой четверти XX века.

О последнем периоде существования одного из старейших учебных заведений России, основанного Петром I, посетителям выставки рассказывают копии архивных материалов, фотографии и редкие издания. Гости экспозиции также узнают о страницах истории морских учебных заведений, созданных в период Гражданской войны в России и в Русском зарубежье, о судьбах некоторых из тех, кто в них учился.

Во время революционных событий в феврале 1917 года офицерам, преподавателям и воспитанникам Морского корпуса удалось отстоять учебные помещения от попыток захвата. Однако из-за начавшегося развала флота у командования училища возникли проблемы с обеспечением плавательной практики, прохождение которой пришлось организовывать на боевых кораблях. Последние бои Российского флота летом 1917 года стали боевым крещением для многих гардемаринов и кадет.

Позже Временное правительство решило расформировать Морское училище. Приём в него прекратили, уже имевшимся воспитанникам дали возможность получить общее образование, старшая рота выпускалась на флот в текущем году, а 3-я рота из училища переводилась в Отдельные гардемаринские классы (созданные в 1914 году для ускоренной подготовки офицеров). Окончательно Морское училище было уничтожено распоряжением комиссара большевистского Управления военно-морскими учебными заведениями от 5 марта 1918 года.

3-ю роту (в составе 214 человек) осенью 1917 года отправили на Дальний Восток для прохождения практики на крейсере «Орел». Командовал ротой капитан 1-го ранга М.А. Китицын – выдающийся подводник, удостоенный за храбрость, проявленную во время боевых действий на Черном море, высших боевых наград Российской империи – Георгиевского оружия и ордена Святого Георгия 4-й степени.

Учебное плавание по восточным морям на «Орле», миноносцах «Бойкий» и «Грозный» продолжалось с ноября 1917 года до июня 1918 года. Захват власти большевиками и последовавшие за ним события пагубно отразились на судьбе учебного отряда. Во французском порту Сайгон корабли покинула вся команда, а также часть офицеров и гардемаринов. Большинство оставшихся решили принять участие в борьбе с большевиками, которая уже началась к этому времени на Востоке.

Летом 1918 года советская власть в Приморье пала, и к середине декабря во Владивостоке по инициативе М.А. Китицына удалось создать Морское училище – новое учебное заведение, главной задачей которого было сохранение непрерывности традиций русского морского образования.

После падения власти адмирала А.В. Колчака, в связи с приближением к городу красных партизан возникла угроза и для существования Морского училища. Было решено эвакуировать его на «Орле» и «Якуте», которые вышли в море 31 января 1920 года. При эвакуации в училище насчитывалось свыше 40 офицеров и более 250 кадет и гардемаринов. Из Владивостока корабли пришли в японский порт Цуруга. Здесь М.А. Китицын принял решение следовать в Севастополь. В Сингапуре в апреле 1920 года 119 человек были произведены в корабельные гардемарины (начальник отряда не имел права присвоить им чин мичмана). Этот выпуск (к нему причислен и ряд лиц, получивших звание корабельного гардемарина или чин мичмана позже) стал неофициально называться «Китицынским».

12 августа «Орел» и «Якут» пришли в югославский порт Дубровник, где командование флота, находящееся в Севастополе, приказало вернуть мобилизованный в начале войны «Орел» Добровольному флоту. Путь в Севастополь продолжил только «Якут» с 99 гардемаринами на борту. Часть молодых людей, считая дальнейшую борьбу бесполезной, отказалась следовать в Крым и предпочла решать свою судьбу самостоятельно.

«Якут» пришел в Севастополь за пять дней до общей эвакуации Крыма. Приняв на борт более 200 эвакуируемых, он ушёл в Константинополь. 26 декабря 1920 года «Якут» пришел в Бизерту, завершив поход общей продолжительностью 16 000 миль. Как и многие другие корабли Русской эскадры, впоследствии «Якут» был уведён французами в Марсель и в 1923 году продан частному владельцу.

Часть гардемаринов продолжила обучение в стенах Морского корпуса, разместившегося в Бизерте. Это учебное заведение было открыто в Севастополе в 1916 году (из Петрограда туда перевели младшие кадетские роты) и расформировано спустя год. Корпус возродился там же в 1919 году. Морской корпус располагался в пяти километрах от Бизерты, на горе, в помещениях форта Джебель-Кебир.

В 1921–1925 годах Морской корпус выпустил 300 воспитанников, многие из которых продолжили свое образование в различных высших учебных заведениях Европы (главным образом, в Чехословакии), а некоторые – и службу в иностранных флотах.

Последнее производство в гардемарины на русской земле осуществлялось в Сибирской флотилии. В 1921–1923 годах ряд её чинов (не учившихся ранее в морских учебных заведениях) получил звание гардемаринов флота. Владивостокские гардемарины оказались одной из наиболее сплочённых групп в эмиграции. Покинув Россию довольно молодыми людьми, до самой смерти они хранили любовь к родине и флоту. Именно представители «Китицынского» выпуска подготовили наибольшее количество журналов и бюллетеней, издававшихся в разные годы и в разных странах: «Журнал Кружка Морского училища во Владивостоке», «Сигнал», «Звено». Отдельно стоит отметить «Бюллетени» и «Листки связи», выходившие в США. Их издание началось в 1940 году по инициативе корабельного гардемарина И.М. Белавенца (1900–1961), а после его смерти продолжалось вплоть до начала 1980-х годов.

В 1951 году в Париже торжественно отметили 250-летие со дня создания Морского корпуса. К этой дате была подготовлена фундаментальная книга «Колыбель флота» – плод коллективного труда группы моряков-эмигрантов, в которую входили и кадеты, и адмиралы. Заметки и статьи по истории Морского корпуса публиковалось на страницах зарубежных флотских периодических изданий – «Морского журнала», «Морских записок» и др.

Среди выпуска 1920 года было, как минимум, четыре поэта. Это корабельные гардемарины А.П. Дураков (1898–1944), Ю.П. Степанов (1899–1966), Г.Ф. Вереницын (1898–?) и мичман Е.М. Арнаутов (1898–1939). Стихи А.П. Дуракова вошли в большинство поэтических антологий русского зарубежья. Степанов и Вереницын в своих произведениях в поэтической форме подробно изложили полную приключений историю их выпуска.

Оказавшись в разных странах, некоторые гардемарины и мичманы продолжали активную борьбу с большевизмом, другие же пытались адаптироваться к мирной жизни в других странах, иногда достигая успеха в областях, далеких от морского дела.

Некоторые из моряков-эмигрантов вернулись в Россию. В 1956 году на родину с семьёй приехал мичман Л.А. Майданович (1899–1984). Ещё в эмиграции он начал заниматься изготовлением военно-исторической миниатюры и достиг успехов в этом виде искусства. Сегодня его работы украшают собрания крупных российских музеев.

По-разному, но чаще всего драматично, сложились судьбы тех гардемаринов и кадет, кто не смог или не захотел покинуть Россию после окончания Гражданской войны. Многие из них подверглись репрессиям.

Некоторым бывшим гардемаринам и кадетам, оставшимся на родине, удалось достичь успеха в различных сферах. Так, Л.С. Соболев (1898–1971) стал выдающимся советским писателем. Одним из самых известных его произведений стал роман «Капитальный ремонт», ставший гимном Российскому флоту и его офицерам. Б.Д. Зайков (1897–1961), учившийся в Отдельных гардемаринских классах, в советское время получил известность как учёный-гидролог, стал профессором, доктором географических наук.

Можно привести множество примеров интересных и трагических судеб молодых людей, решивших связать свою судьбу с флотом в нелегкие для России времена. Но как бы ни сложилась их жизнь, все они сохранили в душе яркие воспоминания о своей флотской молодости.

Выставка будет открыта до 30 июля 2019 года.

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Жажда созидания. Русский авангард: культурный смысл «послания»

detail_pictu1297561982598612895re.jpg

«Нам трудно представить в сегодняшней прагматичной, растерявшей многие иллюзии России постреволюционный созидательный энтузиазм 20-х годов прошлого века. Голод и разруха военного коммунизма, продолжавшаяся на окраинах страны Гражданская война, скудный быт, как это ни покажется сегодня странным, порождали в головах молодых не уныние, а жажду созидания, невиданный творческий и трудовой порыв…

 

Лучший памятник Евфимию Васильевичу Путятину

98561162895619825681258612895612852.jpg

За что Евфимию Васильевичу Путятину был пожалован титул графа и почему на его гербе изображён щит, который поддерживает справа русский офицер с флагом чрезвычайного посольства, а слева – японский солдат? Об этом рассказывает ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН кандидат исторических наук Нелли Лещенко.

 

«Экзамен русскому народу». Февральская революция и русское общество

876543245653235232352352352.jpg

5 марта дворянское собрание Самарской губернии постановило приветствовать новую власть и Думу как орган, сплотивший «вокруг себя силы народные в борьбе с отжившей властью». Из всех приветственных телеграмм от дворянских обществ в адрес Думы и Временного правительства только в телеграмме казанского дворянства содержалась надежда на восстановление в будущем обновленной, конституционной монархии.

Новости Региональных отделений

В Волгограде открылась выставка к 300-летию петровского Морского устава

В Мемориально-историческом музее открылась выставка к 300-летию петровского Морского устава

Юбилею принятия важнейшего документа в истории российского флота посвящен выставочный проект «300 лет Морскому Уставу Петра Великого: путь побед и достижений», который начал свою работу 24 января 2020 года в Мемориально-историческом музее в Волгограде при поддержке регионального отделения Российского исторического общества в Волгограде и Волгоградского регионального отделения Российского военно-исторического общества.

 

Итоги конкурса по исследованию «Моя родословная» в Ульяновской области

В Ульяновской области подвели итоги конкурса по исследованию «Моя родословная»

17 января 2020 года в Государственном архиве Ульяновской области подвели итоги конкурса плакатов «Моя родословная», состоявшегося в рамках регионального проекта «Жизнь замечательных семей», инициированного губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым.

 

Состоялось открытие выставки, посвященной 90-летию Мордовской автономии

Состоялось открытие выставки, посвященной 90-летию Мордовской автономии

21 января 2020 года в читальном зале Центрального государственного архива Республики Мордовия состоялось открытие выставки «Национальная государственность мордовского народа: история и современность», посвященной 90-летию образования Мордовской автономии.

Трибуна

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

Прокрутить наверх