АрхеологияБелгородской чертыУрляпов вал. Центральный участок. Земляной городок

Белгородская защитная черта, без сомнения, является уникальным памятником истории и культуры.

В широком смысле – это свидетельство вхождения нынешнего Центрального черноземья в состав Российского государства (XVI – начало XVIII века), в узком – комплекс фортификационных сооружений, объект изучения историков, архитекторов, археологов, а также экологов и почвоведов.

Линия укреплений протянулась почти на 800 км, от р. Челновая (приток Цны) до р. Ворсклы (приток Днепра), и состояла из 25 «военных зон», включавших города-крепости, жилые и стоялые городки и острожки, валы, рвы и другие фортификационные элементы. Кроме глубоко эшелонированной системы укреплений здесь имелись разного рода жилые и хозяйственные сооружения. Все они достойны комплексного археологического изучения, но вплоть до настоящего времени привлекали внимание специалистов лишь эпизодически.

Валы и городища, относящиеся к этой системе, упоминаются в «научных описаниях» и «научных путешествиях» XVIII–XIX веков. Одним из наиболее ярких примеров такого рода сочинений является работа этнографа В. Н. Майнова «Остатки засечно-сторожевой линии в пределах Воронежской губернии» (1875). Отдельные объекты Белгородской черты фиксировались при сплошных разведках, подвергались раскопкам при изучении многослойных памятников (Хотмыжск, «Романов в степи», Ольшанск). Среди целенаправленных работ можно выделить обследование Козловского вала А. Н. Норцовым (1900) и В. И. Кошелевым (1952), раскопки Белгородской крепости А. В. Никитиным (1951) и изучение укреплений в границах Белгородской области под руководством И. Т. Шатохина и А. Г. Дьяченко (1990). В последние годы проведены спасательные раскопки на объектах Белгородской черты: Н. Д. Ивашовой – на городище «Романов в степи» (2010); И. В. Федюниным – в пределах Третьей Белгородской крепости (2012) и др.

Тем не менее в среде археологов по-прежнему бытует представление, что памятники этого времени не являются предметом «высокой» археологии. Во многом это связано с большим количеством письменных источников, детально описывающих укрепления и уже проанализированных историками.


Карта-схема Белгородской защитной черты в верхнем течении
р. Воронеж

К решению ряда исследовательских проблем удалось приблизиться в ходе реализации научной темы «Археологическое изучение северо-восточного фаса Белгородской черты», разрабатываемой под руководством одного из авторов с 2012 года. Особое внимание было обращено на разработку методической составляющей. Если при обследовании городов-крепостей применяются стандартные приёмы археологического исследования (сбор подъёмного материала, шурфовка и анализ топографии), то изучение таких протяжённых линейных объектов как земляные валы невозможно без анализа спутниковых фотографий, подробных карт местности, снимков с квадрокоптера. Опыт показывает бесперспективность локальных земляных работ на площади стоялых городков, где многие фортификационные элементы, принятые ранее за следы разрушений, удалось обнаружить только при подробной тахеометрической съёмке и создании детальных панорамных планов. Информацию же о структуре и исходных параметрах укреплений возможно получить только посредством археологических раскопок.

Основным объектом начавшихся исследований стал Усманский земляной вал (1645), который перекрывал степной язык в междуречье рек Воронеж и Усмань. Проведённые работы в полной мере показали масштабность и сложность подобных памятников. Так, вал делится на две неравные части – «меньшой» (около 7 км) и «большой» (около 17 км). По данным письменных источников, на нем располагалось 15 стоялых городков, башня и караульная вышка. При этом после масштабной реконструкции 1684 года на «большом» валу образовались «старая» и «новая» линии и удвоилось количество городков, а стоялый Демшинский городок был преобразован в жилой. Всего обнаружено восемь объектов, которые с разной степенью уверенности связаны с остатками городков и других фортификационных элементов. Для «новой» линии, которая в целом неплохо сохранилась, определены размеры – ширина в 24–25 м, высота от дна рва до вершины вала – около 3,5–4 м. Исключение составили только выходы к водным источникам и балкам, где фиксировалось постепенное расширение рва до 42–44 м.


Ров «новой» линии Усманского вала

Раскопки «новой» линии позволили проследить её структуру и особенности. Установлено, что сооружение вала начиналось с оформления суглинистой подушки, ров имел ширину до 6 м и глубину до 2,6 м, а с «русской стороны» располагались мощные дубовые надолбы (деревянные столбы, связанные поперечными бревнами). В свою очередь разрез «старой» линии подтвердил данные письменных источников: она представляла собой ряд надолбов, перед которым со временем выкопали ров.

Не остался без внимания и северо-восточный фас Белгородской черты, основу которого составлял земляной вал, вернее, как и в случае с Усманской частью, система валов. Речь идет о Козловском участке (1636) и составляющих его Козловском и Урляповом валах. Козловский вал по протяжённости сопоставим с Усманским, но с гораздо большим количеством городков и довольно мощным дополнительным рвом с «русской стороны». Также характерными для Белгородской черты являются фортификации, подобные Урляпову валу, – небольшие, в нашем случае до 1,4 км, участки укреплений на наиболее уязвимых местах. Урляпов вал был сооружён в излучине р. Польной Воронеж. На самом мощном, центральном участке выявлен земляной городок и четыре укрепления, которые можно назвать «земляными башнями».

Еще одним интересным элементом Козловского участка является Матырский городок, вынесенный в Поле на 40 верст. Гарнизонная смена добиралась до него практически весь день, постоянно подвергаясь нападению неприятеля. Неудивительно, что в Разрядный приказ непрерывно поступали челобитные о его уничтожении. В итоге острожек просуществовал всего 3 года, что сделало его культурный слой уникальным археологическим источником. В ходе раскопок здесь выделена керамика середины XVII века, ставшая маркером для северо-восточного фаса Белгородской черты.


Керамика середины XVII в. с Матырского городка

Среди находок на местах городов Черты нередки предметы вооружения. В частности, на площади бывшего города-крепости Белоколодск была получена серия свинцовых снарядов, предназначенных, судя по всему, для разных типов ручного огнестрельного оружия, что подтверждается тремя способами изготовления пуль, два из которых посредством литья: разливка расплавленного металла в формы – пулелейки и дозированное выливание с высоты в воду или масло, а третий – разрубанием (рассеканием) кусков обкатанной проволоки (получение т.н. «секанцев»). Отдельного упоминания заслуживает находка небольшого свинцового шарика с петлёй, сопоставимого с гирей от кавалерийского кистеня.


Пряслице из полихромного османского сосуда с города-крепости Сокольск и кавалерийский кистень с города-крепости Белоколодск


Снаряды для ручного огнестрельного оружия с города-крепости Белоколодск

Сегодня среди первоочередных перед исследователями стоят следующие задачи в археологическом изучении Белгородской черты. Во-первых, следует установить границы сохранившихся остатков укреплений для последующей постановки их на государственную охрану. Во-вторых, необходимо провести археологические исследования с целью получения данных для максимально выверенной реконструкции укреплений и возможности их музеефикации. В-третьих, ждут своего решения и некоторые методические вопросы. В частности, не совсем понятно, как поступать с объектами, выявить которые в ходе разведки практически невозможно, хотя наличие их хорошо известно по письменным источникам. Речь идет о засеках, надолбах, засыпанных рвах, остатках острожков и городков, не фиксируемых на поверхности и не имеющих выраженного культурного слоя.

Текст: Александр Бессуднов
кандидат исторических наук, президент ЛОНОО «Археолог»,
Александр Голотвин кандидат исторических наук,
генеральный директор ООО «Археологический парк ”Аргамач”»

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

 

Бойсман 1-й. Жизнь и смерть командира эскадренного броненосца «Пересвет»

1285649815295981562985129859816252.jpg

В перекрёстный Год России и Японии по инициативе ВГТРК «Россия-Культура» и при поддержке фонда «История Отечества» ведётся работа над документальным фильмом, открывающим некоторые малоизвестные страницы Русско-японской войны 1904–1905 гг.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

Новости Региональных отделений

Во Владивостоке открылась экспозиция «УЛица героев»

«УЛица героев» во ВладивостокеАвтор фото – Илья Аверьянов

31 июля 2020 года, при поддержке Дальневосточного отделения Российского исторического общества во Владивостоке, была организована экспозиция «УЛица героев».

 

В Севастополе освятили закладочный камень храма в честь иконы Богородицы

В Севастополе освятили закладочный камень храма в честь иконы Богородицы

Церемония освящения закладочного камня храма в честь иконы Богородицы «Умягчение злых сердец» состоялась 27 июля 2020 года. Храм будет построен в районе Максимовой дачи. В гражданскую войну здесь происходили массовые расстрелы.

 

Из печати вышла книга о семейной истории рода Астафуровых

Исследовательская группа «Семейная летопись» (г. Москва) выпустила книгу члена Совета отделения Российского исторического общества в Саратове Юрия Каргина «Астафуровы. Исторический очерк».

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Monographic

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

1924 год. Выставка работ русских художников в Америке

На фото: Организаторы и участники выставки. Нью-Йорк, 1924 г.

Выставка работ русских художников в Америке 1924 года – одна из интереснейших страниц истории отечественного изобразительного искусства. Ей, к сожалению, посвящено на удивление мало исследовательского материала.

 

Экономическая и политическая история СССР 1945 – 1991 годов

82736598263958623865928365923865-2.jpg

Изучение экономической и политической истории СССР в период 1990 – 2000-х годов находилось под значительным влиянием особенностей развития современного российского государства, ставшего преемником советского государства не только в юридическом отношении, но и в других ресурсных аспектах.

Прокрутить наверх