Историко-документальный просветительский портал создан при поддержке фонда «История Отечества»

«…Для совместной борьбы с общим врагом»

Вопрос об участии русских эмигрантов в движении Сопротивления в Бельгии в годы Второй мировой войны заслуживает углублённого изучения1Пожалуй, единственной качественной работой на эту тему является статья потомка русских эмигрантов первой волны, профессора биологии Николая Сергеевича Белявского «Антинемецкое Сопротивление белых русских эмигрантов в Бельгии в годы Второй мировой войны». (Bieliavsky N. La résistance anti-allemande des émigrés russes blancs en Belgique pendant la Deuxième Guerre mondiale // Militaria Belgica 2015. P. 165–194.). А память об участниках тех героических событий должна стать достоянием общества. Нынешняя публикация приурочена к открытию летом 2022 года в Доме РИО выставки под названием: «Григорий Титов “ШЕФ” — герой бельгийского движения Сопротивления». Она показывает, что ценные источники по теме можно обнаружить не только в государственных архивах, но и в частных коллекциях.

10 мая 1940 года нацистская Германия напала на Бельгию. А 28 мая король Бельгии Леопольд III, отказавшийся эмигрировать со своим правительством в Англию, подписал протокол о капитуляции. Однако в бельгийском обществе рос протест против оккупантов. С середины лета 1940 года начали появляться первые организации бельгийского Сопротивления. В ноябре 1941 года на встрече представителей движения Сопротивления был учреждён общенациональный руководящий орган координации сил — Фронт Независимости, в котором были представлены крупнейшие организации Сопротивления: Бельгийская армия партизан, Патриотическая милиция, Армия Секрет (или Секретная армия), Армия освобождения, Белая бригада, Группа G и другие. Несмотря на пестроту состава сопротивленцев, руководящую роль в объединении играли коммунисты2Мягков М.Ю., Арзаканян М.Ц., Борисов А.Ю. и др. Великая Отечественная война 1941–1945 годов: в 12 т. Т. 9: Союзники СССР по антигитлеровской коалиции. М.: Военное издательство, 2014. С. 461..

Однако реального объединения тогда не случилось. Фактически во Фронте Независимости осталась лишь Коммунистическая партия Бельгии. Это было связано с тем, что другие организации Сопротивления были близки к бельгийскому правительству в изгнании, которое настаивало — из Лондона — на политике «выжидания».

Предлагаемый вниманию читателей текст — военные воспоминания русского эмигранта в бельгийском Сопротивлении — связан с именем Георгия Петровича Клюева. Документ был недавно найден в архиве Галины Григорьевны Титовой, дочери советского военнопленного, затем партизана, Григория Даниловича Титова, также участвовавшего в движении Сопротивления в Бельгии*В Вестнике «Воронцово поле» № 2 за 2021 год было опубликовано письмо Г.П. Клюева Г.Д. Титову, начавшее в нашем издании тему участия русских эмигрантов и советских граждан в бельгийском Сопротивлении..

В 1919 году Георгий Клюев молодым уехал из России учиться в Англию, а после смерти матери отправился на заработки в Бельгию. В начале Второй мировой в ходе попытки бежать в Англию был схвачен, находился под арестом, а с началом Великой Отечественной войны начал свои собственные бои с германскими оккупантами — портил оборудование на заводе, где работал, выводил из строя станки…

Позднее, уже участвуя в одной из организаций бельгийского Сопротивления, он, как и многие русские эмигранты, помогал угнанным советским гражданам (основу их составляли военнопленные) бежать с военных производств и из концлагерей, сопровождал их в убежища или в леса в Арденны.

Бельгийская разведывательная сеть, ядро местного Сопротивления на протяжении всей войны, была сложно структурирована. Самыми значимыми разведывательными сетями Сопротивления были сеть Кларенс (наиболее массовая), сеть Люк (позднее переименованная в Марк) и сеть Зеро (или Нулевая служба). Созданная в июле 1940 года, сеть Зеро была эффективной в плане политико-экономической, административной и военной разведки и тесно сотрудничала с Британским управлением специальных операций (SOE). Всего в Бельгии действовало 43 отдельных разведывательных сети, в которых участвовало около 14 тысяч человек. Бельгийская сопротивленческая разведка обеспечивала союзников 80% от всего объёма разведывательной информации, получаемой союзниками от всех групп Сопротивления в Европе3Trueman C.N. The Belgian Resistance // The History Learning Site. URL: https://www.historylearningsite.co.uk/world-war-two/resistancemovements/the-belgian-resistance/ (дата обращения: 21.04.2022)..

Из воспоминаний Клюева точно не определить, к какой сети Сопротивления принадлежал он сам. Но исходя из того, что он активно взаимодействовал с обрусевшим немцем (также русским эмигрантом), священником Андре фон Лилиенфельдом (отец Андре), членом разведывательной сети Зеро сектора Портмин, можно предположить, что Клюев принадлежал именно к ней.

Как бы то ни было, он был назначен проводником для бежавших узников немецких лагерей: их нужно было снабдить приличной одеждой и документами, поместить в крестьянские дома, искать продукты для организации двухнедельного убежища в лесу. Русских эмигрантов активно использовали в качестве переводчиков — нередко именно они становились единственной нитью, связывавшей советских военнопленных и патриотов в Бельгии. Отметим: советские бойцы были ценными кадрами для Сопротивления — в отличие от бельгийцев они уже имели боевой опыт, умели работать со взрывчаткой.

…К моменту встречи двух соотечественников Григорий Титов совершил свой четвёртый, последний, побег (в январе 1943 года со свинцовых рудников под Ахеном из команды штрафниковсмертников). На бельгийской территории патриоты направили его на попечение Лилиенфельда в его дом в пригороде Льежа, ставший местом встреч сопротивленцев. После того как над деревней Корнемо был сбит американский самолёт и по окрестностям немцы провели облаву, Лилиенфельд распорядился увести спасённого лётчика и Титова в соседний лес. Там на связь с Титовым вышел Центр Фронта Независимости и принял решение направить его в глубь Арденн для организации советского партизанского отряда.

Проводником Титова стал Георгий Петрович Клюев под псевдонимом «Филипп». Выполнив успешно переход, Титов под псевдонимом «Шеф» командовал партизанским диверсионным отрядом от Фронта Независимости в районе Садзо-Эрезе. Отряд «Шефа» в основном состоял из советских солдат, бежавших из фашистского плена — всех приводил Георгий Клюев. К осени отряд Титова превысил 30 человек, до апреля 1944 года он совершал в своей округе диверсионные операции. В апреле 1944 года произошло слияние всех организаций бельгийского Сопротивления в единую Партизанскую армию. Советские бойцы, как «искры Сталинграда», оказались во многих партизанских Соединениях.

Григорий Титов с костяком своего отряда перешёл в Соединение «Рефуже Биль» под командование полковника Андре Коллара (псевдоним «Биль») в Армию Секрет, которая находилась под эгидой бельгийского правительства в изгнании. Коллар не слишком придерживался правительственной тактики «выжидания» и для совершения активных диверсионных операций охотно взял в помощники опытного Григория Титова.

После открытия Второго фронта 6 июня 1944 года командование бельгийского Сопротивления широко развернуло боевые действия на подступах к Германии, лишая противника возможности закрепиться на оборонительных рубежах при отступлении из Франции. Именно в августе — сентябре 1944 года силы Сопротивления понесли наибольшие потери. После освобождения союзными войсками Бельгии в сентябре 1944 года война для Титова не закончилась. 17 декабря 1944 года группа Титова попала под удар «последнего наступления Гитлера» — немецкого контрнаступления в Арденнах. Небольшой группе советских партизан удалось задержать продвижение немецких танков на горной дороге под Шевроном, помогая оторваться от преследования американцам, и без потерь уйти к Маасу в город Уи4Архив Г.Г. Титовой. Неопубликованная рукопись документальной повести Г.Д. Титова «Хозяева Арденн». 2021..

После освобождения Арденн Георгий Клюев, как и другие бельгийские сопротивленцы, был демобилизован, но, желая «послужить делу союзников», вступил в американскую армию. А Титов после войны вернулся на Родину. Как член Советского комитета ветеранов войны он вёл переписку со своими бельгийскими товарищами. Так на него вышли Георгий Клюев и священник Лилиенфельд. В то время Титов собирал материал для статьи о своём участии в бельгийском Сопротивлении для сборника «О чём не говорилось в сводках»5Калита В.Д., Плотников Ю.А., Сахаров Б.Л. и др. О чём не говорилось в сводках. Воспоминания участников движения Сопротивления. М.: Госполитиздат, 1962..

В архиве Г.Г. Титовой сохранилось второе и, скорее всего, последнее короткое письмо Клюева Титову, которое было приложено к публикуемым воспоминаниям. К письму помимо воспоминаний был приложен сохранённый им оригинальный кусок карты с разметкой и описанием боевых действий отряда Титова в районе Садзо-Эрезе.

Публикуемые воспоминания представляют собой машинописный текст на пяти листах. Сохранённые стилистические и пунктуационные ошибки служат для передачи особенностей письменной речи Георгия Клюева в условиях отсутствия практики русского языка на чужбине.

Автор благодарит Галину Григорьевну Титову за предоставленный документ и за оказанную помощь в ходе подготовки публикации.

Георгий Петрович Клюев («Филипп»). 1945 год

ВОЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ РУССКОГО АГЕНТА СОПРОТИВЛЕНИЯ. 1940–1945

Неожиданное нападение немцев на Бельгию не оставило меня безразличным, хотя я и был иностранцем. Двадцать лет я прожил на бельгийской земле, зарабатывая себе на жизнь, устраивая свой быт. Как и бельгийские патриоты я хотел добраться до Англии, чтобы ковать там оружие для победы. Но одному это было не подсилу.

В 1941 году яразыскал группу, готовую котъезду, которая согласилась принять меня после строгой проверки. Как ни досадно, но нашёлся предатель. Вечером седьмого апреля по доносу гестаповца Бодсона (потом он был расстрелян) нас препроводили в тюрьму Сэн Леонар. Два месяца спустя я вышел оттуда с твёрдой решимостью бороться против бошей. Это было 4-го июня.

Вернувшись в мастерскую, в которой я работал до войны, я начал свою подрывную деятельность. Я подсыпал в электромоторы железные опилки, чтобы остановить работу. Мастерская выходит из строя на несколько часов, производство задерживается. На мой взгляд этого было слишком мало и, кроме того, легко было найти виновного. С одним товарищем мы решаем налить серной кислоты в машины, готовые к отправке в Германию, с тем, чтобы кислота разъела металл и вывела их из строя. Это прекрасно удалось. Боши явились в мастерскую и раздражённо заявили директору, что на предприятии есть вредители и что в случае повторения вредительства весь заводской комитет будет отправлен в Германию. Директор, зная о том, что продукция мастерской, которой я заведывал, упала до 50% довоенного уровня, вызвал меня к себе. «Г-н Клюев — сказал он — я не собираюсь расплачиваться за ваши диверсии, это надо прекратить». Я ответил ему так: «Г-н директор, я беру на себя ответственность, и Вам лично нечего опасаться, т. к. я готов к расплате»… С этой минуты на заводе обосновался немецкий управляющий. Немецкие офицеры-надзиратели не переставали ходить по заводу. Меня охватила ярость. Пришлось обуздать себя на время в надежде найти всё-таки возможность действовать. В это время я занялся распространением подпольных газет «Драпо руж»6Речь идёт о газете коммунистического Фронта Независимости «Красное знамя»., «Ля Мёз» и тд.

Однажды кто-то из товарищей сообщил мне о прибытии русских пленных, которых немцы пригнали для работы вшахтах. Они были голодны, плохо одеты, боши всё у них отобрали. Им надо было помочь, чего бы это ни стоило. Строгие часовые постоянно охраняли их. Мне удалось вступить в контакт с ними благодаря посредничеству одного польского шахтёра. Так я получил список вещей, которые были нужны им в первую очередь: хлеб, носки…

Нелегко было выполнить эти просьбы в то время, когда все голодают. Особенно плохо было с хлебом. Один из товарищей, знавших о моей патриотической деятельности, предложил мне продать поддельные хлебные карточки, чтобы помочь уклоняющимся от военной службы. Я согласился на том условии, что часть выручки будет отдана моим землякам. Помощь одного симпатичного пекаря, который знал, куда идёт хлеб, облегчила работу. Таким образом мы смогли подкормить русских и преследовавшихся за уклонение от военной службы. Однако неосторожность с нашей стороны навела службу безопасности на наши следы. В мастерской, где я работал, было проведено расследование относительно моей благонадёжности. К счастью, среди полицейских было немало патриотов, так что опасаться было нечего.

Один из моих друзей, работавший на «Интеллидженс сервис», привлёк меня к работе под своё начало в качестве агента-информатора. Моей конкретной задачей являлось сообщение ему о всех материальных поставках нашей мастерской немцам. С большим усердием я выполнял свою работу вплоть до того момента, когда мой шеф был арестован. Его стойкость спасла меня, но связь с «Интеллидженс сервис» с этого момента прервалась.

Слухи об организации «Армии секрет»7Первоначально подразделение называлось «Бельгийский легион», в 1943 году оно изменило название на Армию Бельгии, в июне 1944 года получило итоговое название Армия Секрет, или Секретная армия. дошли и до меня. Это были подразделения «Арме Бланш»8Речь идёт о Белой бригаде. Она имела связи с различными разведывательными службами, включая сети Кларенс, сеть Люка и сети Зеро., «Арме дё ля Либерасьон»9Речь идёт об Освободительной армии Бельгии — организации, в которую вошли члены молодёжных движений и христианскодемократических союзов., «Фрон де л’Эндепанданс»10Речь идёт о Фронте Независимости., группа партизан, которые в арденнских лесах объединялись, чтобы молотить бошей, вести диверсионную деятельность, уничтожать предателей.

Между тем немцы ввели трудовую повинность и начали вывозить в Германию недовольных. Тюрьмы гестапо были забиты уклонявшимися от военной службы.

Мне лично хотелось присоединиться к «Арме секрет», найти нить, которая привела бы меня к сердцу организации, где бельгийцы, французы, голландцы и русские, бежавшие из концлагерей, протянули друг другу руку для совместной борьбы с общим врагом.

В 1943 г. меня, наконец, связали с партизанами и прикрепили к группе капитана Жоржа (впоследствии расстрелянного бошами), в генштабе Комблэн. Сначала я был переводчиком у моих земляков, затем связным между базами. Ночью мы выходили на задания: блокировать туннель, подорвать высоковольтную мачту, перерезать телефонный кабель, уничтожить предателей. Работы хватало на всех.

Однажды ночью мы должны были облить серной кислотой вагон с зарядами. Сердце моё громко стучало — немного от страха, но больше от радости, что бошам будет причинён урон. Ах, надо пережить такие моменты, чтобы понять, однажды под самым носом у немцев мы перевозили взрывчатку и оружие.

В моменте затишья я ходил на поиски поддельных паспортов, трудовых книжек и продуктовых карточек, которые были нужны всё больше, т. к. число партизан увеличивалось с каждым днём. Но и другие в это время не отдыхали: товарищ Жорж создал маленькую русскую газету, освещавшую новости с фронта. Схемы показывали позиции германской и советской армий. Распространяемая тайком, эта газета рассказала заключённым о поражении немцев под Сталинградом, об уничтожении немецких армий и о последовавших успехах русского наступления. Посыпались просьбы о помощи для бегства из лагерей. Всем хотелось воевать в тылу у немцев, подрывать их силы для победы своей страны.

Именно в этот период меня назначили проводником для бежавших, чтобы выводить их из города и доставлять в леса. Сегодня двое, завтра — четверо, и так всё больше и больше. Наиболее опасным был выход с территории шахт и из города. Необходимо было снабдить их приличной одеждой и документами. Повсюду нам были нужны помощники: фотографы, шофера и тд и тд.

Бельгийские друзья помещали их сначала в надёжные крестьянские дома, которые я подыскивал, чтобы оставить их там на один-два дня. Мне же надлежало разработать маршруты, каждый раз иные, чтобы избежать подозрений. Когда всё было готово, начиналось путешествие. Какое? — Ночью мы шли по лесу в полной темноте, часто без пищи и воды. Какие люди! Они шагали, шагали позади меня, полные доверия. «Филипп, далеко ещё?» — шептали они. «Держитесь, уже близко…» — был мой постоянный ответ. Дойти до укрытия нужно было затемно, т. к. кругом расхаживали боши, а их автоматы были беспощадны, у нас же не было оружия. С разбитыми ногами, с пустыми желудками мы двигались вперёд. Время от времени я опережал их, чтобы разведать дорогу, которую нам предстояло пересечь.

Усталость ложилась тяжёлым грузом, мучило беспокойство не придём ли мы на место опустошённое бошами благодаря какому-нибудь предательству. Я очень хорошо представлял себе, что будет со мной, если я попаду в лапы к немцам. Но они! Что подумают они обо мне!? Ещё сейчас, когда я пишу эти строки, у меня при этой мысли бросает то в жар, то в холод. В таких страхах проходило всё путешествие, им же я в это время говорил: «Уже недалеко…» У цели я забывал про усталость и, в то время, как они, измученные и истощённая, засыпали прямо на земле, я отправлялся на поиски продуктов. Бойцы, вернувшиеся в лагерь после ночного задания, готовили на кострах горячие напитки. На одну-две недели мы оставались на месте подобно кочевникам, т. к. работа по обеспечению продуктами, по боеснабжению и связи между лагерями, связанная с постоянным передвижением, могла привлечь к нам внимание противника. По малейшему сигналу опасности мы готовы были немедленно сняться и перейти в другое надёжное укрытие. Тридцать раз мне пришлось проделать такие ночные переходы.

Вот таким образом, однажды в марте 1943 г., в деревне Лувенье мне довелось познакомиться с Г. Титовым. Это был боевой товарищ. Льежский комитет и командование отрядом в Лувенье направили его в Арденны, в местечко Садзо-Эрезе, чтобы возглавить подразделение партизан. Это был первый человек среди партизан, изобретательный и смелый, настоящий командир.

Не могу обойти молчаньем одну преданную и добрую семью крестьян из этой местности. По скромности своей они не хотели, чтобы я назвал их фамилию. Целыми днями они пекли хлеб для партизан, стирали и чинили партизанское бельё. В сумерках они отправлялись стяжёлыми мешками на плечах в лагерь, чтобы накормить партизан, презирая опасность, которую представляли собой фашистские патрули и предатели-коллаборационисты. Раненые или больные всегда находили в их доме не только укрытие, но и внимательный уход, а ведь они ставили на карту свою жизнь.

За две недели до освобождения я должен был сопровождать новую группу беглецов из 18-и человек в арденнские леса. Как обычно, я вышел на разведку этапов. К сожалению, упав с велосипеда, я серьёзно повредил колено и был привязан целую неделю к постели. В это время началось бегство немцев11Речь идёт о событиях примерно начала сентября 1944 года.. Оно происходило в беспорядке, т. к. их транспортная система была нами дезорганизована. Мне сообщили, что в связи с последними событиями производится рассредоточение партизанских сил. Однако, я рвался к активным действиям. Меня охватила беспомощная злость, и я всё-таки отправился на поиски друзей.

После долгих поисков, волоча больную ногу, я добрался до подпольной типографии газеты «Ля Мёз» и нашёл там друзей, занятых вёрсткой очередного номера. Они встретили меня с распростёртыми объятиями. Вот так неожиданно я стал газетным издателем.

Немцы в это время ещё занимали город. На улице раздавались пулемётные очереди и пушечная стрельба. Мы держали наше оружие всё время рядом с собой. День и ночь шла работа в типографии вплоть до знаменательного воскресенья, когда немцы удрали и пришло освобождение.

Закончив работу в журнале, я отправился в штаб Фронта Независимости, чтобы найти своё непосредственное начальство. Командующий партизанским корпусом уже работал в полную силу. Он немедленно прикрепил меня к бюро содействия бывшим русским военнопленным. Моя задача состояла в создании пропусков и анкет для партизан и других русских, чтобы дать им свободу передвижения в городе. Спустя полтора месяца сформировался Комитет Бывших Партизан (русских)12Точная дата создания Комитета неизвестна. Вероятно, это был ноябрь..

Залечив ушиб на ноге и закончив свою работу здесь, я попросил разрешения присоединиться к своему арденнскому подразделению. И вот я снова среди бельгийских и русских партизан. Да и американцы уже здесь. Теперь мы свободно передвигаемся по дорогам, мы прекрасно вооружены, у нас есть задача охранять коммуникации и материальную часть американской армии. К нашему большому сожалению, нам недолго пришлось наслаждаться этой активной работой. Бельгийское правительство приняло решение о демобилизации внутренних вооружённых сил. Мы снова стали штатскими. И вот я вернулся домой, к своим, после долгой разлуки.

Поскольку война не закончилась, и я считал, что моя родина тоже ещё ведёт войну, я захотел послужить делу союзников и вступил в американскую армию, где служу сейчас.


Г. КЛЮЕВ (Филипп). Эмбург,
рю Пьер Энварт 14-а


Оригинальная карта действий партизанского диверсионного отряда «Фронта Независимости» в окрестностях Садзо-Эрезе. Лето 1943 — апрель 1944 года. Командир Григорий Титов («Шеф»)

Текст: Степан Решетников,
аспирант ИРИ РАН

Источник: Вестник «Воронцово поле» №2, за 2022 г.

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Поиск по сайту

Мы в соцсетях

ЗАПИСЬ НА ЭКСКУРСИЮ

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

В Оренбурге состоялась презентация каталога арабских и тюркских рукописей

В Оренбурге состоялась презентация каталога арабских и тюркских рукописей

24–25 ноября 2022 года в Оренбургском губернаторском историко-краеведческом музее состоялся IV Оренбургский музейный фестиваль — долгожданное, яркое событие в жизни сотрудников музеев Оренбуржья.

 

Состоялась конференция, посвященная археологическим культурам Сибири

Состоялась конференция, посвященная археологическим культурам Сибири

В Институте археологии и этнографии СО РАН в течение пяти дней работала международная археологическая конференция молодых исследователей «Археологические культуры Сибири в контексте кросс-культурных контактов в Евразии», приуроченная к 300-летию первых научных археологических раскопок в Сибири (1722–2022 гг.).

 

В январе 2023 года в Ульяновске откроется выставочный проект «Бунт бессмысленный и беспощадный»

Выставочный проект Ульяновского областного краеведческого музея имени И.А. Гончарова «Бунт бессмысленный и беспощадный»

В октябре 2022 года на заседании Совета фонда «История Отечества» были подведены итоги четырёх дополнительных конкурсов по поддержке международных и общероссийских мероприятий, историко-просветительских онлайн-проектов, экспозиционных и выставочных проектов, издания научно-популярных книг. В фонд поступило без малого 100 проектов.

Цех историков

Имидженерия русской революции: Октябрь 1917 года в советском игровом кино

91256398263978569283658962351.jpg

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9–11 октября 2017 года.

 

1954-й год, Украина: 300 лет вместе с русским народом. Страницы истории

1954-й год, Украина: 300 лет вместе с русским народом

Среди событий первого послевоенного десятилетия в СССР одним из наиболее заметных является празднование 300-летия воссоединения Украины с Россией. 18 января 1654 года (по новому стилю) Переяславская рада во главе с гетманом Запорожского войска Богданом Хмельницким приняла исторический акт «быть с Москвой», т.е. войти в состав Русского государства.

 

«Табель о рангах», один из важнейших документов императорской эпохи. Наследие Петра

«Отныне знатность по годности считать»

24 января (4 февраля) 1722 года Петром I была введена «Табель о рангах», один из важнейших документов императорской эпохи отечественной истории.

Трибуна

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

Monographic

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Об отношении коммунистических партий к парламентаризму на II конгрессе коминтерна


Второй конгресс Коминтерна 1920 г.

Второй конгресс Коминтерна, проходивший с 19 июля по 7 августа 1920 г. и утвердивший организационные принципы мирового коммунистического движения, необходимым пунктом включил в повестку вопрос об отношении к парламентаризму.

Прокрутить наверх