29835678263856286358628563826353.jpg

В череде крестьянских восстаний в Советской России в период Гражданской войны Тамбовское выделялось своими масштабами и массовым характером: повстанческое движение охватило три уезда губернии, число участников достигало 40 тысяч человек. Восставшие действовали в соответствии с собственной политической программой и были хорошо организованы.

Причины, побудившие тамбовских крестьян к вооруженной борьбе с коммунистической властью, хорошо изучены. Главная из них – продразверстка, а точнее, насильственные методы, которые применялись в ходе ее реализации.

Продовольственная политика большевиков, основой которой было принудительное изъятие хлеба у крестьян, поставила деревню на грань физического выживания. Тамбовская деревня ответила резким сокращением посевов и натурализацией своего хозяйства. Если в 1918 г. на одно крестьянское владение в Тамбовской губернии приходилось 4,3 десятины посева, то в 1920 г. лишь 2,8. Ситуацию усугубил недород 1920 г. При этом продовольственную разверстку для губернии установили в 11,5 млн пудов, что изначально было невыполнимо. По данным самих властей, в ряде мест сельское население голодало, употребляя в качестве пищи «не только лебеду, мякину, но и кору и крапиву». При этом крестьяне видели, что изъятое в ходе разверстки зерно гнило на станциях, пропивалось советскими руководителями и перегонялось на самогон. Масло в огонь недовольства подливали разного рода повинности – гужевая, трудовая и т. п. Таким образом, восстание было спровоцировано самой властью. Для крестьян же оно стало формой борьбы за физическое выживание в критических условиях.

На политику советской власти сельское население первоначально ответило массовым саботажем мобилизации. По состоянию на 1 января 1920 г. в Тамбовской губернии было зарегистрировано более 250 тыс. крестьян, дезертировавших из Красной армии.

Эпицентром восстания стал Тамбовский уезд. Здесь 19–20 августа 1920 г. в селах Афанасьевке и Каменке отряды «зелёных» при поддержке местных жителей разгромили продовольственные отряды. 21 марта в Каменке был созван сход, на котором местный крестьянин Г. Н. Плужников, по прозвищу Батько, провозгласил начало восстания против коммунистов и продразверстки. Так вспыхнуло пламя протеста, быстро охватившее пожаром сначала соседние волости, а затем и уезды.

Один из лидеров восстания, чьим именем оно впоследствии было названо, Александр Степанович Антонов родился 26 июля 1889 г. в Москве в семье запасного фельдфебеля, тамбовского мещанина, и московской портнихи. С начала 1890-х гг. он жил в г. Кирсанове Тамбовской губернии, где обучался в городском трехклассном училище. С 1908 г. стал активистом Партии социалистов-революционеров (эсеров) и руководителем одной из групп независимых социалистов-революционеров, которая действовала в Кирсановском уезде. В материалах полиции, где фигурировал под прозвищами Шурка, Румяный, Антонов характеризовался как прекрасный конспиратор и организатор, смелый, дерзкий и честный по натуре. 20 февраля 1909 г. в Саратове при подготовке покушения на генерала А. Г. Сандецкого он был арестован в составе группы, выданной известным провокатором Евно Азефом, и приговорен к смертной казни, замененной пожизненной каторгой. Сидел в тюрьмах Тамбова, Москвы и Владимира. Дважды пытался бежать. До 1916 г. содержался в кандалах. 3 марта 1917 г. Антонов был освобожден по амнистии и вернулся в Тамбов, где с 15 апреля 1917 г. начал службу в городской милиции. Он зарекомендовал себя прекрасным сотрудником и в конце октября 1917 г. был назначен на должность начальника Кирсановской уездной милиции. В работе проявлял инициативу и решительность: разоружил эшелон с чехословацкими войсками, препятствовал разорению бывших помещичьих имений, решительно боролся с самогоноварением. 6 февраля 1918 г. Антонова избрали в Кирсановский совет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов.

1585273658263856283658235.jpg

А. С. Антонов. 1920–1921 гг.


После разгрома большевиками в июле 1918 г. левоэсеровского мятежа Антонов, стремясь избежать ареста, оставил должность и перешел на нелегальное положение. В декабре 1918 г. он создал боевую дружину, которая начала успешную борьбу с большевиками, в частности с членами продовольственных и чекистских отрядов.

С прибытием в Каменку 25 августа 1920 г. отряда в 500 бойцов во главе с Антоновым события вышли за рамки локального бунта. Первая попытка губернской власти подавить крестьянское выступление силой оружия оказалась тщетной. К концу лета в руках восставших была вся Каменская волость, и они начали движение на губернский центр – Тамбов.

Поход повстанцев вызвал тревогу у местного большевистского руководства: стало очевидно, что происходящее намного серьезнее, чем крестьянские мятежи прежних лет. В районе восстания активно действовали отряды под предводительством И. Е. Ишина, Е. И. Казанкова, И. С. Матюхина, а боевая дружина А. С. Антонова заняла крупное село Рамзу. К началу осени 1920 г. губернские власти осознали, что своими силами подавить выступления они не смогут. В Орёл, где находился штаб военного округа, из Тамбова шли настойчивые просьбы о срочной присылке армейских частей.

С момента возникновения крестьянского движения к повстанцам стали применяться карательные меры. Так, в приказе оперативного штаба при губчека от 31 августа 1920 г. предлагалось брать заложников от 18 лет вне зависимости от пола, в первую очередь членов семей повстанцев и им сочувствующих. Имущество таких противников большевиков должно было быть конфисковано, а дома снесены или сожжены. Жители сел, замеченных в участии в выступлениях, облагались чрезвычайными продовольственными контрибуциями, в случае невыполнения которых предусматривалась конфискация земли и имущества, а также выселение в принудительном порядке: взрослых – в концентрационные лагеря, детей – в детские дома.

238658236586236582635.jpg

Командный состав тамбовского Губчека 1921 г.


Безжалостная политика тамбовских властей вызывала ропот у командиров и рядовых красноармейцев. Отдельные части отказывались выполнять приказ по сожжению сел, а бойцы переходили на сторону восставших. Население целых деревень при подходе карателей покидало свои дома и уходило в леса, умножая число повстанцев.

10 сентября 1920 г. командование войсками Красной армии на территории губернии принял латыш Ю. Ю. Аплок. Репрессии по отношению к восставшим стали еще более жестокими. В обращении от 16 сентября командующий заявил, что все «бандиты», захваченные с оружием, будут расстреляны на месте, а села, оказывающие сопротивление войскам, – сожжены дотла. 18 сентября за убийство двух красноармейцев было сожжено с. Золотовка Кирсановского уезда.

С началом восстания выяснилось, что повстанческие отряды неплохо вооружены и организованы, а их боевые операции хорошо продуманы. Это стало возможным потому, что крестьянское движение возглавили люди, обладавшие недюжинными организаторским способностями, имевшие боевой опыт как армейской службы, так и участия в антиправительственных выступлениях. Особо следует отметить Петра Михайловича Токмакова, крестьянина с. Иноковки Кирсановского уезда, подпоручика Русской императорской армии, участника Первой мировой войны. Сподвижник Антонова по боевой дружине осенью 1920 – зимой 1921 г., он стал одним из военных руководителей восстания, командующим Объединённой партизанской армии Тамбовского края. Другой яркой личностью был Иван Егорович Ишин, крестьянин с. Калугино Кирсановского уезда, эсер с 1905 г., с осени 1920 г. член губкома Союза трудового крестьянства (СТК) – главный идеолог восстания.

Большинство руководителей повстанческого движения относили себя к эсерам, хотя центральные организации правых и левых эсеров к ходу восстания непосредственного отношения не имели. В то же время идейное влияние Партии социалистов-революционеров заметно в содержании программы и устава СТК. Своей главной задачей он считал «свержение власти “коммунистов-большевиков”, доведших страну до нищеты, гибели и позора». Программа включала в себя такие цели, как «политическое равенство всех граждан», «созыв Учредительного собрания для осуществления нового политического строя, а до начала его работы – организация власти на выборных началах, но без большевиков», «проведение в жизнь закона о социализации земли в полном объеме», «удовлетворение предметами первой необходимости, в первую очередь продовольствием, населения города и деревни через кооперативы», «частичная денационализация фабрик и заводов». Таким образом, программные документы повстанческого движения были близки крестьянским интересам, а создание в ходе восстания более 300 ячеек СТК свидетельствует о поддержке их деятельности со стороны сельского населения.

Повстанческая армия, сформированная преимущественно из местных крестьян, пользовалась поддержкой сельских жителей. Хорошее знание местности позволяло восставшим совершать внезапные нападения на продотряды или, умело маневрируя, уходить от боевых столкновений с численно превосходившими их армейскими частями. Тактика партизанской войны существенно затрудняла действия большевиков, а намеренное снижение боевой активности не раз создавало иллюзию победы у красных командиров. Так произошло и с Аплоком, который после нескольких успешных боевых операций 3 октября 1920 г. издал победный приказ и сообщил в центр о подавлении мятежа. Но это заявление было преждевременным. Отряд Антонова численностью в 2 тыс. бойцов отошел в Балашовский уезд Саратовской губернии, а оттуда несколькими группами по 400 бойцов скрытно переместился в новый район оперативных действий у железной дороги Жердевка – Борисоглебск. Вскоре более половины Борисоглебского уезда оказалось под контролем повстанцев. Руководство Тамбовского губкома РКП(б) вновь забило тревогу, прося прислать новые армейские части. Восставшие также предпринимали меры для координации действий своих отрядов. 14 ноября 1920 г. в с. Моисеево-Алабушка Борисоглебского уезда полевые командиры провели совещание, на котором приняли решение о создании Объединённой партизанской армии Тамбовского края и избрании Главного оперативного штаба в составе 5 человек во главе с А. С. Антоновым.

Вооруженные силы Антонова сочетали принципы регулярной армии (21 полк в составе 3 армий, отдельная бригада) с действиями иррегулярных формирований. Наряду с набором добровольцев из числа местных жителей, повстанцы прибегали и к принудительной мобилизации. Большинство крестьян, рядовых участников движения, готовы были действовать лишь в пределах своей волости, максимум уезда, не удаляясь от родного села. И в этом отношении «антоновщина» представляла собой типичное крестьянское восстание с вполне предсказуемым финалом – военным разгромом при уходе из родных мест. Но это будет позже, а пока повстанцы достаточно успешно использовали все преимущества партизанской тактики внезапных атак и стремительных отходов.

Особое внимание в партизанской армии уделялось пропагандистской работе в подразделениях и агитации среди местного населения. Она носила упрощенный характер, выражалась в форме лозунгов «Долой коммунистов!», «Да здравствует трудовое крестьянство!» и строилась на критике продовольственной политики большевиков, «плоды» которой крестьяне уже ощутили в полной мере.

С распространением восстания агитация становилась еще более действенной по форме и целенаправленной по характеру. Из опроса пленных, захваченных красными в бою 8 января 1921 г., было установлено, «что по селам разъезжают агитаторы… по три-четыре человека, собираются на сходы, на которых главным образом призывают к уничтожению коммунистов и коммунистического строя за то, что коммунисты отбирают у крестьян последний хлеб и что им придется в конце умирать с голоду, и призывают записываться в партизанские отряды». В воззваниях восставшие обозначали свою цель как освобождение народа от ига коммунистов.

Таким образом, повстанческое движение тамбовских крестьян в своей основе стало протестом против произвола компартии, членов которой местные жители именовали не иначе как «насильники», «грабители», «бандиты». Эта ненависть и послужила причиной того, что «комитетчики» оказывались первыми, кого казнили повстанцы. Приверженность крестьян традиционной форме общинного самоуправления проявлялась в том, что на практике восставшие в основном реа­лизовывали лозунг «Советы без коммунистов!», сохраняя исполкомы после арестов членов РКП(б) и перевыборов сельсоветов.

В январе – феврале 1921 г. восстание достигло кульминации: приток крестьян в повстанческие отряды стал максимальным, а к февралю 1921 г. численность антоновских войск составляла 40 тыс. человек. Весь январь шли ожесточенные бои партизан с войсками большевиков. 23 января 1921 г. антоновцы захватили крупное село Уварово, а вечером этого же дня под их контроль перешла станция Токаревка. Несмотря на усилия регулярных частей, сопротивление восставших сломить не удавалось. Более того, в рядах Красной армии на территории губернии возросло дезертирство. Только за два месяца (январь и февраль) 1921 г. из войск, дислоцированных в губернии, дезертировало 8 362 человека. Командующий войсками Тамбовской губернии А. В. Павлов отсутствие успехов объяснял тем, что в регионе «не бандитизм, а крестьянское восстание, захватившее широкие слои крестьянства».

Для того чтобы успокоить народный протест, советское руководство пошло на отмену продразверстки: она была снята с губернии более чем за месяц до известного решения X съезда РКП(б) в марте 1921 г. о замене продразверстки натуральным налогом. Сознавая, что этой уступки крестьянству недостаточно, власть усилила репрессии. К 1 марта 1921 г. войска Тамбовской губернии насчитывали 32,5 тыс. штыков и 7 948 сабель при 463 пулеметах и 63 орудиях. Помимо этого в их распоряжении находилось 8 самолетов, 4 бронепоезда, 7 бронелетучек и 6 броневиков.

С весны 1921 г. начинается завершающий этап Тамбовского восстания. Сильный удар по повстанческой армии был нанесен двухнедельником добровольной явки с повинной. За период с 21 марта по 12 апреля 1921 г. в руки властей сдалось около 7 тыс. партизан. Свою роль сыграли начавшиеся полевые работы: не все крестьяне были готовы пожертвовать посевной ради борьбы с «коммунистами-насильниками». Но руководство Объединённой партизанской армии Тамбовского края не собиралось складывать оружие. 11 апреля 1921 г. части 2-й армии Антонова практически без боя заняли крупное фабричное село Рассказово, расположенное всего в 30 км от губернского центра. Общая численность вооруженных повстанцев, по данным военной разведки РККА на 1 мая 1921 г., составляла примерно 21 тыс. человек.

Разгром протестного движения начался с назначения на должность командующего войсками Тамбовской губернии М. Н. Тухачевского. Его заместителем стал И. П. Уборевич, а начальником штаба – Н. Е. Какурин. Для контроля над военными по линии спецслужб в губернию был направлен член Президиума ВЧК Г. Г. Ягода (Иегуда).

В подавлении крестьянского восстания приняли участие известные советские военачальники, будущие маршалы Г. К. Жуков и Б. М. Шапошников. Автором идеи использовать автобронеотряды против конницы повстанцев стал командующий 1-м боевым участком И. Ф. Федько. Кавалеристы бригады Г. И. Котовского запомнились местным жителям грабежами и мародерством.

3256823658623865826358623586383.jpg

Г. И. Котовский. 1920-е гг.


Прибыв 12 мая 1921 г. в Тамбов, Тухачевский сразу повел дело по-военному решительно. Территория, охваченная восстанием, была разбита на сектора, которые подвергались планомерной оккупации. Для устрашения населения был издан знаменитый приказ № 130, а в его развитие полномочной комиссией ВЦИК во главе с В. А. Антоновым-Овсеенко 11 июня 1921 г. одобрен приказ № 171. Согласно этим драконовым мерам в районах распространения восстания устанавливали управление участковых политкомиссий и сельских ревкомов, хозяйства повстанцев уничтожали, а дома разрушали, членов семей партизан брали в заложники и отправляли в концентрационные лагеря. В июне 1921 г. на армейской партконференции командующий докладывал, что «взято 5 194 заложника-одиночки и 1 895 семей». Не жалели никого, даже детей. По сообщению заведующего губернским управлением принудительных работ В. Г. Белугина от 22 июня 1921 г., «в лагеря поступает большое количество детей начиная с самого раннего возраста, даже грудных». В 10 концлагерях Тамбовской губернии, по данным на 1 августа 1921 г., содержалось 1 155 детей, из них до 3 лет – 397, до 5 дет – 758.

В ряде сел карательные войска прибегали к расстрелу заложников. Подтверждение тому – архивные документы. Так, на заседании Кирсановской участковой политкомиссии 10 июля 1921 г. председатель полномочной «пятерки» докладывал, что в с. Богословке 3 июня взяли в заложники 58 человек. На следующий день была расстреляна первая партия из 21 человека, а 5 июля – 15 человек. Выступая на заседании представителей политкомиссии и волостных ревкомов 5 июля 1921 г. о проведении в жизнь приказа № 130 в Лазовском районе (скорее всего, в документе имеется в виду Больше-Лазовская волость Тамбовского уезда. – Прим. ред.), товарищ Мачихин сетовал: «Без расстрелов ничего не получается. Расстрелы в одном селении на другие не действуют, пока в них не будет проведена такая же мера».

923656238568263586238562352323.jpg

Приказ командующего войсками М.Н. Тухачевского о применении против повстанцев химического оружия 12.06.1921


Еще одним примером варварских методов борьбы с повстанцами стал приказ № 116 от 12 июня 1921 г. о применении отравляющих газов. Документально подтверждено использование химического оружия в ходе проведенного 2 августа 1921 г. артобстрела «острова северо-западнее с. Кипец Карай-Салтыковской волости», в результате которого было выпущено 59 химических снарядов.

Летом 1921 г. основные силы Антонова были разбиты. В начале июля лидер восставших издал приказ, где боевым отрядам предлагалось разделиться на группы и скрыться в лесах или разойтись по домам. Восстание распалось на ряд очагов, которые до конца года большевики ликвидировали. Александр Антонов и его брат Дмитрий, также принимавший участие в антикоммунистическом выступлении, были убиты 24 июня 1922 г. в с. Нижний Шибряй Борисоглебского уезда в ходе чекистской спецоперации.

В соответствии с данными отчетов руководителей подавления восстания, за сентябрь 1920 г. – август 1921 г. около 12 тыс. повстанцев были убиты в боях, кроме того, до 1,5 тыс. партизан и заложников – расстреляны. Общие демографические потери еще выше: население тех районов губернии, где жители принимали наиболее активное участие в повстанческом движении, к 1926 г. сократилось на 82 тыс. человек. Труднее оценить моральный ущерб, который понесла тамбовская деревня в результате жесткого подавления коммунистической властью массового недовольства крестьян.

Владимир Безгин, доктор исторических наук

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 18-09-00149

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Поиск по сайту

logo.edac595dbigsmall.png

Мы в соцсетях

КНИГИ

1795261982596192856125 3

Цех историков

Как польский мятеж 1863 года объединил славянофилов и западников

38958962831568165816586155.jpg

После Венского конгресса 1815 г. под скипетром Романовых оказалась большая часть территории Речи Посполитой, исчезнувшей еще в конце XVIII в. с политической карты Европы. Это были как удерживаемые Польшей в течение нескольких столетий бывшие земли Древней Руси (Правобережная Украина, Белоруссия), так и Литва, и значительная часть собственно «этнографической Польши».

 

Русский флот у берегов Америки: общая история, интересы и цели

912856389168925619825896128956981258961.jpg

У России и Соединённых Штатов Америки, двух крупнейших держав, были общие интересы и цели – в освоении новых территорий, развитии государственности, проведении гражданских реформ и отстаивании человеческих ценностей. И сегодня мы замечаем много схожего в истории наших стран, народов, правителей, в судьбах отдельных людей…

 

Сердце России. Донецко-Криворожская Советская Республика

1825681258612856125125-5.jpg

Именно так называли Донбасс в годы становления советской власти. Наверное, каждый, кто интересовался историей Гражданской войны, последовавшей после февральской и октябрьской революций, видел этот агитационный плакат, появившийся в начале 1920-х гг.

Новости Региональных отделений

В Пензе прошел круглый стол на тему « "Вернуть имя солдату"

IMG_05232398568923656235985698236589623896598623537.jpg

16 октября 2018 г. в Пензе, в конференц-зале Пензенского государственного университета, состоялся круглый стол на тему « "Вернуть имя солдату". Книга Памяти и ее роль в патриотическом воспитании молодежи». Инициатором его проведения стал Комитет по делам архивов Пензенской области и ГБУ «Государственный архив Пензенской области».

 

Открытие мемориальной доски, посвященной М.И.Плотникову

12647981629659716564351253235259861982569816529sdgf1.jpg

10 октября 2018 г. в г. Сурске Городищенского района Пензенской области состоялось торжественное открытие мемориальной доски, посвященной участнику Первой мировой войны, Полному Георгиевскому кавалеру Михаилу Ивановичу Плотникову.

 

Великий Новгород: из Руси в Россию. Отделение РИО отметит своё пятилетие

128754617259612956askfgasgf-4.jpg

Совсем скоро отделение Российского исторического общества в Великом Новгороде отметит своё пятилетие. Для города, положившего начало российской демократии, города, где появились первые книги и было открыто первое, ещё ганзейское «окно в Европу», стать членом РИО было вполне закономерно.

Трибуна

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

Прокрутить наверх