23586823658623867582365862351.jpg

Одним из самых решительных шагов к рынку в период перестройки стала коммерциализация банковской сферы, начало которой было положено во второй половине 1980-х гг. образованием первых со времен НЭПа кооперативных и коммерческих банков.

Толчком к этому послужил принятый в мае 1988 г. закон о кооперации, в котором говорилось, что «союзы (объединения) кооперативов имеют право создавать хозрасчетные отраслевые или территориальные кооперативные банки».

На начальном этапе государство не контролировало создание коммерческих банков, которые, в отличие от госучрежде­ний, не имели вышестоящих главков и министерств. Для открытия коммерческого банка достаточно было зарегистрировать его устав. В Госбанке был разработан типовой устав и были определены требования к минимальному размеру уставного фонда. Регистрацию осуществлял Госбанк СССР по согласованию с союзным Министерством финансов. В первое время он даже не выдавал лицензий. Кредитная организация получала право совершать те операции, которые были перечислены в ее уставе.

Первый кооперативный банк в СССР – «Союз-банк» – появился в городе Чимкент Казахской ССР 24 августа 1988 г. Его уставный капитал составлял 1 млн рублей, причем деньги были собраны в достаточно короткий срок, так как Чимкент являлся перевалочным пунктом в бизнесе по выращиванию лука, приносившем высокий и стабильный доход местным кооператорам.

В скором времени в РСФСР открылся Ленинградский кооперативный банк «Патент», переименованный в 1991 г. в «Викинг». Своим рождением он был обязан инициативной группе, которая представляла несколько кооперативов, занимавшихся в основном производством в мебельной и швейной промышленности и сельском хозяйстве. Уставный капитал был сформирован из средств совместного советско-шведского предприятия «Викинг» и швейного кооператива «Вера». Первоначально шведские учредители настороженно отнеслись к идее вложения части средств в кооперативный банк. Их можно было понять: в условиях отсутствия нормативно-правовой базы, нестабильного финансового рынка и снижающейся покупательной способности советской валюты открытие такой организации выглядело авантюрой.

Тем не менее банк заработал, хотя на первых порах круг клиентов ограничивался кооперативами-учредителями, да и перечень операций был невелик – кредитование и финансово-расчетное обслуживание клиентов. Иными словами, кооперативы, не имея альтернативы государственным банкам, создали свою структуру для финансового обслуживания своей же производственной деятельности. Надо отметить, что такой пример был характерен для большинства коммерческих банков того периода.

TASS_31343433434.jpg

Кооперативный банк «Двина» готовится к открытию. Витебск, 1989 г. Фотохроника ТАСС


Через некоторое время после открытия банка «Викинг», был создан «Москоопбанк», а третья по счету лицензия в РСФСР принадлежит банку «Кредит-Москва». В третьем квартале 1988 г. было зарегистрировано 7 кооперативных банков, в четвертом квартале – еще 17. К октябрю 1989 г. в стране уже действовало 185 негосударственных банков.

Помимо кооперативных банков стали возникать также коммерческие. Их акционерами (членами-пайщиками), как правило, становились крупные промышленные предприятия и объединения.

Банки, создаваемые государственными структурами, имели более прочный финансовый базис: минимальный размер их уставного капитала должен был составлять 5 млн рублей, в то время как для кооперативного банка – 500 тыс. В 1989 г. минимальный размер уставного фонда для обоих типов банков был увеличен вдвое, хотя уже тогда имелись банки, уставные капиталы которых превышали 50 млн рублей.

Нередко крупные предприятия вкладывали средства в создание банка, чтобы позднее получать из него заемные средства. Это было намного проще, чем постоянно выбивать деньги в министерствах и ведомствах, готовить длинные обоснования и преодолевать многочисленные бюрократические барьеры. Как только госпредприятие становилось учредителем банка и перечисляло туда средства (что не запрещалось законом), эти деньги могли использоваться по усмотрению руководства предприятия. Именно так поступило объединение КамАЗ, направив 20 млн рублей в уставный фонд «Автобанка». После того как он прошел регистрацию, КамАЗ получил в нем ссуду в размере 200 млн рублей.

Создавались также банки, обслуживавшие отдельные промышленные отрасли. В начале 1990 г. в десятку крупнейших в стране вошел «Станкинбанк», учрежденный Минстанкопромом СССР, Сбербанком, «Жилсоцбанком», «Ингосстрахом» и рядом союзных ведомств. Банк оказывал кредитную поддержку предприятиям станкостроительной и инструментальной промышленности.

TASS_57715.jpg

В. М. Зюкин, первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1990–1991 гг. Москва, 1990 г. Фото А. Антонова. Фотохроника ТАСС


Эйфория «банкотворчества» охватила и общественные организации. Первым в этом ряду создан Молодёжный коммерческий банк ЦК ВЛКСМ. Основной его задачей было объявлено направление денежных средств на реализацию молодежной инициативы в самых различных сферах: развитии молодежных жилищных кооперативов, центров научно-технического творчества, системы международного молодежного туризма, расширение производственных мощностей издательского объединения «Молодая гвардия».

Показательна и история возникновения банка «Менатеп». В 1987 г. на базе Фонда молодёжной инициативы открылся Межотраслевой центр научно-технического творчества молодёжи (НТТМ), который быстро стал коммерчески успешной организацией. Как и многие другие молодежные центры конца 1980-х гг., НТТМ занимался импортом и перепродажей компьютеров, алкогольных напитков и прочих ходовых товаров. Одновременно, пользуясь пробелами в советском законодательстве, центр зарабатывал на так называемом обналичивании средств. Дело в том, что в СССР каждому учреждению устанавливался лимит на фонд заработной платы. Институты могли заключать с промышленными предприятиями соглашения на проведение научных исследований, но полученные за выполнение сторонних заказов деньги нельзя было выдать как заработную плату. Чтобы обойти это ограничение, часть денег за выполнение хоздоговорных работ стали «пропускать» через молодежные центры, которые, в отличие от НИИ, имели собственные расчетные счета и свободно распоряжались хранившимися на них средствами. Используя деньги, полученные от своего бизнеса, молодые предприниматели создали Коммерческий инвестиционный банк научно-технического прогресса, переименованный в 1990 г. в «Менатеп».

Сами банки в первое время не были похожи на те, которые мы видим сейчас. Первый вопрос, который приходилось решать сразу после регистрации, заключался в поиске помещения. Нередко помещения оказывались малопригодными для организации в них нормальной работы. К примеру, «Кредо-банк» начинал свою деятельность в маленькой двухкомнатной квартире в старом доме. Дом шел на капитальный ремонт, и все его жители были выселены. Проверяющие сотрудники из Госбанка с опаской приходили в этот банк, боясь повстречаться с обитавшими в доме бомжами.

Один из первых ленинградских банков – «ЭнергоМашБанк» – занимал одну лишь комнату в огромном здании на Малой Морской улице. Другой банк Северной столицы, «Ленмебельбанк», размещался в полуподвальном помещении с окнами ниже уровня земли на улице Марата.

Банк «Кредит-Москва» первоначально занимал три комнаты без окон в жилом доме в Кунцевском районе. Через два года, в 1990 г., ему удалось улучшить свои «жилищные условия» и разместиться в нескольких квартирах на первом этаже в хрущевке.

Оснащенность помещений также не способствовала эффективной постановке банковского дела. Банки-пионеры вообще не проводили кассовое обслуживание своих клиентов, поскольку не имели соответствующей базы. Многие кооперативные банки не располагали компьютерной техникой, так как она была им не по карману. В 1989 г. персональный компьютер стоил 40 тыс. рублей, а у организаторов едва хватало денег, чтобы сделать ремонт и закупить мебель.

Существенные проблемы возникали также из-за отсутствия профессиональных кадров и нехватки специальной литературы. В новоявленных коммерческих банках экономистами, бухгалтерами и юристами зачастую работали научные сотрудники и преподаватели. Как правило, эту работу они выполняли по совместительству либо вовсе на общественных началах. Они еще не владели в должной мере навыками предпринимательства, их сознание не было охвачено кооперативной горячкой. Будучи преимущественно представителями интеллигенции и воспринимая клиентов банка с позиции собственных морально-этических ценностей, такие работники, к примеру, при предоставлении кредита без какого-либо обеспечения не сомневались в том, что заемщик его вернет. Принять же на работу высокопрофессионального сотрудника из Госбанка для только становящегося на ноги кооперативного банка было сложно. К тому же, как писал один из руководителей-первопроходцев в этой сфере деятельности В. В. Джикович, специалисты из государственных финансово-кредитных организаций «в авантюру создания новых банков верили слабо».

178538612856812586125.jpg

Билеты Государственного банка СССР образца 1991 г. номиналом 500 и 1000 рублей


В чем же заключались основные источники доходов коммерческих банков? В конце 1980-х гг. в этой среде практиковались самые различные способы извлечения прибыли. При регистрации учредители старались записать в уставы такие виды деятельности, которые были совершенно не свойственны банковской практике. Например, многие банки получали основной доход от торговой деятельности. В частности, закупали большие партии ЭВМ, на которые был ажиотажный спрос, а прибыль от их реализации отражали в своей балансовой отчетности. Кроме того, некоторые банки практиковали страховую деятельность. Когда в конце 1990 г. были приняты первые банковские законы, кредитным организациям запретили заниматься торговыми операциями.

Что касается взаимоотношений с физическими лицами, то здесь коммерческие банки не могли похвастаться особой активностью. Население испытывало к ним недоверие и не торопилось вкладывать свои сбережения. Одной из причин такого отношения были сами банкиры, которые афишировали свои доходы, намного превосходившие заработки в других секторах экономики, в то время как возглавляемые ими банки платили проценты по вкладам ниже уровня инфляции.

Некоторые банки оказывали своим клиентам различные консультационные услуги и юридическую помощь, занимались посредническими операциями, проводили финансовый анализ хозяйственной деятельности предприятий. Кроме того, они предоставляли населению такие услуги, как хранение платежных документов, ценных бумаг, драгоценных металлов, камней и изделий из них.

Многие банки, так же, как и кооперативы, были напрямую связаны с теневой экономикой: участвовали в мошеннических операциях, взаимодействовали с криминальными структурами. Это во многом объясняется низким уровнем надзорных полномочий Госбанка (позднее – Центрального банка РФ) и потому слабым контролем над деятельностью коммерческих банков. Уголовное законодательство на тот момент только начинало перестраиваться под рыночные условия экономической деятельности.

Московский кооперативный банк «Партнёр-банк», зарегистрированный 2 июня 1989 г., уже 20 июня создал фиктивный международный финансово-кредитный консорциум «ЛОМОС» с уставным капиталом в 50 млн рублей. Из них 20 млн рублей должен был внести «Партнёр-банк» совместно с Московским городским управлением «Жилсоцбанка» СССР и финской фирмой «ИК Консультит» (зарегистрированной в начале октября 1988 г. и состоявшей из одного-единственного сотрудника – «председателя»). В короткий срок «ЛОМОС» сумел создать свой филиал в Боливии – «ЛОМОС крус» – и приступить к инвалютным спекуляциям в обход действующего законодательства.

Отзывом лицензии в 1990 г. закончились авантюры руководства «АМБИ-банка». Деятельность этой организации скрупулезно изучалась ревизорами Госбанка, и после повторной проверки лицензия банку не была возвращена. Кооперативу «Теллур», не имевшему базы для переработки вторсырья, под эту деятельность без всякой проверки был выделен кредит на сумму 188 млн рублей. За выдачу наличных работники банка получили взятки в сумме 160 тыс. рублей.

Много вопросов у Контрольно­ревизионного управления Госбанка СССР возникло в ходе проверки в конце 1990 г. деятельности кооперативного банка «Континент» в Набережных Челнах. В нем не был налажен надежный бухгалтерский учет и внутрибанковский контроль. В ряде случаев расчетные счета открывали либо без изучения юридических документов, либо несуществующим организациям. Некоторым фирмам создавали вторые расчетные счета. Проводимые операции не всегда отражались в лицевых счетах клиентов, по одному счету проводили операции нескольких хозорганов. Банк «Континент» выдавал кредиты зачастую без изучения финансового положения заемщиков.

Вместе с тем далеко не каждую финансовую аферу удавалось «подвести под статью». Так, в один провинциальный банк за кредитом обратился предприниматель, решивший закупить партию сосисок и продать их на местном рынке. Проконсультировавшись в Госбанке, директор банка попросил предоставить в обеспечение кредита какой-нибудь залог. В качестве кредитного обеспечения находчивый коммерсант выбрал сосиски, которыми и завалил подвалы банка. Когда же через некоторое время товар испортился, коммерсант, сославшись на то, что по вине банка он не смог получить ожидаемую прибыль, отказался возвращать кредит. В этой ситуации банк не смог сформулировать официальную претензию клиенту.

87352862835682365862835.jpg

Г. Г. Матюхин, председатель Центрального банка России в 1990–1992 гг.


Характеризуя в целом роль коммерческого банковского сектора на заключительном этапе перестройки, можно констатировать, что новые банки не оказывали ощутимого влияния на экономику. В 1990 г. сеть коммерческих и кооперативных банков включала около 300 организаций с суммой средств балансов около 7 млрд рублей. Из них в Москве находилось более 50 банков с суммой собственных средств около 5 млрд рублей. Однако к этому моменту доля коммерческих банков в выданных по стране кредитах составляла лишь около 2 %. На начало 1991 г. кредиты коммерческих банков обеспечивали не более 9 % всех кредитных вложений в экономику, что в числовом выражении равнялось около 35 млрд рублей. По выражению первого председателя Центробанка Г.  Г. Матюхина, в то время «всю экономику держали в руках три монстра – “Промстройбанк”, “Жилсоцбанк” и “Агробанк”», находившиеся в государственной собственности и только приступавшие к процедуре акционирования.

Роман Кирсанов, кандидат исторических наук

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

 

ЧСК Временного правительства. Почему не состоялся суд над «старым режимом»

329658263865862385628365862353.jpg

Свержение самодержавной власти, начавшееся в Петрограде 27 февраля 1917 г., сопровождалось арестами видных представителей «старого строя». Первым из них стал бывший министр юстиции И. Г. Щегловитов, незадолго до этого назначенный председателем Государственного совета. 

 

Жилищная политика и повседневная жизнь в СССР 1920-х годов

893725672386582638562836856238652.jpg

«Весть о гибели Берлиоза распространилась по всему дому с какою-то сверхъестественною быстротой, и с семи часов утра четверга к Босому начали звонить по телефону, а затем и лично являться с заявлениями, в которых содержались претензии на жилплощадь покойного.

Новости Региональных отделений

В Челябинске состоится открытие выставки «Великий Танкоград»

6 октября 2020 года в 12-00 состоится открытие выставки «Великий Танкоград», ко Дню героев Танкограда. Адрес: г. Челябинск, ул. Кирова, у памятника добровольцам-танкистам.

 

Оренбургское отделение РИО инициировало научно-популярный проект

Оренбургское отделение РИО инициировало научно-популярный проект «Краеведческие интересности»

При поддержке Российского исторического общества в Оренбургской областной универсальной библиотеке им. Н.К. Крупской, успешно реализуется удивительно интересный проект ​«Краеведческие интересности».

 

Опубликованы книги со статьями секретаря совета Саратовского отделения РИО

Опубликованы две книги со статьями секретаря совета Саратовского отделения РИО

В Ульяновске увидели свет две книги, в которых опубликованы статьи секретаря совета Саратовского отделения Российского исторического общества Юрий Каргина.

Трибуна

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

 

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

Monographic

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

 

Коллективный портрет немецких политических эмигрантов

Novosti-img/berlin-1945-2015.jpg

В 1933 году после установления гитлеровской диктатуры приблизительно 500 000 немцев пришлось искать спасения вне пределов Германии 1Tischler C. Flucht in die Verfolgung: Deutsche Emigranten im sowjetischen Exil (1933 bis 1945). Münster, 1995. S. 226. . Советский Союз стал убежищем в основном для левой интеллигенции и коммунистов. Последними было образовано в Москве Заграничное бюро КПГ, которое при помощи Коминтерна и руководства СССР получило возможность продолжать антифашистскую деятельность.

Прокрутить наверх