2937856826385682365862385-1.jpg

5 мая 1818 г. в городе Трире родился Карл Генрих Маркс – крупнейший теоретик радикального социалистического учения и идеолог пролетарской революции. Как же так получилось, что мысли уроженца небольшого городка в Рейнской провинции, происходившего из еврейской религиозной среды (и по отцовской, и по материнской линии его предки были раввинами), оказали столь значительное влияние на судьбы всего человечества?

И почему именно Россия стала полигоном для кровавого эксперимента по реализации марксовой утопии построения коммунистического общества? Однозначного ответа на эти вопросы нет и быть не может. Понятно, что победа левых экстремистов (большевиков) объясняется не только качествами самой марксистской идеологии, но и состоянием русского общества в 1917 г.

Тем не менее в год 200-летнего юбилея классика революционного социализма будет небесполезно познакомиться с тем, что он писал о России, и рассказать, какое место наша страна занимала в его теоретических построениях.

Сразу нужно отметить, что Маркс меньше всего рассчитывал на то, что его идеи социальной революции вызовут такой живой интерес (не говоря о попытках практической реализации) у радикальной части подданных «отсталой» Российской империи. Ведь с точки зрения канонического марксизма установлению пролетарского социализма должна была предшествовать фаза высокоразвитого капитализма. Поэтому сами европейские революционеры ожидали его победы в более индустриализированных странах Запада (прежде всего Англии, Франции и Германии), нежели в России с ее преимущественно аграрной экономикой и доминирующим сельским социальным укладом. В этом смысле лишь неприкрытый теоретический оппортунизм позволял лидеру большевиков В. И. Ульянову (Ленину) и его соратникам «объяснить» исторический парадокс захвата и удержания власти российскими коммунистами, невозможный в рамках классической марксистской доктрины. С точки зрения марксизма-ленинизма отсутствующие структурные условия в стране якобы возмещались наличием организованных в централизованную партию носителей социалистической идеи.

Для самого Маркса, как и для многих европейских революционных демократов, было характерно отношение к России как к государству «восточного варварства», откуда «реакционная азиатчина» в виде империи Романовых угрожает культурному и политическому развитию Запада. В 1848 г. – подобно многим другим «борцам за свободу и прогресс» – молодые коммунисты Маркс и Энгельс выступали за революционную войну с имперской Россией, представавшей в их глазах оплотом реакционных сил всей Европы. Но и позднее они очень воинственно высказывались против русской внешней политики, которую считали одним из основных препятствий на пути к социальному преобразованию мира. При этом они постоянно подчеркивали в ней «монголизм» и стремление к мировому господству в духе Чингисхана. Более того, в переписке Маркса и Энгельса неоднократно встречаются антирусские и антиславянские пассажи шовинистического и расистского толка.

81658261825681258612514_PRINT-right-6.jpg

Карикатура на тему русской угрозы. Германия, 1849 г.


 

Забавно, что некоторые высказывания Карла Маркса о России цензурировались в «стране победившего социализма» именно за их откровенно русофобский характер, ставивший в неловкое положение даже органы официальной коммунистической агитации и пропаганды в СССР. Лучше всего его крайне негативное отношение к российской государственности выражено в главе IV незавершенной работы «Разоблачения дипломатической истории XVIII века»: «Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала виртуозом в искусстве рабства». Эти слова были написаны в 1856–1857 гг. как явное эхо Крымской войны. Поражение, которое объединенная Европа нанесла Российской империи, вызвало всплеск энтузиазма у европейских левых, радовавшихся военной неудаче реакционного режима, который был виноват, по их мнению, в поражении революций 1848–1849 гг. Примечательно, что Маркс публиковал свои антирусские памфлеты в изданиях британского внешнеполитического авантюриста и правого публициста Д. Уркварта, известного своими антидемократическими взглядами. Таким образом, основоположник «научного социализма» был готов сотрудничать даже с явным политическим антиподом, если речь заходила о борьбе с Россией во благо европейской демократии.

Неудивительно, что сочинение, в котором вождь мирового пролетариата крайне нелестно отзывался о России и многовековой политике ее правителей, не вошло ни в одно собрание сочинений Маркса на русском языке, хотя еще в 1950-е гг. перевод был подготовлен сотрудниками Института марксизма-ленинизма, действовавшего под разными названиями в Москве с 1921 по 1991 г. В итоге первая публикация произведения в СССР состоялась только в конце перестройки – в 1989 г. При этом на английском работа Маркса была издана еще в 1899 г. Понятно, что тезисы «Разоблачений...» слишком сильно противоречили советской версии образа основоположника коммунизма, которую продвигала тогда официальная партийная пропаганда.

Как только в пореформенной России XIX в. наметился серьезный интерес революционной интеллигенции к идеям Маркса, их автор изменил свой подход: теперь он заявлял о близости и неизбежности российской революции, пусть и в низших формах, соответствующих развитию «московитов». Несмотря на подобную идеологическую гибкость, философ все же не допускал мысли, что революция в стране, являвшейся для него живым воплощением «восточной деспотии», может носить модельный характер для Западной Европы. Даже ожидая и приветствуя грядущий крах российской монархии, он был уверен, что судьба пролетарской революции решится на индустриально развитом Западе, а не в крестьянской России.

128536812658612581625861285612.jpg

«Насилие – повивальная бабка всякого нового общества. Карл Маркс». Плакат. Кострома, Госиздат, б. г. ГЦМСИР


Таким образом, концепция построения социализма посредством установления пролетарской диктатуры была разработана Марксом для индустриальных стран с развитой капиталистической экономикой и не предназначалась таким европейским аутсайдерам, как имперская Россия. Следовательно, большевики ссылками на «научный фундамент марксизма» лишь пытались идеологически обосновать собственную авантюристическую политику, приведшую сначала к свержению демократически избранного Учредительного собрания, т. е. государственному перевороту, а затем к братоубийственной Гражданской войне и последующей попытке с помощью массового террора построить социализм.

В предисловии к немецкому изданию первого тома «Капитала» (1867) Маркс писал, что на пути к социализму Россия (и все остальные страны) последует за Англией, а не наоборот: «Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего». Но даже в этой книге, имеющей, как известно, наукообразный подзаголовок «Критика политической экономии», он не смог удержаться от русофобских ноток: «Если на европейском континенте влияние капиталистического производства, которое подрывает род людской… будет развиваться, как это было до сих пор, рука об руку с конкуренцией в отношении величины национальных армий, государственных долгов… и т. д., – то, пожалуй, в конце концов, станет действительно неизбежным омоложение Европы при помощи кнута и обязательного вливания калмыцкой крови...»

Интенсификация в конце 1860-х гг. контактов с русскими политэмигрантами различной идейной направленности вынудила Маркса освоить русский язык для прямого ознакомления с сочинениями Чернышевского, Герцена и других авторов, прежде всего народников. Уже к началу 1870 г. он был в состоянии свободно читать большие объемы текста по-русски. Полученная информация способствовала переосмыслению возможной роли России в будущем. Теперь он приходит «к глубокому убеждению, что в России неизбежна и близка грандиознейшая социальная революция… Это – добрые вести».

В 1870-е гг. Маркс, а затем и Энгельс неоднократно обращались к русскому вопросу, в основном в форме полемики с народниками о возможности построения социализма в России на основе крестьянской общины, минуя фазу капитализма. В это время Маркс начинает допускать возможность из русской общинной формы хозяйствования прыгнуть прямо в промышленный социализм, но опять-таки лишь при условии значительной поддержки со стороны победившей пролетарской революции в странах Западной Европы.

Разразившаяся Русско-турецкая война 1877–1878 гг. на короткое время возродила надежды Маркса на начало скорой революции вследствие неизбежного, на его взгляд, военного поражения Российской империи: «Россия, положение которой я изучил по русским оригинальным источникам, неофициальным и официальным… давно уже стоит на пороге переворота, и все необходимые для этого элементы уже созрели. Взрыв ускорен на многие годы благодаря ударам, нанесенным молодцами турками не только русской армии и русским финансам, но и лично командующей армией династии… Переворот начнется... с конституционных заигрываний, и буча выйдет отменная. И при благосклонности матери-природы мы еще доживем до этого торжества! <…> Революция начнется на этот раз на Востоке, бывшем до сих пор нетронутой цитаделью и резервной армией контрреволюции». Как известно, повторения Севастополя на Балканах тогда не случилось, и теоретику научного социализма пришлось искать новые аргументы для обоснования возможности победы пролетариата в крестьянской стране.

12569186295869186258612856125.jpg

Почтовая марка в память 100-летия со дня выхода первого тома «Капитала» К. Маркса. СССР, 1967 г. ГЦМСИР


Важным источником, позволяющим судить о взглядах позднего Маркса на Россию, является его неотправленное «Письмо в редакцию “Отечественных записок”» (1877 или 1878), опубликованное лишь в 1886 г. в народнической прессе под давлением Ф. Энгельса. В нем Маркс попытался ответить на критику видного теоретика народничества Н. К. Михайловского, писавшего: «Уже из общего тона не трудно видеть, как должен с своей точки зрения относиться Маркс к попыткам русских людей найти для своего отечества путь развития, отличный от того, которым шла и идет Западная Европа; к попыткам, для которых, как это уже много раз доказывалось, вовсе нет надобности быть славянофилом или мистически веровать в особые высокие качества национального русского духа; надо только извлекать уроки из европейской истории».

В своем ответе Маркс фиксирует тенденцию преобразования Российской империи в «капиталистическую нацию» по западноевропейскому образцу, отмечая, что это невозможно без превращения значительной части крестьян в пролетариев со всеми вытекающими последствиями: в условиях капитализма Россия «будет подчинена его неумолимым законам, как и прочие нечестивые народы». При этом он подчеркивает значимость русского вопроса для своего творчества: «Чтобы иметь возможность со знанием дела судить об экономическом развитии России, я изучил русский язык и затем в течение долгих лет изучал официальные и другие издания, имеющие отношение к этому предмету. Я пришел к такому выводу. Если Россия будет продолжать идти по тому пути, по которому она следовала с 1861 г., то она упустит наилучший случай, который история когда-либо предоставляла какому-либо народу, и испытает все роковые злоключения капиталистического строя».

Следующий момент возрождения надежд Маркса и Энгельса на скорую революцию в России был связан с деятельностью террористов-народовольцев, совершивших 1 марта 1881 г. убийство императора Александра II. Это событие вновь на короткое время воодушевило коммунистических теоретиков, и они выражали уверенность в том, что «быть может, после длительной и жестокой борьбы» будет создана «российская Коммуна».

В это же время (февраль – март 1881) Маркс обменялся письмами с Верой Засулич, которая обратилась к классику социалистической мысли с прямым вопросом о судьбе крестьянского мира: «В последнее время мы часто слышим мнение, что сельская община является архаической формой, которую история, научный социализм – словом, все, что есть наиболее бесспорного, – обрекают на гибель. Люди, проповедующие это, называют себя Вашими подлинными учениками, “марксистами”…» Маркс очень серьезно подошел к этому обращению, написав целых четыре варианта ответа! При этом он был вынужден разочаровать известную террористку-народницу, указывая на неизбежное разложение общины в условиях капиталистического развития русской деревни: «…на этом пути, свойственном Западу, дело идет о превращении одного вида частной собственности в другой вид частной собственности. У русских крестьян, наоборот, дело шло бы о превращении их общинной собственности в частную собственность».

И, наконец, последним аутентичным свидетельством отношения Маркса к России можно считать строки из письма дочери Лауре, написанного незадолго до смерти (декабрь 1882): «Некоторые из недавно опубликованных русских изданий, отпечатанных на Святой Руси, а не за границей, свидетельствуют о быстром распространении моих теорий в этой стране. Нигде мой успех не мог бы быть для меня более приятен; он дает мне удовлетворение в том, что я наношу удар державе, которая наряду с Англией является подлинным оплотом старого общества».

Таким образом, на протяжении всей своей жизни, будучи социальным теоретиком и политическим деятелем, Карл Маркс сознательно боролся с русской государственностью, в которой видел лишь воплощение наиболее реакционных исторических сил, препятствующих построению «царства свободы и справедливости» на земле в духе его революционной доктрины. К. Марксу не довелось при жизни увидеть крах исторической России, но, как мы сегодня знаем, его идейные наследники, пытаясь на практике реализовать учение об обществе, свободном от эксплуатации человека человеком, воспользовавшись системным кризисом 1917 г., установили жесточайшую диктатуру, принесшую нашей стране неисчислимые человеческие, материальные и культурные потери.

Впоследствии горький опыт жизни в условиях «реального социализма» пришлось испытать миллионам людей по всему миру. Примечательно, что все опиравшиеся на концепцию Маркса левые режимы в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке оказались более тираническими, чем те «несовершенные общества», на смену которым они пришли. Конечно, нельзя напрямую обвинять Маркса в чудовищных преступлениях, совершенных Лениным, Сталиным, Мао Цзэдуном или Пол Потом. Тем не менее очевидна структурная связь откровенно террористического характера всех социалистических режимов с марксовой идеей сознательного преобразования общества путем государственного насилия. В этом смысле идея основоположника «научного социализма» о построении нового общества является классическим примером того, что благими намерениями вымощена дорога в ад.

Олег Кильдюшов,

научный сотрудник Центра фундаментальной социологии НИУ «Высшая школа экономики»

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Поиск по сайту

logo.edac595dbigsmall.png

Мы в соцсетях

КНИГИ

1795261982596192856125 3

Цех историков

254 месяца в узах и горьких работах. Подвиг жизни святителя Афанасия (Сахарова)

27156481285612856182568125125-5.jpg

Судьба святителя Афанасия (Сахарова) уникальна. Он был посвящен в сан епископа в возрасте 34 лет в 1921 г., когда развернулось первое наступление компартии и советских спецслужб на Православную церковь.

 

Казачий путь. Атаман Дутов в борьбе с диктатурой большевиков

23756812586128561825121257.jpg

Александр Ильич Дутов родился 5 августа 1879 г. в семье казачьего офицера. Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба. Участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах. На фронте был контужен и ранен. Февральскую революцию 1917 г. встретил войсковым старшиной и командиром 1-го Оренбургского казачьего полка.

 

Лучший памятник Евфимию Васильевичу Путятину

98561162895619825681258612895612852.jpg

За что Евфимию Васильевичу Путятину был пожалован титул графа и почему на его гербе изображён щит, который поддерживает справа русский офицер с флагом чрезвычайного посольства, а слева – японский солдат? Об этом рассказывает ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН кандидат исторических наук Нелли Лещенко.

Новости Региональных отделений

Конференция «Гражданская война. Многовекторный поиск гражданского мира»

DNE_401287687128451827587513252352493.jpg

8 ноября прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Гражданская война. Многовекторный поиск гражданского мира». Организаторами конференции выступили отделение Российского исторического общества в Новосибирске, Правительство Новосибирской области , Митрополия Новосибирской области, Новосибирская Духовная Православная семинария , Институт Истории СО РАН и ГПНТБ СО РАН.

 

80-летие высшего педагогического образования в Забайкалье

DSC032215698612895698162574.jpg

В конце октября 2018 г. в административном центре Забайкальского края – г. Чите произошло знаковое событие – в стенах ведущего высшего учебного заведения региона, одного из крупнейших ВУЗов Сибири, была открыта музейная экспозиция, посвященная 80-летию высшего педагогического образования в Забайкалье.

 

Открытие мемориальной доски, посвященной Максиму Ильичу Ефимову

981538125861825681652861253.jpg

2 ноября 2018 года в с. Лещиново Нижнеломовского района Пензенской области в преддверии 100-летия окончания Первой мировой войны состоялось торжественное открытие мемориальной доски, посвященной местному уроженцу, Полному Георгиевскому кавалеру Максиму Ильичу Ефимову.

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

Прокрутить наверх