Образ Ленина в сатире уходящей России

Не раз подмечено: харизматичность лидера в эпоху массовой печати можно «измерить» степенью его популярности в сатирической прессе, особенно у карикатуристов.

И не столь важно, каким знаком отмечена эта популярность – плюсом или минусом. Образ Владимира Ильича Ленина, которому вскоре предстояло войти в мировую историю в роли «вождя Октябрьской революции», становится постоянным объектом жёсткой сатирической интерпретации на страницах журналов «старой» России уже весной 1917 года…

Позицию сатирических изданий «уходящей России» в революционных событиях 1917 года можно охарактеризовать как неприятие двух «внутренних крайностей», ответственных за бедствия, сопоставимые по масштабу с мировой войной. И если привычным (но «бывшим») врагом «справа» предстаёт царизм в лице Николая II, «прогермански настроенной императрицы» и их окружения, то главным, актуальным врагом «слева» начиная с весны 1917 года сатирики видят русских революционеров – анархистов, социал-демократов, в особенности – большевистского толка.

Агитационная активность большевиков, многочисленные публичные выступления Ленина явно раздражают, а со временем и пугают сатириков, пока ещё вдохновлённых надеждами, порождёнными Февральской революцией. Незатейлива, но типична шутка журнала «Пугач» весной 1917 года, обыгрывавшая привычку автора «Апрельских тезисов» выступать с речами с балконов зданий. При осмотре дома покупатель сетует, мол, «балконто очень ветхий, того и гляди обвалится». На что продавец бодро отвечает: «А Вы Ленина на этот балкон пригласите, пора ему провалиться!»1Пугач, 1917. № 3. С. 12..

Участившиеся случаи братания на германском фронте весной – летом 1917 года становятся едва ли не главной темой и воспринимаются практически всеми сатирическими журналами как двойная провокация – подрывная акция собственных революционеров и «германская интрига». Но именно «внутренний враг» (революционеры большевистского толка) выступает главным персонажем в «иерархии» угроз для страны, готовящейся к последним, решительным боям с Германией. Образ «провокатора», мелкого, зловредного очкарика, «внутреннего врага», работающего на «врага внешнего», становится устойчивым типажом наиболее популярных в тогдашнем обществе сатирических журналов («Бич», «Будильник», «Пугач», «Новый Сатирикон»).

Тема «германского следа» в русской революции – как комплекс реальных акций германских властей и как одна из величайших мифологем ХХ века – имеет свою колоссальную литературу, составившую впечатляющий историографический компендиум. Для исследователей «германская диверсия» и «золото кайзера» были и остаются острополемической, дискуссионной, неоднозначно воспринимающейся темой2См., к примеру: Мельгунов С. П. «Золотой немецкий ключ» к большевистской революции. Париж, 1940; Хальвег В. Возвращение Ленина в Россию в 1917 году. М., 1990; Мальков В.Л. Большевики и «германское золото». Находки в архивах США. // «Новая и новейшая история». 1993. № 5; Зданович А.А. Как «реконструировали» контрразведку в 1917 году. // «Военно- исторический журнал». 1998. № 3; Соболев Г.Л. Тайна «немецкого золота». СПб., 2002; Колганов А.И. Миф о «немецком золоте». // «Альтернативы». 2006. № 2; Шубин А. «10 мифов Советской страны». М., 2006; Земан З., Шарлау У. Кредит на революцию. План Парвуса. М., 2007; Фроянов И.Я. Уроки Красного Октября. М., 2007; Макаренко П.В. Германский фактор в Октябрьской революции 1917 г. // «Вопросы истории». 2008. № 5 и др..

Впрочем, знакомство с материалами тогдашней печати показывает: большинству российских наблюдателей-сатириков картина происходящего виделась однозначно. Ленин и его ближайшее окружение трактовались как «агенты кайзера», главные виновники революционных событий, погубивших либерально-демократическую альтернативу развития России. При этом характерно, что большевики, особенно в лице Ленина, выступают на страницах сатирической прессы в амплуа злодеев, взращённых германским режимом, но… из российского «материала».

Журнал «Пугач» публикует фельетон-миниатюру «В Берлине», из которого мы узнаём, как кайзер комментирует прочитанную в газете очередную речь Ленина: «После Гинденбурга это – самый полезный человек, а может быть, он даже полезнее Гинденбурга»3Пугач, 1917. № 1. С. 3..

В фельетонах того времени Ленин и его ближайшее окружение уподобляются «взрывающимся карандашам» немецкого производства (таковые, по сообщениям печати, были обнаружены на российской территории) – жестокой диверсии германских спецслужб против мирного населения. Доставленный в запломбированном вагоне Ульянов-Ленин и стал, по мнению «Нового Сатирикона», таким «взрывным устройством», инструментом революции, этой хорошо продуманной и блестяще проведённой «германской акции» против России4См.: Новый Сатирикон, 1917. №№ 20–29..

Едкой сатирой на большевистскую германофилию пропитана хлёсткая карикатура в журнале «Бич», оправдывающая название издания. На рисунке под заголовком «Гром победы, раздавайся! // Веселися, славный тевт!» (парафраз державинских строк «Веселися, славный росс!») изображён сам Владимир Ильич. Во главе «тевтонского воинства» под звуки военного оркестра он бодро семенит ножками, возвращаясь с победой в «свою столицу Берлин!»5Бич, 1917. № 28. С. 12..


(Рис. 1)


Вслед за маленькой, узнаваемой фигуркой будущего вождя пролетарской революции гордо печатают шаг победители – германские офицеры, генералы и политики… (До заключения Брестского мира оставалось тогда ещё восемь месяцев!) И хотя «тевту» не суждено было с победой вернуться с полей Первой мировой, всё же горький парадокс поражения России, проигравшей проигравшим, журналисты предрекли верно...

За всеми худшими катаклизмами времени сатирикам мерещится зловещая фигура большевистского «иуды». На рисунке в одном из летних номеров журнала «Бич» Ленин требовательно протягивает руку, в которую некто в чёрном (из-под капюшона топорщатся узнаваемые усы германского кайзера) кладёт мешочек с деньгами «за предательство», перефразируя новозаветные строки: «Благоволите получить, херр Ленин… Тридцать сполна»6Бич, 1917. № 28. С. 13.


(Рис. 2)


Разоблачения этой интриги Ленин, как полагают журналисты, опасался. И хотя, каламбурят сатирики, в получавшей германское финансирование большевистской «Правде»7Пушкарёв С.Г. Ленин и Россия // http:// lenin-rus.narod.ru/index.htm/ Дата обращения: 12.01.2020. не стоило искать правды о его связях с кайзером, всё же «два миллиона от Вильгельма» как улика заставляли Владимира Ильича нервничать8Будильник, 1917. № 18. С. 4..


(Рис. 3)


После «октябрьского переворота» развитие антибольшевистской критики становится проекцией новых политических реалий, усугубивших антибольшевистские антипатии тогдашних отечественных сатириков. Показателен диалог, сочинённый новосатириконовцами, на тему политической «наследственности» Владимира Ильича как политического лидера нового режима. Эта «наследственность» не может, по мнению сатириков, не ужасать русских демократов прежней эпохи. «Дед и бабка русской революции» – Пётр Кропоткин и Екатерина Брешко- Брешковская – удивленно посматривают на «Ленина-младенца»: «А внучек-то оказался германской марки…»9Новый Сатирикон, 1917. № 24. С. 5.. Авторы единодушно интерпретируют личность Ленина как симбиоз «внешнего» и «внутреннего» врага, слившихся до неразличимости в своём разрушительном настрое10Новый Сатирикон, 1917. № 25. С. 3.. Журналисты сочинят даже лозунг, более всего отвечавший, на их взгляд, реальной внутренней политике большевиков: «Не откладывай избиения на завтра, если можешь это сделать сегодня»11Бомба, 1917. № 38. С. 14..

Журнала «Бомба», не зная, насколько прочной окажется власть большевиков, помещает «Высочайшую благодарность» экс- монарха Николая II новым политическим лидерам России, дискредитировавшим, по мнению сатириков, саму идею революции и свободы: «Господа Ленин и Троцкий, я обязан вам больше, чем кому бы то ни было. Я воздвигну вам памятник, как новым Минину и Пожарскому»12Бомба, 1917. № 36. С. 5..

Обманутые надежды на революцию как освобождение от «романовского предательства» отразятся в декабрьском «Траурном номере» 1917 года. С горькой иронией сатирики посоветуют германскому императору «покрепче держать своих “либкнехтов” в тюрьме»13Новый Сатирикон, 1917. № 45. С. 6..

Новосатириконовская карикатура весны 1918 года на Ленина, потчующего голодающих гвоздикой – революционной символикой вместо еды, – должна была подчеркнуть откровенный цинизм политической пропаганды новой власти, в большей степени озабоченной собственным выживанием, чем благом народа14Новый Сатирикон, 1918. № 9. С. 16.


(Рис. 4)


Именно антинародность и своего рода «антироссийскость» политики победивших большевиков становится рефреном множества сатирических публикаций той поры – вплоть до окончательного закрытия сатирических изданий «старой России» в конце лета 1918 года. Хищного орла, до боли напоминающего эмблему германского имперского герба, приветствует крошечная фигурка Ленина, попирающего ножками труп огромного медведя – символ когда-то могучей России15 Новый Сатирикон, 1918. №16. Обложка..


(Рис. 5)


На финальной стадии осмысления уроков войны и революции приходит горькое понимание того факта, что в «апокалиптической катастрофе» 1917–1918 годов «германец» был лишь носителем Зла, торжествующего в России при попустительстве внутренних сил, пресловутых «двух крайностей», погубивших демократическую альтернативу трансформации России, – властолюбивого самодержавия и левого радикализма. Вину за перерастание военной драмы в революционную трагедию журналисты не снимают и с себя, разделяя с наиболее ответственной частью российского общества чувство горечи и вину за неспособность уберечь страну от революционных катаклизмов16См.: Бич, 1917. № 8. С. 7, 16; Пугач, 1917 № 11. С. 4, 11; Бомба, 1917. № 36. С. 5, 7; Новый Сатирикон, 1918. № 14. С. 13, 16; № 16. С. 7; № 17. С. 5, 6, 7, 16..

В слабости, неготовности интеллигенции и либеральной политической элиты защитить страну от внутреннего экстремизма и внешней интриги журналистысатирики видят и свой грех. Признание этого факта требовало от сатириков старой России значительного гражданского мужества и профессиональной честности. Вскоре на смену им придёт новое поколение журналистов, всегда готовых «приравнять к штыку перо». На их долю выпадет работа по созданию канонического образа большевистской власти, воплощённого в личности «вождя мировой революции».

  1. Пугач, 1917. № 3. С. 12.

  2. См., к примеру: Мельгунов С. П. «Золотой немецкий ключ» к большевистской революции. Париж, 1940; Хальвег В. Возвращение Ленина в Россию в 1917 году. М., 1990; Мальков В.Л. Большевики и «германское золото». Находки в архивах США. // «Новая и новейшая история». 1993. № 5; Зданович А.А. Как «реконструировали» контрразведку в 1917 году. // «Военно- исторический журнал». 1998. № 3; Соболев Г.Л. Тайна «немецкого золота». СПб., 2002; Колганов А.И. Миф о «немецком золоте». // «Альтернативы». 2006. № 2; Шубин А. «10 мифов Советской страны». М., 2006; Земан З., Шарлау У. Кредит на революцию. План Парвуса. М., 2007; Фроянов И.Я. Уроки Красного Октября. М., 2007; Макаренко П.В. Германский фактор в Октябрьской революции 1917 г. // «Вопросы истории». 2008. № 5 и др.

  3. Пугач, 1917. № 1. С. 3.

  4. См.: Новый Сатирикон, 1917. №№ 20–29.

  5. Бич, 1917. № 28. С. 12.

  6. Бич, 1917. № 28. С. 13

  7. Пушкарёв С.Г. Ленин и Россия // http:// lenin-rus.narod.ru/index.htm/ Дата обращения: 12.01.2020.

  8. Будильник, 1917. № 18. С. 4.

  9. Новый Сатирикон, 1917. № 24. С. 5.

  10. Новый Сатирикон, 1917. № 25. С. 3.

  11. Бомба, 1917. № 38. С. 14.

  12. Бомба, 1917. № 36. С. 5.

  13. Новый Сатирикон, 1917. № 45. С. 6.

  14. Новый Сатирикон, 1918. № 9. С. 16

  15. Новый Сатирикон, 1918. №16. Обложка.

  16. См.: Бич, 1917. № 8. С. 7, 16; Пугач, 1917 № 11. С. 4, 11; Бомба, 1917. № 36. С. 5, 7; Новый Сатирикон, 1918. № 14. С. 13, 16; № 16. С. 7; № 17. С. 5, 6, 7, 16.


Текст: Татьяна Филиппова

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Казачий путь. Атаман Дутов в борьбе с диктатурой большевиков

23756812586128561825121257.jpg

Александр Ильич Дутов родился 5 августа 1879 г. в семье казачьего офицера. Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба. Участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах. На фронте был контужен и ранен. Февральскую революцию 1917 г. встретил войсковым старшиной и командиром 1-го Оренбургского казачьего полка.

 

Современный взгляд на трепанацию эпохи неолита

Posle-broka.jpg

Поль Брока – знаковая фигура в истории мировой науки, исследователь, оставивший существенный след в нейрохирургии, основатель первого научного общества физических антропологов.

 

Как жили бояре, стоявшие у истоков династии Романовых

romanovi.jpg

Представление об образе и качестве жизни членов боярских семей, находящихся в XVI – начале XVII века у истоков династии Романовых, даёт книга «В поисках бояр Романовых: междисциплинарное исследование усыпальницы XVI – XVIII вв. в Знаменской церкви Новоспасского монастыря в Москве».

Новости Региональных отделений

Трансформация исторической памяти в пространстве регионов в XX – начале XXI вв.

Трансформация исторической памяти в пространстве регионов в XX – начале XXI вв.

6–8 октября 2020 года в Ульяновке прошла очная октябрьская сессия II Международного форума историков, философов и публицистов «Трансформация исторической памяти в пространстве регионов в XX – начале XXI вв.», посвящённого 150-летию со дня рождения В.И. Ленина.

 

В Ульяновске открылась выставка, посвященная судьбе В.А. Пыпиной

В Ульяновске открылась выставка, посвященная судьбе В.А. Пыпиной

17 октября 2020 года в Областном государственном учреждении культуры «Ленинский мемориал» состоялось открытие выставки «В.А. Пыпина: "Если рушится все, нужно жить духовными ценностями" (к 100-летию Гражданской войны в России и 100-летию основания музея-усадьбы Н.Г.Чернышевского).

 

Церковно-историческую науку в России XIX-начала XXI вв. обсудили в СмолГУ


С 15 по 17 октября в Смоленском государственном университете прошла Всероссийская научная конференция «Церковно-историческая наука в России XIX – начала XXI вв.: институты, школы, ключевые проблемы».

Трибуна

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

«Февральская революция: новая концепция японских историков»

Профессор Токийского университета Харуки Вада, признанный мэтр, а точнее, сенсэй японской русистики, в докладе «Февральская революция: новая концепция японских историков» поделился своим взглядом на революционные события вековой давности, отметив вклад в развитие новых трактовок этой проблематики со стороны таких японских исследователей, как Норие ИСИИ и Ёсиро ИКЕДА.

Monographic

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Суверенитет потребителя и государственная потребительская политика в СССР

6875764674646746746742.jpg

В течение ХХ в. в США и в странах Западной Европы сформировался институт защиты прав потребителей, предполагающий ограничение экономической свободы участников рынков в пользу слабейших из них.0Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект "Государственная политика в сфере прав потребителей в СССР, № 14-01-00125".

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

Прокрутить наверх