Chubarian.jpg

Сопредседатель Российского исторического общества, академик РАН, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян обсудил с «Российской газетой» способы повышения конкурентоспособности российских гуманитарных специалистов на международном рынке. В Силиконовой долине успешно работают российские ученые-технари. Но про то, что так же востребованы наши филологи, историки или психологи, пока речи не идет. Как сделать отечественного гуманитария конкурентоспособным на международном рынке?

Я бы сказал, что отдельных наших ученых довольно активно приглашают для чтения лекций и в США, и в Европу… Но, да, согласен, это не носит массового характера. Почему? Во-первых, в гуманитарных науках сильно влияние идеологии и политики. Поэтому и точки зрения на те или иные события у россиянина и, скажем, американца очень часто разнятся. ….Но есть и другая причина. Сегодня во всем мире гуманитарное знание недооценено. Поэтому и премий или олимпиад, таких как по математике, физике или программированию, нет. Отдельные университеты, конечно, их проводят, но "чемпионатов мира" не существует.

Во всем мире гуманитарное знание сегодня недооценено

— "Расчеловеченные", получается, идут времена?

Повод для того, чтобы пристальнее обратить внимание на состояние гуманитарного знания в стране, действительно есть. К слову, и президент Путин ни один раз подчеркивал значение гуманитарных знаний. Помните его слова на съезде ректоров: без гуманитарного образования нет государства. Поэтому общая линия понятна, но вот к практике, которая существует в стране, у меня вопросы…

— Какие?

Вот сейчас приняты национальные проекты "Образование" и "Наука". Но гуманитарные науки там просто не названы, как будто их нет. Я думаю, что пришла пора преодолеть эту тенденцию, которая особенно заметна в региональных университетах…

—А с чем такая несправедливость, по-вашему, связана?

Прежде всего с положением дел внутри самого гуманитарного знания. Существует весьма справедливая критика в адрес гуманитариев, чья деятельность часто мало связана с конкретными потребностями страны. Перед наукой и образованием стоит задача сосредоточиться, как сказал президент, на прорывных направлениях. Так почему мы считаем, что нас это не касается? Гуманитарии на недавнем заседании, правда, попытались выбрать из огромного количества тем приоритетные. Продолжим работу в апреле на базе Казанского университета.

—Объясните, пожалуйста, прорывные направления в исторической науке. Это что?

Это темы, которые сейчас находятся в центре внимания всего мира. К примеру, разработка проблемы исторической памяти: она сегодня интересует практически все мировые университеты. В этом же ряду связь исторической идентичности с пониманием политических процессов в мире, а также выделение так называемых трудных вопросов истории, которые связаны с угрозами сегодняшнего дня. Нужно понять, в какой мере история включена в этот оборот. Очень перспективно и изучение представлений и стереотипов, которые складываются у народов друг о друге, и того, как это сегодня отражается на современной международной ситуации.

Тесно связана с практикой сегодняшнего дня, к примеру, археология. Тут прорывные направления - это раскопки, которые ведутся в Сибири, в Малой Азии и т.д.

Очень перспективны и такие новые направления, как социальная, интеллектуальная или политическая история. У нас в стране довольно часто пока подходы к ним по-советски архаичны. Пора пересмотреть и использование архивов. Оцифровка, которая сейчас идет, открывает огромные перспективы.

—Чтобы освоить, как вы говорите, прорывные направления в науке, наверное, нужен прорыв и в образовании?

Что касается школы, то тут ситуация очень непростая. Речь идет о подготовке новых учебников. Те, что имеем сейчас, во многом сделаны по старой кальке.

—Даже те, которые не так давно вошли в линейку единого учебника истории?

Да, необходимо готовить новое поколение учебников, которое будет приспособлено к современному информационному пространству. Сегодня учебник уже не единственный источник знаний.

И школьное образование уже требует, мне кажется, иной подготовки учителя. Педагог в средней школе должен больше заниматься проблемами осмысления процессов, а не бросать все свои усилия на то, чтобы дети запоминали факты. Важнее научить их сопоставлять явления. Это потребует и нового подхода к преподаванию. Скажем, я вовсе не против альтернативной истории, которая мощно сейчас развивается.

—А что не так с преподаванием гуманитарных предметов в вузах? В непрофильных - это абсолютная профанация учебы…

У нас действительно практически свернуто или находится в очень формальном, с моей точки зрения, состоянии преподавание гуманитарных дисциплин в негуманитарных вузах. И это большая ошибка.

Во многих вузах закрываются исторические факультеты. Их объединяют с другими, убрав название "история". Это неправильно.

—Но и профильные филфаки и истфаки, часто оторванные от науки и жизни старомодной классической методикой, не попадают в топы…

25 лет назад мы начали уникальный эксперимент: создали Государственный академический университет гуманитарных наук. Особенность его в том, что факультеты этого вуза базируются в соответствующих институтах Российской академии наук. Такая совершенно очевидная интеграция науки и образования. И за прошедшие годы выпускники ГАУГ в значительной мере изменили кадровую ситуацию в институтах РАН.

Недавно такое соединение по химии и по биологии произошло в Высшей школе экономики. А гуманитарии до этого додумались четверть века назад.

—Ученые-историки борются со своей зависимостью от политики или это роковая болезнь?

История вне идеологии, вне политики - это правильно, но на практике - очень сложно. В последнее время наука очень активно используется политическими кругами разных стран для утверждения своего курса. Всегда так бывает, что во время сложной международной ситуации и обостренных отношений между Россией и Западом усиливается идеологизация исторических событий. К тому же историей в этот период начинают очень интересоваться СМИ, а у них тотальный контроль над общественным сознанием.

Я думаю, что ученые должны добиваться того, чтобы историей занимались прежде всего историки. Напомню о таких примерах. У нас существуют двусторонние комиссии историков со многими странами. Сейчас создаем новые - с Израилем и, может быть, с Индией. Наш девиз: самые острые вопросы должны быть предметом обсуждения историков, а не политических спекуляций.

Российская газета - Федеральный выпуск № 54(7812)

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

Вестник №4/2018

Вестник фонда "История Отечества" Журнал Воронцово поле №1/2019

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Лучший памятник Евфимию Васильевичу Путятину

98561162895619825681258612895612852.jpg

За что Евфимию Васильевичу Путятину был пожалован титул графа и почему на его гербе изображён щит, который поддерживает справа русский офицер с флагом чрезвычайного посольства, а слева – японский солдат? Об этом рассказывает ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН кандидат исторических наук Нелли Лещенко.

 

Та самая «Баттерфляй»? Журналисты-сатирики о Японии в 1904–1905 гг.

гейша фот в 1904–1905 гг.

К началу ХХ столетия деловитый порыв западных держав и примкнувшей к ним России в направлении Дальнего Востока, при всём прагматизме его целей, был проникнут многочисленными мифами и стереотипами ориенталистского происхождения.

 

Как русские сатирики отметили столетие Карла Маркса

kjhhfhf373

Сто лет назад, весной 1918 года, в отечественной журнальной сатире появилась тема, очень точно отразившая отношение значительной части русского общества, не принявшей революцию, к тому, что происходило в стране в послеоктябрьские месяцы.

Новости Региональных отделений

В Тульской области начал работу первый музей археологии

Музей расположился в Тульском кремле. Посетителям представлено около 600 предметов, которые были обнаружены при раскопках в историческом центре города, сообщило ТАСС. Экспозиция музея будет расширяться по мере поступления новых экспонатов, в том числе тех, которые сейчас находятся на реставрации.

 

В Пензе представили юбилейный выпуск «Вестник военно-исторических исследований»

1-1.jpg

18 апреля 2019 года в Музее В.О. Ключевского в г.Пенза состоялась презентация 10-го (юбилейного) выпуска сборника научных работ «Вестник военно-исторических исследований».

 

В Великом Новгороде прошла научно-практическая конференция

bez_sroka_davnosti.jpg

Участниками мероприятия стали 60 исследователей из 10 регионов России, а также Латвии. Конференция открылась 15 апреля 2019 года.

Трибуна

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

Прокрутить наверх