Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

Немецкие войска неумолимо продвигались вглубь французской территории: в 20-х числах мая немцы с боем осуществили переправу через реку Сомму, а 28 мая 1940г. 400-тысячная группировка англо-французских войск попала в окружении под Дюнкерком. Ш. де Голль, находившийся на тот момент в ранге бригадного генерала, полагал, что причиной поражения французских войск являлось то, что командование во главе с генералом Вейганом “находилось в состоянии моральной депрессии” и “не верило в возможность победы” над Гитлером. 14 июня немцы без боя вошли в Париж, объявленный французским правительством свободным городом.

В это время в правительстве Франци шла сложная борьба противников перемирия с Германией во главе с Ш. де Голлем, с июня – заместителем министра национальной обороны, и сторонников заключения перемирия во главе с заместителем премьер-министра, маршалом Петеном. 16 июня эта борьба была окончена, поскольку последний президент III Республики Лебрен поручил маршалу Петену сформировать новое правительство. В тот же день вечером Франция обратилась к Германии с просьбой о прекращении огня и о заключении мира. Несмотря на это, немецкие армии продолжали продвигаться на юг страны, стремясь оккупировать максимально большую территорию и лишить Францию возможности продолжать сопротивление. Однако 18 июня стало очевидно, что это невозможно. Именно в этот день в ответ на действия правительства Петена Ш. де Голль произнёс по лондонскому радио свой знаменитый призыв о необходимости продолжать борьбу с Германией. Он в частности сказал: «Поверьте мне, ибо я знаю, о чём говорю: для Франции ничего не потеряно…Ибо Франция не одинока!.. Исход этой войны не решается битвой за Францию. Это мировая война… Что бы ни произошло, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть и не погаснет. Завтра, как и сегодня, я буду выступать по лондонскому радио».

Призыв Ш. де Голля зажёг пламя французского Сопротивления, но не смог спасти Францию от перемирия. 22 июня 1940 г. в Компьенском лесу, французская делегация в “специально разысканном немцами белом салоне-вагоне” маршала Фоша подписала крайне невыгодное для Франции перемирие, которое содержало 24 статьи. Общеизвестно, что по условиям перемирия Франция была поделена на оккупированную зону, в которую вошла северная часть страны, а также побережья Ла-Манша и Бискайского залива, и неоккупированную, южную зону, которая называлась “свободной”, где установился режим Виши во главе с маршалом Петеном. На самом деле Франция была разделена на четыре зоны, поскольку Эльзас и Лотарингия были объявлены “немецкой землей”, а зона, вдоль франко-итальянской границы – «итальянской». Кроме того, северную и южную зоны разделяла демаркационная линия, которую можно было пересечь лишь по спецпропускам. Франция обязалась демобилизовать свою армию и выплачивать Германии оккупационные платежи. Германия же могла разорвать перемирие в любой момент. Признавая тяжесть перемирия, Петен объявил днём национального траура 25 июня, когда его статьи вступили в силу.

Таким образом, не будет преувеличением сказать, что в июне 1940 г. Франция пережила национальную катастрофу, но, как и обещал Ш. де Голль «пламя французского Сопротивления» не погасло. Его борьбу поддержали французские колонии в Экваториальной Африке – Чад, Конго, Убанги-Шари, Габон и Камерун. И к концу 1940 г. возглавляемое Ш. де Голлем движение «Свободная Франция» насчитывало уже около 7 тыс. человек.

Летом 1941 г., к моменту начала Великой Отечественной войны численность «Свободной Франции» увеличилась более, чем в 10 раз, и достигла около 80 тыс. человек. Уже 24 июня 1941 г., через два дня после нападения Германии на СССР, Ш. де Голль обратился к советскому послу в Лондоне И. Майскому с просьбой передать в Москву, что «французский народ поддерживает русский народ в борьбе против Германии и что в связи с этим мы [«Свободная Франция» - Н. Т.] желали бы установить военное сотрудничество с Москвой». После 3-х месяцев переговоров, 26 сентября 1941 г. И. Майский уведомляет Ш. де Голля, что правительство Советского Союза признает его « как руководителя свободных французов, где бы они ни находились, которые сплотились вокруг него, поддерживая дело союзников». И. Майский также подчеркивал готовность СССР «оказать свободным французам всестороннюю помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией и ее союзниками». Это означало признание «Свободной Франции» Советским Союзом. К декабрю 1941 г. стороны договарились об обмене официальными представителями.

Начиная с этого момента Ш. де Голль стремился к развитию между СССР и «Свободной Францией» военного сотрудничества. В н. 1942 г. он подчеркивал, что ему очень бы хотелось, «чтобы французы сражались против немцев вместе с советскими войсками». Однако из-за негативной позиции английского правительства ему так и не удалось отправить на помощь СССР две дивизии «Свободной Франции», хотя советское руководство было готово их принять. Именно после этой неудачи и родилась в марте 1942 г. идея отправить сражаться вместе с советскими военными группу французских летчиков. Ее реализация на практике была осложнена как военной ситуацией, так и нежеланием Англии и США признать «Сражающуюся Францию», как с июня 1942 г. стала называться «Свободная Франция».

Положение и Франции, и Ш. де Голля, и «Сражающейся Франции» чрезвычайно осложнилось 11 ноября 1942г. после высадки англо-американских войск в Северной Африке, в ответ на которую Германия оккупировала южную зону Франции, т. е. всю территорию страны. Именно в этот тяжелый для Франции час, в ноябре 1942 г., когда СССР вел страшную битву за Сталинград, исход которой не был тогда до конца ясен, совершила свои первые боевые вылеты советско-французская эскадрилья «Нормандия-Неман», подтвердив ставшую уже непреложной истину: никогда, даже в самые трагические часы не погаснет не только «пламя французского Сопротивления», но и яркий огонь российско-французской дружбы.

Татарчук Наталья Васильевна – кандидат исторических наук, доктор Сорбонны

Материалы по теме:

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Как польский мятеж 1863 года объединил славянофилов и западников

38958962831568165816586155.jpg

После Венского конгресса 1815 г. под скипетром Романовых оказалась большая часть территории Речи Посполитой, исчезнувшей еще в конце XVIII в. с политической карты Европы. Это были как удерживаемые Польшей в течение нескольких столетий бывшие земли Древней Руси (Правобережная Украина, Белоруссия), так и Литва, и значительная часть собственно «этнографической Польши».

 

Василий Ощепков: черный пояс между Россией и Японией

im564324124124124age.jpg

Слыша, как часто сегодня на Дальнем Востоке, в Приморье, во Владивостоке упоминается имя Василия Ощепкова, трудно поверить, что исторический образ первого русского дзюдоиста и создателя борьбы самбо здесь возник совсем недавно, не более пятнадцати лет назад.

Новости Региональных отделений

Семейная история: проект «9 историй нашей Победы»

Исторический факультет Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова во взаимодействии с отделением Российского исторического общества во Владикавказе подготовили проект «9 историй нашей Победы», приуроченный к 75-летию Великой Победы.

 

Проект по восстановлению истории СПУ выходит на всероссийский уровень

На фото: Бывшие курсанты на встрече в Балакове в 1987 году

Ранее мы уже рассказывали, что член совета Саратовского регионального отделения РИО Юрий Каргин занимается восстановлением истории Симферопольского пехотного училища, которое во время Великой Отечественной войны, в 1942–1944 годах, находилось в эвакуации в городе Балаково в другом статусе – пулемётно-миномётном – и выпустило несколько тысяч офицеров и сержантов.

 

Проект «Рядовые Победы». К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

Проект «Рядовые Победы». К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

Член совета отделения Российского исторического общества в Саратове Юрий Каргин к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне подготовил проект «Рядовые Победы», который стартовал на сайте информационного агентства «Саратовбизнесконсалтинг».

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

Юрий Тракшялис - "В небесах мы летали одних...". Круглый стол "Нормандия-Неман - 75 лет"

Из истории боевого пути 18 гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова II  и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман» известно, что 23 февраля 1943 года 18 гв. полк под командованием гвардии подполковника Голубова вошел в состав 303-й авиационной дивизии 1-й Воздушной армии.

Прокрутить наверх