78632578426365892369856239865982365.jpg

За последние годы вышел целый ряд работ по предреволюционной истории России, наглядно показавший, как в глазах современников – людей разных идейных и политических взглядов – менялась страна, жизнь её городов, а жизнь столичная и провинциальная приобретала новые оттенки. Пожалуй, это можно назвать одним из важнейших трендов нынешнего осмысления Великой российской революции – стремление восстановить контекст революционного кризиса, вглядеться в меняющуюся повседневность жизни России, стоявшей на пороге великих потрясений.

SHAL61675435643556565629.jpgПонятно, что эти процессы перемен нам, историкам, показалось интересным перевести в конкретный разговор, подкреплённый статистическими сведениями, которые накопились ещё тогда, в начале ХХ века. Более того, нам представилось важным для особой наглядности попытаться нанести на карту результаты этих процессов, максимально визуализировав количественную информацию для её последующей качественной интерпретации. И сделать это в виде карт, схем, диаграмм... И по возможности использовать жанр инфографики, которая, кстати, делалась уже тогда и не является новым изобретением компьютерной эры. Неслучайно мы так и назвали издание – «Россия накануне великих потрясений. Социально-экономический атлас 1906-1914». Подчеркну: именно атлас. Такая форма подачи информации – атлас политической истории – дала нам возможность показать Россию во всём своеобразии её регионов, с различными темпами их развития.

И эта пестрота получившейся картины оказалась чрезвычайно важная для того, чтобы понять, что собой представляла страна в начале «века войн и революций», и как именно влиял «перепад скоростей» в её развитии на уровень стабильности в обществе и на задачи государственного управления в масштабах всё империи.

И ещё, нам важно было использовать ту статистику, которую, как правило, исследователи не использовали. А это интереснейший комплекс материалов, заслуживающий введения в научный оборот, – приложения к стенографическим отчетам Государственной думы. Там собраны объяснительные записки к законопроектам, тексты которых очень информативны. Вообще, уровень работы всех структур, которые обслуживали тогдашний российский парламент, и качество проработки информации, были очень высоки, о чём и свидетельствуют эти малоизвестные источники. Сведения, полученные из них, наглядно показывают, как менялась социальная среда и сфера демографии, как шло развитие экономики, политической жизни накануне революции. В нашей науке эти изменения предметно не были ещё в полной мере изучены.

Всё это богатство сведений, разумеется, не снимает вопрос о причинах революции, но ставит его в принципиально новой плоскости. Историкам уже нельзя отделываться дежурными фразами о «системном кризисе», переживавшемся страной. Да и сам термин «кризис» в применении к той ситуации требует расшифровки. Чтобы не получалась, как это часто бывает в нашей историографии, картина «нагнетания туч» и концентрации некоего «зла», погубившего в итоге прежнюю Россию. Надо учитывать, что кризис может иметь массу форм проявления, обладать собственной спецификой и к тому же быть этапом процесса развития, становления нового, вовсе не оканчиваясь «летальным исходом» для прежней фазы развития. При этом кризис – это всегда вызов, и судьба общества зависит от того, принимает оно или нет этот вызов.

Со времён Великой французской революции и осмысления её Токвилем, стало понятно, что революции происходят вовсе не тогда, когда положение в обществе постоянно ухудшается, а тогда, когда за временным подъёмом следует спад, по контрасту особо болезненно воспринимающийся современниками. Эта закономерность в применении к России требует более глубоких, предметных исследований. В этом направлении и работает осмысление революционной эпохи – через статистическое обоснование закономерностей вхождения общества в неё. По поводу же собственно политической истории Революции – надо отметить продуктивность интереса к таким темам, как изменение политической культуры общества, перемены «правил игры» в политике, трансформация политических институтов…

Прошедшая в октябре на площадке ИРИ РАН Международная конференция «Великая российская революция 1917 года: сто лет изучения» наглядно показала продуктивность наметившейся тенденции в сторону своего рода «новой предметности» и еще раз подтвердила: новое знание появляется лишь тогда, когда ставятся новые вопросы.

Кирилл Соловьев, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

«Экзамен русскому народу». Февральская революция и русское общество

876543245653235232352352352.jpg

5 марта дворянское собрание Самарской губернии постановило приветствовать новую власть и Думу как орган, сплотивший «вокруг себя силы народные в борьбе с отжившей властью». Из всех приветственных телеграмм от дворянских обществ в адрес Думы и Временного правительства только в телеграмме казанского дворянства содержалась надежда на восстановление в будущем обновленной, конституционной монархии.

 

Та самая «Баттерфляй»? Журналисты-сатирики о Японии в 1904–1905 гг.

гейша фот в 1904–1905 гг.

К началу ХХ столетия деловитый порыв западных держав и примкнувшей к ним России в направлении Дальнего Востока, при всём прагматизме его целей, был проникнут многочисленными мифами и стереотипами ориенталистского происхождения.

 

Апрельский рубеж. Как ленинские тезисы изменили курс революции

2163745982638568236562398569283652.jpg

Поздно вечером 3 (16) апреля 1917 г. на перрон Финляндского вокзала Петрограда прибыл поезд с особенным пассажиром. После многолетней эмиграции в Россию вернулся лидер левого крыла российской социал-демократии В. И. Ленин (Ульянов).

Новости Региональных отделений

В Калуге проходит выставка «Какой необычный город!»

Выставка «Какой необычный город!» в Музейно-краеведческом центре «Дом Г.С. Батенькова» Калужского объединённого музея-заповедника открыта знакомит с образом Москвы конца XVIII – начала XIX века в гравюрах с оригиналов Жерара Делабарта и воспоминаниях современников.

 

Разнообразные артефакты XII века поставили новые задачи для ученых

На участке XV Троицкого раскопа ведутся работы в слоях XII века под руководством старшего научного сотрудника Новгородского музея-заповедника Андрея Степанова, сообщается на сайте Музея.

 

Выставка «Средь утешительного звона тарелок...»

По таким названием в Государственном Лермонтовском музее-заповеднике «Тарханы» проходит выставка, которая знакомит гостей с коллекцией посуды конца XVIII – начала XIX веков из собрания Музея.

Трибуна

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

Прокрутить наверх