Работать на сверхзадачуНа фото: Юрий Анатольевич Шевченко

Он родился в 1939 году в Москве, в семье служащих. Ещё школьником «заболел» архитектурой, успешно окончил художественную школу, а затем архитектурный институт (МАРХИ), прошёл стажировку в известнейшей Веймарской архитектурной школе в ГДР, готовился к преподавательской работе в родном вузе. Но судьба распорядилась иначе…

В конце февраля этого года в Доме РИО побывал особый гость – Юрий Анатольевич Шевченко, Герой Российской Федерации, лауреат множества других почётных наград, в том числе почётного звания «Заслуженный сотрудник органов внешней разведки Российской Федерации». Его имя в числе имён семи советских и российских разведчиков-нелегалов, внёсших весомый вклад в обеспечение безопасности страны и защиту её интересов, было рассекречено 28 января 2020 года в ходе пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» Председателем Российского исторического общества, Директором Службы внешней разведки Российской Федерации Сергеем Нарышкиным. Говоря о Шевченко, Сергей Нарышкин подчеркнул тогда, что Юрий Анатольевич «продолжает работать с молодыми сотрудниками Службы. С сегодняшнего дня займётся историко-просветительской работой. Он это умеет и будет делать блестяще».

Два часа в особняке на Воронцовом поле длилась наша беседа с рассекреченным разведчиком-нелегалом, и стало понятно, как много в работе ему удалось сделать блестяще. Сам он с улыбкой говорил о сопутствовавших ему удаче и везении, но результаты его работы свидетельствуют: основа его блестящих достижений – талант психолога, глубина аналитика, артистизм продуманного риска, помноженные на главный мотив разведчика – верность служению Родине.


На фото: Константин Могилевский и Юрий Шевченко в библиотеке им. А.А. Половцова


Некоторые из эпизодов его уникальной биографии мы предлагаем вниманию читателей.

Юрий Шевченко:

…А началось всё в 1963 году. Я готовил дипломную работу в МАРХИ, уже был женат, у меня родилась старшая дочь. И тут – распределение. В кабинете начальника отдела кадров института мне и было сделано открытое предложение: направить меня на учебу в Высшую разведывательную школу Советского Союза. Я удивился – зачем разведке нужны архитекторы? «Нет, архитекторы не нужны. Ты нужен Родине», – было мне сказано. Я попросил три дня на размышления. Не потому, что не знал, принимать предложение или нет – я принял его сразу же. Попросил лишь время, чтобы внутренне подготовиться: мне надо было погоревать одному о несбывшейся мечте – профессии архитектора. Спустя три дня я дал согласие.

Затем была мандатная комиссия в Школе № 101 КГБ СССР. Уже тогда я в совершенстве знал немецкий язык, имел специальность военного переводчика. Но не воспользовался привилегией учиться один год и прошёл основной двухгодичный курс. Полный курс обучения был нужен мне, чтобы не только в совершенстве освоить своё будущее дело, но и сформулировать для себя сверхзадачу, главную цель своей деятельности на посту разведчика. Поэтому-то и боялся, что за год не успею понять, для чего я пришёл в разведку. Не зачем, а для чего. В архитектуре я уже знал, как, условно говоря, создать свою «Мону Лизу», то есть нечто уникальное, подобного чему свет не видывал. А в разведке ещё не понимал, что именно надо сделать особенного, чего до меня никто не делал. Поэтому-то мне и требовалось время... И вот как-то раз лектор, читавший нам курс по информационной работе в разведке (к слову сказать, начальник Отдела информации ЦК), человек увлечённый, знающий своё дело, в конце лекции сказал: «Уважаемые будущие разведчики, я вам пожелаю только одного: получить в своей жизни хотя бы один подлинный документ с высшим грифом секретности НАТО – “Cosmic”». В тот момент я понял, зачем пришёл учиться! И стал думать, как можно достичь этой цели. На втором в моей жизни распределении меня вызвал начальник Школы и предложил стать нелегалом. Я никогда ни от чего не отказывался, но тут задумался. Вспомнил, как к нам приезжал великий Абель… Как я мог себя с ним сравнить? Но потом решил: раз поступило такое предложение, значит, руководство знает, как сделать из меня «иностранца». А раз так, то я обязательно им стану, но не просто для того, чтобы стать нелегалом, а потому, что это кратчайший путь к достижению моей сверхцели – документу с грифом «Cosmic».

…Оставлю за скобками, как «делают» нелегала; «иностранцами» не рождаются, ими становятся, их формирует Служба. Тогда я поставил единственное условие – если я буду «иностранцем», то только вместе со своей женой. И мы с ней начали готовиться. Она стала «финкой», блондинкой, выучила финский, английский, французский. Из меня сначала хотели сделать «немца», но затем решили – «француза». Это был лучший вариант по документальной легенде.

…И вот в один прекрасный день я оказываюсь у себя «дома», в Париже, на Монмартре, с этюдником (художественная «выучка» очень пригодилась). Мне выпала доля постоянно ездить по миру и, по легенде, изучать историю архитектуры. В Испанию, к примеру, я приехал изучать интересную, мало разработанную тему в истории искусства – проникновение мавританского стиля в европейскую архитектуру. Я лазил по библиотекам, зарисовывал памятники. У меня даже были опубликованы книги на Западе по истории архитектурных памятников. Служба помогала создавать мне на Западе имя, ведь я же должен был вращаться в определённой среде.

Поездки в Испанию и Португалию были по сути боевыми, ведь в начале 1970-х годов у нас с этими странами, где доживали свой век диктаторские режимы, не было дипломатических отношений. Что будет после Франко? Над этой темой я и работал по заданию из Москвы. Информация была крайне нужна, а нужных людей для работы на легальных основаниях там не было.

Как взяться за дело? Ведь я – художник, с чего мне задавать кому бы то ни было вопросы о политической, экономической ситуации? Ответ пришёл сам собой: любой иностранец, приезжающий в новое место, оценивает прежде всего, можно ли здесь сделать деньги, открыть своё архитектурное бюро, к примеру. И при этом, вкладывая деньги, как обезопасить свой капитал. А у меня – по легенде – был печальный юношеский опыт: ведь я же начинал свою профессиональную деятельность в Бельгийском Конго и застал период революции, а мой отчим, опять же по легенде, открыв там предприятие, потерял из-за политических катаклизмов почти весь наш капитал. И эту историю я с горечью, проникновенно рассказывал своим тамошним коллегам. Поэтому-то и просил сведения о том, как будут развиваться события после ухода Франко11. В 1973 году Франко (фактически – диктатор) ушёл с поста главы правительства Испании; в 1975 году король Испании Хуан Карлос I завершил процесс превращения страны из авторитарной в демократическую.. А для этого надо было посещать министерства финансов, экономики, торгово-промышленные палаты, заводить связи среди архитекторов…

Вообще-то разведчик силён не столько своими знаниями, сколько своими связями. Нужно всё время работать над приобретением и развитием связей с носителями секретной информации. И это особый труд. Ты пропускаешь «через себя» сотни людей, а обнаруживаешь при этом только одного более или менее пригодного для своих целей человека. Вот и тогда информация добывалась с трудом. Я задался вопросом: где проводят досуг, где отдыхают носители информации? Решение пришло: надо было записаться в элитный клуб, что не просто. Я выбрал клуб с шахматной секцией, поскольку неплохо играю в шахматы. Для этого требовались две рекомендации от членов клуба со стажем не менее года. Потом эти рекомендации ещё должны были рассматриваться клубом… Но мне такой долгий путь не подходил. И тут – везение! Человек, с которым велись переговоры о вступлении в клуб, оказался руководителем именно шахматной секции, и мы сразу сели играть. Полтора часа пролетели как пять минут... Я ему понравился, и он принял меня в клуб, а для соблюдения формальностей подписал две рекомендации у случайно оказавшихся рядом членов клуба.

И тут – снова крупное везение: в шахматной секции состояли посол Испании в ООН, крупнейший журналист-международник, отставной генерал, личный друг Франко, который чуть ли не каждую неделю пил у него чай. Я стал постепенно расспрашивать об интересующих меня вопросах, то есть занимался получением информации «втёмную». Центр это одобрял…

Прояснением ситуации в Испании я занимался и на натовской военной базе на одной из тогдашних испанских территорий. Для выполнения задания нужно было познакомиться с военными, служившими на базе. По традиции стал выходить с мольбертом на улицу, по которой шли на службу военные. С двумя из них завязался разговор. Пригласили выпить вина, хорошо провели время, подружились, выходные начали проводить вместе…

А я всё ждал, когда поступит приглашение поехать на саму базу, где точно состоялся бы доверительный разговор. Так и случилось! У меня уже была заготовлена тема: мол, все газеты пишут, что продления срока присутствия базы не будет, Франко против этого… Военные с базы рассказали, что за пять дней перед моим визитом приезжал сам Александр Хэйг22. Главнокомандующий Европейского командования армии США и Верховный командующий силами НАТО. и проводил секретное заседание о будущем базы. Я начал задавать уточняющие вопросы и получил совершенно секретную информацию из первых рук, противоречащую публикуемой в СМИ. Мне рассказали об условиях аренды, на сколько лет будет её продление, как предполагается задействовать эту базу. Узнал всё, что говорил Хэйг на секретном совещании о продлении американского присутствия, о том, как планируется ситуация «после Франко». Эту информацию я быстро направил в Центр, после чего сам отправился в Москву – мне объявили благодарность и вручили личный подарок от Юрия Владимировича Андропова, председателя КГБ СССР, за хорошо проведённую работу. И… выговор в личное дело за проникновение на базу. (Надо сказать, что у меня за годы службы было два выговора, каждый из которых сопровождался подарком от Андропова.)


Мадрид, Гран Виа, 1970-е годы


После этого задания было следующее, на этот раз в – Португалии.

…Лиссабон. Фашистский режим. Тоже в стадии глубокого кризиса. Здесь я работал по уже отработанной схеме «обеспечения безопасности капиталовложений». А в свободное время, как водится, стоял с мольбертом на улице.

И вот в один день около меня остановилась дама, с которой завязался разговор на французском. Я подарил ей этюд, пригласил на чашечку кофе. И снова удача: в ходе разговора выяснилось, что она работает секретарем в Архиве НАТО. Мы сдружились. Я направил информацию в Центр о знакомстве и предложение продолжить разработку новой знакомой. (Кстати, Центру не было известно о нахождении в Лиссабоне Архива НАТО, что не удивительно: там же не было резидентуры.) Мы начали регулярно общаться с новой знакомой, она рассказала, что из штаб-квартиры НАТО в Брюсселе всем членам НАТО рассылаются документы, содержащие информацию о принятых решениях. Как правило, на английском языке. Её задачей было сделать аннотацию документа на португальском языке, зарегистрировать его и направить в архив. Поступающие документы, разумеется, носили секретный характер. Об этом говорил штамп, стоящий на первой странице: овал с надписью «Secret». Подчас бывали и документы с грифом «Cosmic». Мечта моя, кажется, начинала сбываться… Но, впрочем, не сразу.

Центр прислал мне запрос, могу ли я выехать в Гвинею-Бисау33. Государство в Западной Африке, до 24 сентября 1973 года – колония Португалии.. Там шла война, иностранцы въехать не могли. С помощью своих знакомств я получил возможность туда попасть, причём по министерской линии. Прилетел туда с целой пачкой писем для служивших там португальских военных, как правило, в чине капитанов, которым через месяц, как потом стало известно, доведётся делать революцию в Лиссабоне. (Письма были от родственников, тогда связь по почте с этой страной была проблемной.)

Я познакомился с этими капитанами и сразу почувствовал их особое состояние: все они были возбуждённые, взволнованные, повторяли, что скоро все будут дома... Я стал расспрашивать других людей и нашёл ценный источник – местного архивариуса. Мы с ним подружились, я, как водится, стал спрашивать о возможностях капиталовложения. Не сразу, но он всё-таки «раскололся», излил душу, принёс все документы, из которых стало очевидно о близящихся переменах в Португалии. Информацию о ситуации, выполненную тайнописью, сразу же направил в Центр. Там были в восторге, но о том, что будет революция, я прямо не написал. Центр вызывал меня для консультаций, и я уже устно сообщил о скорой революции в Португалии. И она произошла44. В апреле 1974 года в Лиссабоне подпольная армейская организация «Движение капитанов» осуществила бескровный военный переворот. В 1976 году военные провели выборы и передали власть политическим партиям, установив демократический режим.




Португалия. «Революция гвоздик», апрель 1974 года


Меж тем, Центр, наконец-то, дал разрешение на продолжение связи со знакомой из Архива НАТО. Но я досадовал на такое промедление – к тому времени она уже потеряла доступ к секретным документам. Оказалось, что раньше мне не давали разрешения на развитие связи из-за того, что после войны нелегалу не разрешалось вести вербовку. Это считалось слишком опасным делом: нелегал ведь был очень ценным сотрудником, его подготовка стоила больших денег. (Абель, например, никого не вербовал.) Мне сказали, что руководство разведки само не могло принять решение о разрешении вербовки, нужно было выходить на руководство КГБ, на Андропова. Мой руководитель Юрий Иванович Дроздов имел выход на Андропова и убедил его. Андропов дал согласие. Я начал вербовку, но в тот момент у меня ничего не получилось…

Но многое удалось позднее. Мне дали направление работы – главный противник и НАТО. О масштабе задания говорит то, что нужно было взять под контроль администрацию президента США, ЦРУ, Госдеп, ФБР и штаб-квартиру НАТО.


Париж, Монмартр, 1960-е годы


…Орден Боевого Красного Знамени я получил за десять дней работы, за два документа – один за подписью Джорджа Буша-старшего (тогда, в 1976–1977 годах, директора ЦРУ), второй – Сайруса Венса (госсекретаря США в 1977–1979 годах). Эти документы касались актуальнейших вопросов войны и мира (шёл Иранский кризис55. В ноябре 1979 года радикально настроенные иранские студенты взяли в заложники несколько десятков сотрудников Посольства США в Тегеране с требованием выдать шаха Мохаммада Реза Пехлеви, находящегося в больнице в Нью-Йорке. Проваленная весной 1980 года операция по спасению заложников отрицательно сказались на авторитете президента США. В январе 1981 года с подписанием США и Ираном Алжирских соглашений кризис с заложниками разрешился.), но Джимми Картер их ещё даже не успел прочитать, когда они уже лежали на столе у нашего руководства!

Опущу подробности и подведу итог: единственное, до чего у меня не дошли руки, – так это ФБР. Всех остальных я, что называется, взял под контроль. И получил секретные документы – порядка 300 томов архивного дела – с грифом «Совершенно секретно» и… с грифом «Cosmic»!

…Много говорят о том, что в 1980-х мы проиграли в «холодной войне». Разведка не проиграла – мы всё знали. Ведь разведка – это «глаза и уши нации». Но есть у нации ещё и «голова». В истории бывает так, что именно «голова» принимает неверные решения…

Сейчас, по прошествии 40 лет работы в нелегальной разведке, я точно знаю: для нелегальной разведки ничего невозможного нет. Важно выработать свой стиль, свой метод работы. Искусство разведчика заключается и в интересе к людям. Ты должен понимать их, знать их радости и горести, учитывать индивидуальную психологию… И главное – всегда ставить себе сверхцель, работать на сверхзадачу. Тогда и везение придёт.

Москва, Дом РИО.
Февраль 2020

  1. В 1973 году Франко (фактически – диктатор) ушёл с поста главы правительства Испании; в 1975 году король Испании Хуан Карлос I завершил процесс превращения страны из авторитарной в демократическую.

  2. Главнокомандующий Европейского командования армии США и Верховный командующий силами НАТО.

  3. Государство в Западной Африке, до 24 сентября 1973 года – колония Португалии.

  4. В апреле 1974 года в Лиссабоне подпольная армейская организация «Движение капитанов» осуществила бескровный военный переворот. В 1976 году военные провели выборы и передали власть политическим партиям, установив демократический режим.

  5. В ноябре 1979 года радикально настроенные иранские студенты взяли в заложники несколько десятков сотрудников Посольства США в Тегеране с требованием выдать шаха Мохаммада Реза Пехлеви, находящегося в больнице в Нью-Йорке. Проваленная весной 1980 года операция по спасению заложников отрицательно сказались на авторитете президента США. В январе 1981 года с подписанием США и Ираном Алжирских соглашений кризис с заложниками разрешился.

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Роль иностранного отдела ВЧК-ГПУ в подготовке операции «Синдикат-2»

Что роднило и что разделяло трёх ровесников – Ленина, Бунина, Куприна?

«Мост между Россией и странами Востока». Об истории общества Российского востоковедения

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Лучший памятник Евфимию Васильевичу Путятину

98561162895619825681258612895612852.jpg

За что Евфимию Васильевичу Путятину был пожалован титул графа и почему на его гербе изображён щит, который поддерживает справа русский офицер с флагом чрезвычайного посольства, а слева – японский солдат? Об этом рассказывает ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН кандидат исторических наук Нелли Лещенко.

 

Жажда созидания. Русский авангард: культурный смысл «послания»

detail_pictu1297561982598612895re.jpg

«Нам трудно представить в сегодняшней прагматичной, растерявшей многие иллюзии России постреволюционный созидательный энтузиазм 20-х годов прошлого века. Голод и разруха военного коммунизма, продолжавшаяся на окраинах страны Гражданская война, скудный быт, как это ни покажется сегодня странным, порождали в головах молодых не уныние, а жажду созидания, невиданный творческий и трудовой порыв…

 

Небесный заступник Твери - cвятой благоверный князь Михаил Тверской

817563162659182598619256891625125.jpg

О том, как в Твери чтут память святого благоверного князя Михаила Ярославича Тверского, рассказывает Георгий Николаевич Пономарёв, актёр и режиссёр Тверского академического театра драмы, заслуженный артист Российской Федерации, почётный гражданин Твери, создатель моноспектакля «Михаил Тверской», автор многочисленных научных и художественных работ о великом князе, бессменный председатель Общества Михаила Ярославича Тверского.

Новости Региональных отделений

Онлайн-платформа «МестоПамяти.РФ». Оренбургское отделение РИО

В год 75-летия Великой Победы Оренбургское отделение Российского исторического общества, в соответствии с обращением председателя РИО С.Е. Нарышкина, включило в план своей работы деятельность по наполнению онлайн-платформы «МестоПамяти.РФ» сведениями о различных памятных объектах, связанных с событиями Великой Отечественной войны.

 

Из печати вышла монография о жизни и творчестве Евгения Аграновича

Из печати вышла монография о жизни и творчестве Евгения Аграновича

В начале июля 2020 года издательство Среднерусского института управления – филиала РАНХиГС выпустило научную монографию «Вечный огонь» Евгения Аграновича» (автор М.Е. Петухова), посвященную жизни и творчеству поэта и барда, автора легендарных песен «Вечный огонь» из фильма «Офицеры» и «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок…» из фильма «Ошибка резидента».

 

Указом Президента РФ Ульяновск стал «Городом трудовой доблести»

Ульяновск стал «Городом трудовой славы»

3 июля 2020 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин своим указом присвоил сразу 20 городам звание «Город трудовой доблести» за вклад в достижение Победы в Великой Отечественной войне.

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Monographic

1924 год. Выставка работ русских художников в Америке

На фото: Организаторы и участники выставки. Нью-Йорк, 1924 г.

Выставка работ русских художников в Америке 1924 года – одна из интереснейших страниц истории отечественного изобразительного искусства. Ей, к сожалению, посвящено на удивление мало исследовательского материала.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

Прокрутить наверх