Историко-документальный просветительский портал создан при поддержке фонда «История Отечества»

Владимир Аронович Хавкин
На фото: Владимир Аронович Хавкин

В течение столетий едва ли не самыми смертоносными недугами на планете считались холера и чума. В наше время эти грозные болезни продолжают своё шествие по странам земного шара, но из всего числа инфицированных теперь умирает лишь малая часть.

Однако ещё полтора века назад от них погибали целые селения и города: жертвы исчислялись миллионами по всему свету. Найти причину и остановить трагедию пытались многие учёные, но создать первые предохранительные вакцины удалось только микробиологу из России Владимиру Ароновичу Хавкину*Очерк подготовлен в рамках проекта «Русское зарубежье. Великие соотечественники», второй том которого готовится к выходу в 2022 году в издательстве «Яуза»..

Его метод «убитых клеток» холерного вибриона до сих пор составляет основу приготовления современных препаратов для борьбы с заболеванием. Вакцину, остановившую чуму, современники учёного назвали просто «лимфой Хавкина».

Человеческая память избирательна, и многие герои своего времени потом забываются. Несмотря на выдающиеся достижения в медицине и микробиологии, имя В.А. Хавкина редко звучит в научных кругах и почти не упоминается в мировой научной литературе. Его пример самопожертвования и безграничной любви к людям мало известен и в нашей стране. Но память этого выдающегося человека чтят там, где он спас многие жизни, — в Индии. Уже более ста лет в Мумбаи (Бомбее) существует исследовательский центр, носящий его имя, — Haffkine Institute, в котором продолжают изучение иммунитета человека.

…5 марта 1860 года в Одессе в большой семье Арона Хавкина родился младший сын. Его назвали в иудейских традициях — Маркус-Вольф, а впоследствии он взял имя Владимир. Через некоторое время семья перебралась в Бердянск, где отец устроился учителем в еврейскую школу. Младший Хавкин начал своё образование в хедере (еврейская национальная младшая школа), затем поступил в мужскую гимназию. Сведений о детстве и юности Владимира почти не сохранилось, но в редких воспоминаниях современники отмечали его врождённую скромность, незаурядные умственные способности и тягу к наукам.

После окончания гимназии в 1879 году молодой человек отправляется в Одессу, где поступает на естественный факультет Новороссийского университета. Ему повезло учиться у лучших учёных того времени — И.И. Мечникова, Н.А. Умова, И.М. Сеченова, А.О. Ковалевского. Благодаря своим способностям и трудолюбию Владимир Хавкин стал любимым учеником Ильи Мечникова. Под его научным руководством студент познакомился с микромиром и увлёкся биологией простейших организмов.

Студенческая жизнь молодого человека складывалась нелегко. Непростые времена наложили свой отпечаток на его судьбу. Революционные настроения в студенческих рядах привели Владимира в кружок народовольцев. За участие в революционной организации Хавкина арестовали, держали в Одесской тюрьме. В 1881 году его отчислили из университета и установили за ним полицейский надзор, который длился много лет. Мечников переживал за своего ученика. Вскоре благодаря ходатайству профессора бывшему студенту разрешили закончить обучение на правах слушателя. И вот в 1884 году Владимир Хавкин экстерном сдал все выпускные экзамены и защитил диссертацию на звание кандидата естественных наук.

Казалось, теперь можно было свободно заниматься любимой наукой, но к этому времени его учитель и наставник покинул страну. Полицейский надзор продолжался, и «неблагонадёжному» молодому человеку сложно было устроиться на достойную работу. В должности музейного препаратора он получал гроши, но возможность продолжать исследовательскую деятельность была важнее. В конце концов уставший от нищеты и преследования полиции Хавкин решает покинуть родную Россию. В 1888 году он переезжает в Швейцарию и устраивается на должность приват-доцента в университете Лозанны.

Полученное вскоре из Франции письмо от Ильи Мечникова решило дальнейшую судьбу Хавкина. Учёный пригласил своего ученика переехать в Париж и продолжить научную деятельность в Пастеровском институте, где исследования были направлены на изучение возбудителей инфекционных болезней и создание сохраняющих жизни вакцин. С большим воодушевлением Владимир принял приглашение наставника. Должность помощника библиотекаря была непрестижной и малооплачиваемой, но Хавкин в 1889 году с энтузиазмом начинает работу в одном из самых известных институтов Европы — бок о бок с учёными, получившими признание во всем мире. Именно в этом институте в 1885 году Луи Пастер применил вакцину против бешенства, спасая мальчика, покусанного собаками. Теперь здесь молодой и талантливый российский учёный начинает свой поиск спасительной вакцины от холеры.

1889 год. Эпидемия холеры охватывает новые территории. Из Индии она расползается по всему миру, на кораблях проникает в Европу, через Туркестан приближается к границам России… Владимир Хавкин упорно ищет «слабое место» холерного вибриона. И вот первые успехи! Опасный микроб ослабляется при нагревании! Опыты на кроликах прошли успешно. Вакцина почти готова. Теперь очередь за человеком. Владимир решается испытать её на себе. Учёный сам делает себе инъекцию. Как организм отреагирует? Что будет дальше? Неизвестно…

Все свои ощущения и наблюдения после укола Хавкин тщательно записывает. Успех! В 1892 году в Институте Луи Пастера молодой российский учёный Владимир Хавкин первым в мире создал вакцину против холеры. «Браво русскому врачу!», — писали парижские газеты.

С разрешения руководителя института Владимир в первую очередь предлагает помощь российским властям. Холера в то время уже распространилась на юге страны, унося тысячи жизней. Но предложение «неблагонадёжного гражданина» было отклонено. Российские власти не рискнули первыми применить ещё не известную миру вакцину. Отказ Хавкин получил и от правительства Франции. Европейские страны недоверчиво отнеслись к его открытию. Только в Англии рассмотрели предложение учёного. Ему дали разрешение на проведение массовой вакцинации среди местного населения колониальной Индии, в которой в это время свирепствовала эпидемия. Командировка государственного бактериолога В. Хавкина была одной из административных мер заботы о населении.

Доктора Чехова возмущала недооценка в России открытий бактериолога Хавкина:

«Чума не очень страшна. Во-первых, она не захватит особенно большого района, будет всё держаться на отдельных пунктах, во-вторых, как сила опустошительная она не страшнее дифтерита или брюшного тифа, в-третьих, мы имеем уже прививки, оказавшиеся действительными и которыми мы, кстати сказать, обязаны русскому доктору Хавкину, жиду. В России это самый неизвестный человек, в Англии же его давно прозвали великим филантропом».

А.П. Чехов. Письмо А.С. Суворину. 19 августа 1899 года. Москва.


В 1893 году Хавкин отправляется в Калькутту для борьбы с холерой в самом сердце Индии. На месте пребывания была организована лаборатория по производству противохолерной вакцины. Население с опаской и недоверием встретило белого врача. Какие только способы не использовали Хавкин и его помощники: уговоры, подкуп, угрозы… Но самой действенной оказалась демонстрация вакцинации Хавкиным на самом себе. Он молча разделся и сделал себе инъекцию прямо на глазах недоверчивых индусов.


В. Хавкин делает индийским крестьянам прививки от холеры

Конечно, на прививку соглашались далеко не все. Но со временем люди стали замечать, что вакцинированные болеют реже и ещё реже умирают от этого недуга. Слухи среди местного населения распространялись с огромной скоростью. И спустя некоторое время люди стали приходить к врачам добровольно. Сквозь джунгли, деревня за деревней, селение за селением… Путь противохолерной экспедиции проходил вначале вдоль Ганга, затем по долинам Инда. Владимир Хавкин и его помощники вакцинировали более сорока тысяч человек за два года.

Тяжёлые условия труда, жара, ядовитые змеи и насекомые, конфликты с местным населением, малярия и другие болезни — вот цена спасения человеческих жизней в Индии…

Помимо вакцинации, в Индии учёный вел постоянные наблюдения за привитым населением. Ещё в самом начале своего пути он сильно сомневался в действии вакцины. Как прививка будет сказываться на здоровье людей в дальнейшем? Сколько будут продолжаться защитные свойства? На эти вопросы ответ появится только со временем. И Владимир продолжал научную деятельность, наблюдал за вакцинированными, вёл подробные записи, обучал индийских врачей.


Фотография главного фасада здания Института Пастера в Париже

После успешной работы в Индии Хавкин возвращается в Европу. Им восхищаются, он читает лекции, публикует научные статьи.

В скором времени в Индии началась новая эпидемия, и доктор Хавкин снова отправляется на борьбу с невидимым врагом — чумой, прозванной «чёрной смертью»

В октябре 1896 года Хавкин прибыл в Бомбей. Для его работы была создана небольшая лаборатория и назначены помощники. Времени было очень мало. Чума захватывала район за районом. Заразившийся человек умирал буквально в три дня. Люди в ужасе бросали дома и уезжали из «чумных» мест.


В. Хавкин (в центре) с сотрудниками Лаборатории по борьбе с чумой, 1902 год

Работа над созданием вакцины началась. Каждый день по 12–14 часов Хавкин проводил в лаборатории в поисках слабого места возбудителя болезни — чумной палочки. Метод, которым он воспользовался при создании противохолерной вакцины, на этот раз не сработал. Нужно было начинать всё с начала, с изучения опасного врага. Множество стеклянных колб с «заразой» (название чумы в переводе с латинского) — живыми носителями «чёрной смерти» — окружали людей, работающих здесь. Заражённые животные, трупы для исследования — всё это в любой момент могло погубить учёных.

Некоторые помощники Хавкина не выдерживали нервного напряжения и уходили.

И вот вакцина прошла успешное испытание на крысах. Снова очередь за опытами на людях. Но время не ждёт, поиск добровольцев — непозволительная роскошь. Хавкин поступает так же, как и раньше: испытывает противочумную вакцину на себе. Опять блокнот и подробная запись наблюдений. Результат отличный! Всего за три месяца зимой 1897 года вакцина была получена.

Для первого массового вакцинирования власти Бомбея разрешили Хавкину сделать инъекции заключённым. Предполагалось, что это будет обязательная мера, но Владимир, как истинный гуманист, воспитанный Мечниковым, делал прививки только добровольцам. Результат был превосходным. Прививки стали делать всем желающим.


На фото: В. Хавкин, Бенгалия, 1896 год

Весной 1897 года в Индию прибыла делегация иностранцев, среди которых были и русские врачи. Для Владимира это была огромная радость. Много лет он не видел земляков и не слышал родную речь. Исследователи дали очень высокую оценку работе, проделанной создателем противочумной вакцины. В рекомендациях, отправленных в Петербург, говорилось, что «лимфа Хавкина» действительно спасает жизни. Но в ответ из России пришёл отказ.

А.П. Чехов, с досадой комментируя эту ситуацию, писал в 1897 году журналисту А.С. Суворину:

«Насчёт чумы, придёт ли она к нам, пока нельзя сказать ничего определённого… Карантины мера не серьёзная. Некоторую надежду подают прививки Хавкина, но, к несчастью, Хавкин в России не популярен; "христиане должны беречься его, так как он жид"».


В том же 1897 году Владимиру Хавкину было пожаловано британское подданство и вручён орден Индийской империи. За проведённую работу по вакцинации против холеры в 1909 году учёный был удостоен премии Парижской медицинской академии. Он стал почётным членом многих научных обществ в Европе, был важным гостем на приёмах. В Индии же Хавкин стал героем. Исследователя-чужеземца назвали «махатма Хавкин» («великая душа Хавкин»).

В 1915 году Владимир окончательно возвращается в Европу. Более двадцати лет длилась его командировка. За это время спасены тысячи жизней. Хавкин всегда верил в науку. Он посвятил спасению людей лучшие годы, пожертвовал семейным счастьем. Всегда один. Замкнутый, молчаливый, сдержанный.

После выхода на пенсию Владимир Хавкин стал бороться за права евреев во всем мире. Он посещал еврейские общины и поселения в других странах. Вместо научных статей Владимир стал писать о важности религии для своего народа, о проблемах евреев в мире, о сохранении иудейских традиций и языка. Одна из самых известных публикаций «Апология ортодоксального иудаизма» раскрывает тайну возвращения Хавкина к вере. В своём завещании Владимир Аронович оставил всё состояние для поддержки талантливой еврейской молодёжи Восточной Европы.


На фото: Бюст В.А. Хавкина возле здания Бердянского государственного педагогического университета

Рождённый в России, ученик лучших русских умов, он спас миллионы жизней, но на родине остался изгоем; по каким-то причинам даже его учитель И.И. Мечников не упомянул Хавкина в своих воспоминаниях. В 1926 году он ненадолго приехал уже в Советскую Россию, навестил всех, кто его помнил, и попрощался с родной Одессой. В 1928 году Владимир Хавкин переезжает в Швейцарию — провести последние годы жизни в покое. Умер он в 1930 году и был похоронен на еврейском кладбище Лозанны.

Мария Малунова,
сотрудник Института физиологии растений
им. К.А. Тимирязева РАН

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Бойцы невидимого фронта. История борьбы человечества с инфекционными заболеваниями

Об истории российского лидерства в области вирусологии

В Доме РИО обсудили историю передовых отечественных медицинских технологий

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Поиск по сайту

Мы в соцсетях

ЗАПИСЬ НА ЭКСКУРСИЮ

Вестник №4/2023

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

В Хабаровске состоялась лекция о докторе исторических наук Юрии Николаевиче Ципкине

В Хабаровске состоялась лекция о докторе исторических наук Юрии Николаевиче Ципкине

26 февраля 2024 года в конференц-зале Гродековского музея состоялся открытый лекторий «Историки об историках».

 

Алтайские историки встретились с руководителем Национального центра исторической памяти

Алтайские историки встретились с руководителем Национального центра исторической памяти

29 февраля 2024 года Алтайский государственный университет с рабочим визитом посетила историк-архивист, руководитель Национального центра исторической памяти при Президенте Российской Федерации Елена Малышева.

 

Приморские учёные представили электронную базу данных «БАМ: сквозь пространство и время»

Приморские учёные представили электронную базу данных «БАМ: сквозь пространство и время»
Источник: http://ihaefe.org

Приморские учёные представили электронную базу данных «БАМ: сквозь пространство и время», посвящённую истории Байкало-Амурской магистрали.

Цех историков

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

ЧСК Временного правительства. Почему не состоялся суд над «старым режимом»

329658263865862385628365862353.jpg

Свержение самодержавной власти, начавшееся в Петрограде 27 февраля 1917 г., сопровождалось арестами видных представителей «старого строя». Первым из них стал бывший министр юстиции И. Г. Щегловитов, незадолго до этого назначенный председателем Государственного совета. 

 

Два портрета в интерьере русской революции 1917 года

Два портретав интерьере русской революции 1917 года

Александр Керенский и Екатерина Брешко-Брешковская: в архиве навсегда.

Трибуна

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

Monographic

Коллективный портрет немецких политических эмигрантов

Novosti-img/berlin-1945-2015.jpg

В 1933 году после установления гитлеровской диктатуры приблизительно 500 000 немцев пришлось искать спасения вне пределов Германии 1Tischler C. Flucht in die Verfolgung: Deutsche Emigranten im sowjetischen Exil (1933 bis 1945). Münster, 1995. S. 226. . Советский Союз стал убежищем в основном для левой интеллигенции и коммунистов. Последними было образовано в Москве Заграничное бюро КПГ, которое при помощи Коминтерна и руководства СССР получило возможность продолжать антифашистскую деятельность.

 

Росархив представил уникальный интернет-проект «Крым в истории России»

Krim-portal1.jpg

Сегодня, 12 марта 2019 года, Федеральное архивное агентство представило интернет-проект «Крым в истории России» ( http://krym.rusarchives.ru/ ).

Проект предоставляет всем желающим возможность работать с архивными документами за период начиная от крещения князя Владимира до вхождения Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации в марте 2014 года.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

Прокрутить наверх