Почему тема нацистского террора на оккупированных территориях сохраняет свою актуальность и до сих пор вызывает острые споры? Казалось бы, многие истины установлены наукой ещё в 1960–70-е годы. Ответы на этот и другие вопросы Вестника «Воронцово поле» даёт историк Сергей Кудряшов, кандидат исторических наук, научный сотрудник Германского исторического института в Москве.

Сергей Кудряшов
фото с сайта: www.dhi-moskau.org

Действительно, общая картина преступной политики Третьего рейха была уже достаточно давно воссоздана историками. По сути, содержанию и направленности этой политики больших разногласий среди учёных не возникало, но вмешалась политика. На Западе всегда существовала традиция объяснять внутренние проблемы наличием неких внешних сил. Немецкий философ Эрнст Нольте, не утруждая себя излишними деталями, уже в 1980-х годах выступил за то, чтобы переложить ответственность за содеянное в Германии на Советскую Россию. По его логике, многие действия нацистов и Гитлера были только ответной (защитной) реакцией на Октябрьскую революцию и террор большевиков. Соответственно, Аушвиц являлся всего лишь жалким подобием ГУЛАГа.1См.: Nolte E. Das Vergehen der Vergangenheit: Antwort an meine Kritiker im sogenannten Historikerstreit. Berlin. 1987. Отсюда легко сделать умозаключение, что, несмотря на деяния Гитлера и СС, солдаты вермахта в конце войны защищали европейскую цивилизацию от «варварских орд» Красной армии. Подозрительное сходство заявлений Нольте с пропагандой Геббельса не могло не вызвать адекватной реакции. 2 Критику подобных взглядов см.: Bartov O. Murder in our midst. New York, Oxford. 1996. P. 73-88. Несмотря на поддержку правой прессы, ветеранов вермахта и СС, подавляющая часть академической общественности ФРГ отвергла взгляды Нольте. Немецкие споры получили достаточно вялый оклик в Европе. В результате ситуация повторилась почти зеркально в конце 90-х годов во Франции. Небольшая группа авторов при чуткой поддержке правых подготовила к изданию работу под красноречивым названием «Черная книга коммунизма». В ней они попытались подсчитать урон, нанесённый человечеству коммунистами всех мастей. Цифра получилась впечатляющая – около 100 миллионов невинно убиенных.3Le livre noir du communisme. Paris. 1997; Черная книга коммунизма. М. 2000 Казалось бы, чего не бывает в схватке левых и правых... Однако «Черная книга коммунизма» не просто пособие по идеологической борьбе, переведённое почти на все европейские языки. Ей придан наукообразный характер, что не соответствует ни её методологии, ни содержанию. Более того, на фоне глобальных жертв коммунизма фашизм преподносится как меньшее зло. Не случайно книга вызвала резкий протест специалистов по германской истории и Второй мировой войне.

Исчезновение СССР с политической карты мира не снизило накал страстей. Наоборот, консервативные силы в странах Восточной Европы и Прибалтике, дистанцируясь от России, стали героизировать пособников нацистов как «борцов за свободу». Поэтому современным учёным так важно показывать и доказывать, что никаких свободолюбивых идей нацизм не нёс и те, кто встал под его знамена, на деле помогали порабощать и эксплуатировать свою страну. Они воевали за идеи фюрера, ему же и присягали. Никакого отношения к национально-освободительной борьбе это не имеет.

А какова современная документальная база? Достаточно ли в распоряжении историков материалов для широких обобщений и убедительных выводов?

Более чем. Хотя, конечно, гитлеровцы сделали всё возможное, дабы уничтожить наиболее ценные, компрометирующие их документы. В начале войны против СССР они не утруждали себя излишней секретностью. Массовые казни проводились открыто, и солдаты фотографировали их «на память». Когда же выяснился деморализующий эффект от публичных расправ и появилась опасность огласки, были приняты масштабные меры, чтобы изъять и уничтожить такого рода материалы. Затем была проведена тайная операция под кодовым наименованием «акция 1005». Суть её сводилась к тому, что зондеркоманды вскрывали массовые захоронения и уничтожали трупы на кострах. Кости перемалывались в специальной машине до полного измельчения, а пепел, перед тем как его развеять, просеивали, чтобы выявить золотые зубы, обручальные кольца и прочие ценности. Руководил «акцией 1005» бывший начальник зондеркоманды 4а (айнзатцгруппа С, EG С) штандартенфюрер СС Пауль Блобель.4 Paul Blobel (1894–1951). Именно под его руководством были осуществлены самые крупные расстрелы в Бабьем Яре и в Харькове. После войны Блобель предстал перед судом и 8 июня 1951 г. был казнён американцами. Доподлинно известно, что уполномоченные «акции 1005» на территории СССР «работали» минимум в 40 пунктах. В действительности их было больше. Следовательно, даже по самым грубым оценкам, можно предположить, что немцы эксгумировали около 1,5 – 2 миллионов тел.

Необходимо учитывать, что многие кровавые решения принимались нацистским руководством устно. Например, до сих пор не обнаружено ни одного документа или приказа за подписью Гитлера, требующего убивать евреев. Это породило массу конспирологических теорий. Отдельные, слабо подготовленные авторы, в основном дилетанты или самопровозглашённые историки радикальной ориентации, пытаются обелить образ фюрера, а вместе с ним – и нацистов. Используя возможности Интернета, они распространяют «сенсации» о малочисленности жертв, о неэффективности газовых камер, о том, что Гитлер будто бы мог ничего не знать об убийстве евреев, что он якобы «спас» некоторых из них. Ответственность за злодеяния эти авторы перекладывают на окружение фашистского вождя.

Результаты подобных «находок» для некоторых из «писателей» вылились в череду судебных процессов и реальные тюремные сроки. Тем не менее, такого рода взгляды продолжают циркулировать в Интернете и околонаучной литературе. Поэтому поиск и восстановление истины продолжаются. Изучением картины нацистского террора занимались и занимаются специалисты разных профессий. К настоящему времени, несмотря на отсутствие каких-то материалов и тщательные усилия нацистов по сокрытию следов преступлений, все доказательства сходятся в одном – в лице гитлеровской Германии человечество столкнулось с целенаправленно созданной преступной государственной машиной. Все структуры нацистской власти были ориентированы на уничтожение оппонентов по расовым или политическим мотивам. Высшее руководство рейха использовало войну для радикализации процесса и масштабного расширения сложившихся преступных практик. Германское военное командование приняло гитлеровские идеи, что привело к массовым преступлениям на фронте и в тылу.

Приходилось слышать, что убивали только эсэсовцы…

Нет, это совсем не так. Все военные были ориентированы на уничтожение реальных или потенциальных врагов рейха. Степень взаимодействия и ответственности варьировалась, но вермахт совершенно точно не стоял в стороне. Например, солдаты и офицеры вермахта с первых дней войны должны были выявлять среди военнопленных политкомиссаров, которые, согласно приказу Гитлера от 30 марта 1941 года, подлежали безусловному истреблению. После войны генералы вермахта почти единодушно отрицали его применение. Однако архивные изыскания современных немецких историков доказывают обратное: распоряжение доводилось до войск и исполнялось. Одиозность приказа была очевидна самим немцам. Не случайно ещё летом 1941 года начальник ОКВ фельдмаршал Кейтель позаботился об уничтожении всех его копий. Формально приказ о комиссарах был отменён только летом 1942 года. С того времени пленных политруков, не проявлявших готовности к сотрудничеству, убивали в концлагере Маутхаузен.

Другая бесчеловечная черта ведения войны – взятие заложников – рутинно практиковалась вермахтом с первых же дней польской кампании. Таким образом, военные стали пособниками претворения в жизнь преступной идеологии. Сначала в приказах упоминаются соотношения один к трём или один к пяти. То есть за каждого раненого или убитого немецкого военнослужащего подлежали расстрелу три, пять, а затем и более гражданских лиц. В Сербии и Греции речь уже шла о десятках, а в России – о сотнях людей. На оккупированных советских территориях в заложников превращали целые деревни. На них вымещали злость за действия партизан или неповиновение. Вермахт несёт ответственность и за целенаправленное опустошение оставляемых территорий, что было оформлено особым распоряжением фюрера.

Но неужели в образованном и опытном офицерском корпусе никто не протестовал?

Под влиянием кино и литературы вошло в моду искать отдельных германских военных, которые сочувствовали жертвам и даже спасли некоторых из них. Разумеется, в этом нет ничего предосудительного. Однако, к сожалению, историки насчитывают не более сотни таких случаев благородства. С учётом того факта, что почти 18 миллионов человек прошли через вермахт и различные военные структуры рейха, несложно представить, с какой чудовищной исполинской машиной пришлось столкнуться в войне с нацизмом.

Понимали ли немцы, что они творят?

Безусловно. Постоянно призывая к беспощадности в «большой войне рас», берлинские лидеры прекрасно понимали, что нарушают все моральные нормы. Судя по их личным дневникам, они делали это осознанно. По выражению Геббельса, «на нашей совести столько всего, что отступать некуда»: «Когда мы победим, то никто не будет нас спрашивать о методах». «Итак, за дело!» – писал он накануне нападения на Советский Союз, которое вылилось, по мнению историков, в мощный импульс эскалации насилия. На многочисленных послевоенных процессах некоторые германские военные раскаялись, но большинство солдат, офицеров и государственных чиновников следовали одной логике – самооправдания: даже если они и совершали противоправные действия, то они вынуждены были исполнять приказы вышестоящего начальства. Поскольку часть фашистских лидеров, включая фюрера, покончила жизнь самоубийством, то у преступников и их пособников появился соблазн свалить всё на порочное руководство. Подобная тенденция до сих пор прослеживается в праворадикальной литературе.

Были ли в последнее время сделаны какие-то важные открытия, которые изменили наши представления о нацистском терроре?

Колоссальную роль сыграло открытие советских архивов после 1991 года. В бывшем «Особом архиве» (сейчас это подразделение Российского государственного военного архива – РГВА) хранятся крайне важные материалы. Они, к примеру, помогли воссоздать историю деятельности айнзатцгрупп (EG) – специальных мобильных частей, которые в кратчайшие сроки, следуя за наступающими войсками, должны были убивать политических и расовых врагов гитлеровцев. Всего было сформировано четыре айнзатцгруппы – A, B, C и D – общей численностью чуть более 3 тысяч человек. По приблизительным подсчётам, они самостоятельно убили около 600–700 тысяч евреев и от 200 до 300 тысяч граждан других национальностей. Судя по всему, нацисты уничтожили архивы айнзатцгрупп. И важно, что именно в Москве в РГВА нашли часть архива айнзатцгруппы В. Это подробнейшие отчеты её лидера о массовых убийствах в Прибалтике, Белоруссии и России. В РГВА и Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации нашли части рабочего дневника Генриха Гиммлера. Хотя в нём только «сухая» информация (распорядок дня, встречи, время телефонных разговоров и пр.), он позволяет историкам буквально по крупицам воссоздать географию нацистского террора. Этот дневник будет опубликован с подробнейшими примечаниями в конце года и, думаю, станет настоящей сенсацией.

Другой пример – материалы экономических ведомств Германии. Долгое время специалисты считали, что они навсегда утрачены, но часть из них нашлась в Москве. В них содержится важная информация по систематическому ограблению оккупированных территорий. Эти новые данные подтверждают известный вывод: нацистский «новый порядок» основывался на расово-политических убеждениях и отличался крайней жестокостью и беспощадностью по отношению к местному населению. Это была сознательная, заранее спланированная политика оккупантов. Если где-нибудь во Франции, Нидерландах или Дании гражданское население могло рассчитывать на некую правовую оболочку, позволявшую защищать его интересы (там даже организовывались забастовки), то на завоёванных советских территориях оно было лишено каких-либо прав. Судьба людей целиком зависела от прихоти оккупантов. Немецкая гражданская и военная администрация использовала всё трудоспособное население для своих целей, но не проявляла желания гарантировать ему хотя бы прожиточный минимум. Поэтому некоторые историки называют деятельность рейха на Востоке политикой «спланированного убийства». Мизерное право на жизнь «неполноценным» славянским народам надо было ещё заслужить послушанием и прилежным трудом на господ-арийцев. Элементарная возможность выжить предоставлялась лишь тем группам населения, которые были полезны для ведения войны. Остальные обрекались на смерть – быструю или медленную. Таким образом, философия «недочеловеков» избавляла немецких чиновников от всяких раздумий по поводу гуманитарных аспектов в отношении «восточных людей».

«Область без продовольствия» или «территория, где всё съедено». Это терминология немецких документов, описывающих условия жизни в тыловых районах германских армий на Востоке, многие из которых, по образному выражению современных немецких исследователей, «превратились в зоны смерти». Это подразумевало санкционированный и вездесущий произвол оккупационных властей – от постоянно растущих трудовых повинностей и мобилизаций до готовности отдать последнее «на нужды победоносной германской армии». Сколько людей погибло от голода на оккупированных советских территориях, установить невозможно. Для нацистов это был «естественный процесс», и они подобной статистикой пренебрегали. Советские власти перепись населения сразу после войны не проводили. Однако есть косвенные данные, позволяющие оценить масштабы трагедии. На захваченных немцами и их союзниками территориях СССР проживали приблизительно 55–60 миллионов человек. В 1944–1945 годах органы милиции зарегистрировали и выдали паспорта 37 миллионам граждан, проживавшим в освобождённых регионах. Таким образом, убыль населения составила около 20 миллионов человек. Конечно, не все они погибли. Многие были угнаны на работу в Германию, другие мобилизованы в армию, а кто-то бежал вместе с немцами. Однако эта цифра даёт представление о человеческих страданиях и «цене» непродолжительного периода нацистского господства.

Список примеров можно продолжить… Но отмечу только, что под руководством РИО осуществляется большой проект по оцифровке немецких документов периода войны в ЦАМО. Ничего подобного в таких объёмах в мире ещё не делалось. Главное, любой желающий может ознакомиться с цифровыми копиями оригинальных документов на открытом сайте и ещё раз задуматься о том, каким колоссальным напряжением сил наша страна добилась победы над фашизмом.

Беседовал Виктор Павлов

Фотографии из открытых источников

1. См.: Nolte E. Das Vergehen der Vergangenheit: Antwort an meine Kritiker im sogenannten Historikerstreit. Berlin. 1987.

2. Критику подобных взглядов см.: Bartov O. Murder in our midst. New York, Oxford. 1996. P. 73-88.

3. Le livre noir du communisme. Paris. 1997; Черная книга коммунизма. М. 2000

4. Paul Blobel (1894–1951). Именно под его руководством были осуществлены самые крупные расстрелы в Бабьем Яре и в Харькове. После войны Блобель предстал перед судом и 8 июня 1951 г. был казнён американцами

ПУБЛИКУЕМ АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ:

Документы из архива Минобороны об освобождении Европы от нацизма

Архивные документы об освобождении лагеря Освенцим

Лагерь смерти Собибор - документы из Центрального архива Министерства обороны РФ

Материалы ЧГК по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков


Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

«Экзамен русскому народу». Февральская революция и русское общество

876543245653235232352352352.jpg

5 марта дворянское собрание Самарской губернии постановило приветствовать новую власть и Думу как орган, сплотивший «вокруг себя силы народные в борьбе с отжившей властью». Из всех приветственных телеграмм от дворянских обществ в адрес Думы и Временного правительства только в телеграмме казанского дворянства содержалась надежда на восстановление в будущем обновленной, конституционной монархии.

 

Крестьянское антикоммунистическое восстание в 1920-1921 гг.

29835678263856286358628563826353.jpg

В череде крестьянских восстаний в Советской России в период Гражданской войны Тамбовское выделялось своими масштабами и массовым характером: повстанческое движение охватило три уезда губернии, число участников достигало 40 тысяч человек. Восставшие действовали в соответствии с собственной политической программой и были хорошо организованы.

 

О «писательских репутациях» и «путешествиях по биографиям»

189275689125896128959861258962.jpg

Согласимся с Антуаном де Сент-Экзюпери: "Единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения". А если общение – профессиональное, то это ещё и залог успеха в работе. Общение даёт возможность не только заглянуть в глубину существующих проблем и вопросов, но и найти пути их преодоления и разрешения.

Новости Региональных отделений

Польско-советская война 1919–1920 годы: эволюция историографических оценок

10 и 11 октября 2019 года научно-образовательный центр Смоленского государственного университета «Россия и Беларусь: история и культура в прошлом и настоящем»

 

Новгородский музей подготовил выставку к 250-летнему юбилею графа А.А. Аракчеева

В Главном здании Новгородского музея-заповедника открылась выставка «Русский новгородский дворянин. К 250-летию со дня рождения графа А.А. Аракчеева».

 

Презентация энциклопедии «Города и поселения Ульяновской области»

24 сентября 2019 года во Дворце книги – Ульяновской областной научной библиотеки имени В.И. Ленина – прошла презентация первого тома научно-популярной энциклопедии «Города и поселения Ульяновской области» (Ульяновск, 2019).

Трибуна

Драматическое пространство революционной реальности – сферы культурной и духовной жизни

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9 – 11 октября 2017 года, обратимся к двум ярким докладам.

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Прокрутить наверх