Архивный ар-деко. Почему Государственный архив РФ не памятник истории и культуры?

Своим внешним обликом здание, в котором находится Государственный архив Российской Федерации, обязано несостоявшемуся Дворцу Советов. Несмотря на огромное количество критических отзывов, этот проект, по мнению многих серьёзных исследователей, сыграл важную роль в развитии советской архитектуры и градостроительства.

В известной мере имел он отношение и к предшественнику ГА РФ – Архиву Октябрьской революции и Красной армии: в будущем огромном сооружении в числе более пяти тысяч помещений предусматривалось и размещение архива.

Правда, ещё до завершения международного конкурса по проекту Дворца Советов правительство признало необходимым для архива начать строительство отдельного здания. Поначалу место для него предполагалось на углу Воздвиженки и Моховой улицы, но затем это пространство отдали будущей Ленинской библиотеке. В конечном счете архиву определили участок в районе Девичьего поля – на Малой Пироговской, рядом с построенным в 1886 году на Большой Царицынской улице (после революции – Большой Пироговской) бывшим Московским архивом Министерства юстиции Российской империи.

По генеральному плану Москвы через всё Девичье поле планировалось проложить парадный проспект от Ленинских гор к Дворцу Советов и застройка Большой Пироговской предполагалась соответствующая. Архив, как и другие высотные здания, был призван олицетворять новый, социалистический облик Москвы. Никогда прежде город с более чем трехмиллионным населением не строился так основательно и по законам целесообразности и красоты, кардинально меняя его облик и инфраструктуру.

Международный конкурс стал поворотным в развитии советской архитектуры, он развернул поиски нового стиля в архитектуре. И власть, и новое поколение отечественных архитекторов очень интересовали новации в развитии зодчества за рубежом. Высотные здания Нью-Йорка и Чикаго, яркие проекты в Западной Европе способствовали стремлению создать в молодой стране нечто новое, уникальное в мировом контексте. Одно из директивных указаний Советского правительства прямо требовало в новом облике Москвы использовать «как новые, так и лучшие приемы классической архитектуры», самые яркие мотивы и впечатляющие художественные средства, чтобы составить конкуренцию другим мировым столицам.

Названный «сталинским» план реконструкции столицы учитывал настоятельную необходимость «повысить» Москву, поднять её этажность по меньшей мере до 8 – 12 этажей. Перед архитекторами ставилась задача – создать высотки, отличные от западных образцов, в новом стиле – стиле, который позже, в эпоху развенчания вождя, стал называться «сталинским ампиром».

Грандиозный план реконструкции столицы, доминантой центра которой должен был стать Дворец Советов, не мог не коснуться и заложенного в 1932 году фундамента первой башни архива. Здание Архива Октябрьской революции, находившееся на магистральной линии к замышлявшемуся грандиозному Дворцу Советов и далее – к впечатляющим Совету труда и обороны и гостинице «Москва», было призвано воплощать и как величие свершившегося переворота в исторической судьбе страны, и как одно из выражений официальной культуры и искусства, всей идеологической программы государства. И, надо признать, авторы преуспели в этом.

Жюри архитектурного конкурса и специальная комиссия, в которые входили знаковые для того времени личности от архивного дела и архитектуры – В.В. Адоратский, В.В. Максаков, Б.М. Иофан, А.В. Щусев и другие мэтры, рассмотрело по меньшей мере полтора десятка проектов. Практически все они отвечали утвердившемуся в то время в мировой архитектуре т.н. стилю «ар-деко».

Собственно, сам термин «ар-деко» – arts-deco – «декоративное искусство» поначалу родился как ироничное выражение знаменитого Ле Корбюзье, критически относившегося к новомодному течению. Однако вопреки ожиданиям классика ар-деко превратилось в крупнейшее направление в искусстве и архитектуре довоенного периода. Значительное влияние на стиль оказали такие художественные направления, как кубизм, конструктивизм, футуризм. Особенностью его было разнообразие и простота форм, сочетание аскетизма и неоклассики, огрубленность и элегантность, строгая закономерность, смелые геометрические линии и узоры. Общемировым явлением в те годы стали ребристый стиль, уступчивость стен, ярусность, скульптура, лепнина.

Именно в этом стиле был выбран итоговый вариант Дворца Советов. Так были, например, решены и другие проекты: здания Совета труда и обороны (нынешней Госдумы), Ленинской библиотеки, Наркомата обороны на Фрунзенской набережной, военной академии имени Фрунзе, советских павильонов на международных выставках 1937 и 1939 годов, отдельные станции метро, неосуществленного Наркомтяжпрома и многие другие.

Согласно подготовленной для архитекторов программе, проект Архива Октябрьской революции должен был учесть все мировые достижения в отношении рационализации архивохранилищ и библиотек и, конечно, соответствовать характеру современной эпохи. По замыслу зодчих Д.Ф Фридмана, А.Ф Волхонского и других, принимался во внимание опыт строительства подобных учреждений в Женеве, Вашингтоне, Берлине и других столицах. Некоторые специалисты архитектуры полагают, что именно термин «ар-деко» позволяет зафиксировать примеры стилевого параллелизма, наблюдаемого в советской и зарубежной архитектуре как до Великой Отечественной войны, так и после её окончания. И только в такой системе координат, не изолированно, а в широком мировом контексте ощутимы достоинства и преимущества предвоенной отечественной архитектуры.

И действительно, знакомство с сохранившимся проектом говорит о тщательнейшем учёте многих нюансов достижений градостроительства того времени. К примеру, здание на Большой Пироговке, в котором сейчас находится главный вход в ГА РФ и читальный зал, своими формами очень созвучно театру на Елисейских полях в Париже. Это одно из красивейших зданий в Париже, наружное оформление которого было выполнено знаменитым Бурделем. Но, конечно, первый корпус ГА РФ, безусловно, самостоятельное творческое произведение Алексея Волхонского. Куб с классическим пропорциональным решением, отчасти напоминающим античный храм с барельефами, должен был венчать изящный стеклянный купол.

На Малую Пироговскую выходил многоэтажный корпус с подчёркнуто вертикальными окнами. Кстати, там, на углу с переулком Хользунова, до сих пор сохранился невысокий постамент, на котором, по замыслу архитекторов, должна была находиться скульптурная группа красноармейцев, поскольку башня предназначалась для архива Красной армии.

В проектируемый комплекс было органично вписано здание дореволюционного архива министерства юстиции – нынешнего Российского государственного архива древних актов (РГАДА). Было тщательно продумано расположение хранилищ, клуба, вспомогательных подсобных и технологических помещений, остекление фасадов специально заказанными для того материалами.

Государственный архив РФ

Оформление фасадов и интерьеров, полированный мрамор и естественный камень, колонны, зеркальные и матовые стекла с рисунками, скульптурные фигуры, художественная роспись, паркет с инкрустацией, дубовые двери и панели, лепные украшения – словом, все в этом комплексе должно было говорить о торжественности и величии хранилища документальной истории Октября и Красной армии. Имелось в виду и включение в создаваемый городок здания Института по подготовке кадров историков-архивистов.

При этом строгая элегантность и изящество здания удачно сочетались с практичностью. Так, окна, например, были выполнены в виде стеклоблоков, названных по имени швейцарского изобретателя Гюстава Фальконье. Их уникальные свойства рассеивать свет не позволяли документам в хранилищах попасть под прямые солнечные лучи. Стеклоблоки обладали легким весом, прекрасной звуко- и теплоизоляцией, не горели, не боялись влаги, отличались долговечностью и не требовали специального ухода. Эти стеклянные полые кирпичи широко использовались, многими русскими и иностранными зодчими ХХ века, в том числе и такими, как Ле Корбюзье.

Постановлением ВЦИК на строительство Архива Октябрьской революции и Красной армии был отпущен год – 1 июля 1933 года первая очередь должна была быть сдана. Но, как у нас часто бывает, обстоятельства оказываются сильнее планов. Известную роль сыграло и то, что к тому времени окончательный проект Дворца Советов ещё не был утвержден, а именно он должен был определять образ здания.

По множеству причин, в первую очередь из-за недостатка средств, от многих архитектурных замыслов мало-помалу пришлось отказываться. Так, от скульптурных фигур героев революции, размещавшихся по цоколю и венчавших портик, остались лишь барельефы на фасаде предполагавшихся музея и библиотеки – нынешнего читального зала, выходящего на Большую Пироговку.

Государственный архив РФ

Многочисленные обсуждения, дискуссии, внесение разного рода поправок и изменений, их долгие и мучительные согласования, соперничество авторов, а также радикальное сокращение финансирования отнюдь не способствовали энергичному ходу строительства.

К сожалению, фотографий этого трудного процесса, как, впрочем, и самих проработанных эскизов проекта, не сохранилось. Во всяком случае, они нам неизвестны. Имеется лишь пара невыразительных снимков, опубликованных в «Вечерней Москве» и «Рабочей Москве», когда здания ещё находились в работе. Возможно, такая закрытость была связана с ведомственной принадлежностью архива – к НКВД – и всё ещё сохранявшейся атмосферой шпиономании.

Главный автор проекта Алексей Федорович Волхонский результат своего первого крупного творения не увидел. Он скончался в 1939 году в возрасте 34 лет. Так же рано ушел из жизни ещё один архитектор, принимавший участие в проектировании здания, – Леонид Моисеевич Круглов (1905 – 1932).

К началу Великой Отечественной войны объект представлял собой шесть корпусов, а после июня 1941-го стройку вообще остановили.

Строительство было возобновлено после войны, в 1951 году, и шло оно так же трудно, как и в довоенные годы. В реальности стройка завершилась в конце 1950-х. От предыдущего проекта, наполненного пафосом эпохи, в свете приснопамятного хрущевского постановления о «борьбе с излишествами в архитектуре и строительстве» пришлось отказаться. В конечном счёте архивный городок замкнула унылая многоэтажная кирпичная стена по 1-му Архивному переулку, резко контрастирующая с построенным зданием…

Что касается барельефов, украшающих фасад у входа в Государственный архив Российской Федерации, они, как и сам архивный комплекс, неотъемлемая плоть того пафосного времени, когда строилось это здание.

Архив проектировался, когда в область профессионального архитектурного творчества начала активно вмешиваться власть. Первоначальный проект (точнее, несколько различных проектов) оформления хранилища документов Октябрьской революции претерпел большие изменения. По многим причинам – объективным и субъективным – их авторам пришлось отказаться от целого ряда смелых и новаторских решений в стиле и оформлении здания. Тем не менее до наших дней все же дошли семь крупных барельефов.

Это работа группы советских монументалистов под руководством уже известного к середине 1930-х годов советского скульптора Георгия Ивановича Мотовилова (1884 – 1963) . Барельефы представляют сюжеты, навеянные документальными снимками событий октября 1917 года в Петрограде. Вверху, в центре, понятно, В.И. Ленин с хрестоматийной призывно поднятой рукой. И далее образы вооруженных рабочих, солдат, матросов, красногвардейцев, женщин-работниц, т.е. классический ансамбль героев революции – вполне в методе социалистического реализма.

Важно, что сцены и фигуры на барельефе органично вписываются в пространство фасада и в полной мере отражают назначение здания, где, по начальному замыслу, под большим стеклянным куполом предполагалось разместить музей и библиотеку Архива Октябрьской революции.

Фризы, сюжетные горельефы, декоративные и эмблемные барельефы, монументальная купольная и зальная скульптура – все это качественные идеи синтеза, которыми буквально пронизана изобразительная культура тех лет. Возможно, сегодня этот монументально-декоративный рельеф, выполненный из серого цемента, в современной искусствоведческой реальности уже не будет сочтен большим откровением – в силу уже многократной повторенности использованных скульптором приемов. Однако следует иметь в виду, что барельефы четко окрашены определенной эпохой в жизни государства и общества. Мотовилов, будучи ещё и профессором Московского высшего художественно-промышленного училища (бывшего Строгановского), по сути был одним из создателей художественной и смысловой формы советской школы монументально-декоративной скульптуры.

О процессе создания барельефов сведений практически нет. Руководитель бригады художников Мотовилов, талантливый художник, ученик Сергея Коненкова, выпускник и сотрудник ВХУТЕМАСа, лауреат Сталинской премии, современник одной из сложнейших и драматических эпох в русской истории. Он участвовал во многих конкурсах проектов памятников героям революций 1905 и 1917 годов, гражданской и Великой Отечественной войн, выдающимся деятелям российской и советской культуры.

Именно Мотовилову своим неповторимым обликом не в последнюю очередь обязано Московское метро; именно он первым предложил и начал создавать для него сюжетные рельефы. С его именем связано не только множество изображений на станциях подземки, но и на зданиях ВСХВ – Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, МГУ имени Ломоносова, на шлюзах Волго-Донского канала (за что, кстати, он был награжден орденом Трудового Красного Знамени) и на других масштабных проектах.

Барельефы на Большой Пироговской, как и все творчество мастера, — это ещё и ключ к целому направлению советского искусства ХХ века. Прямо скажем: эстетика и стиль эпохи 1930-х – начала 1950-х годов до сей поры остаются недостаточно осмысленными. Так называемый «сталинский проект» был многомерен, и здесь Мотовилов играл далеко не последнюю роль, ибо его творения далеки от стилизации. Они, по мнению специалистов, отнюдь не являются примитивным ответом на определенный социальный или государственный заказ. В отличие от многих советских художников, творивших в первой половине ХХ века, у Мотовилова не было творческого раздвоения.

В принятые современным искусствоведением схемы Мотовилов почти не вписывается. Если социалистический реализм как художественный метод – эта индульгенция для художника того времени – вообще и имел место для Мотовилова (а в его трудах такое словосочетание не встречается), то уж точно никогда не был догмой; он наполнялся в первую очередь человеческим содержанием.

Не будучи придворным скульптором, далекий от всякого официоза, Мотовилов тем не менее воплотил в своём творчестве архетипические черты целого периода. Считается, что созданные им произведения по масштабу и размаху таланта превосходят реализованное любым из современных отечественных скульпторов. Даже если бы до нас дошла лишь какая-то отдельная сфера его работы — монументальные рельефы, памятники или камерная пластика — Мотовилов и тогда остался бы в истории отечественного и мирового искусства.

Любопытно, что Мотовилов вышел из старой дворянской и очень религиозной семьи и имел не менее знаменитых родственников. Их род был известен ещё в далекие времена. Один из них – литовский князь – вместе с Дмитрием Донским принимал участие в Куликовской битве. Другому – Николаю Александровичу Мотовилову, «благодетелю Дивеевского монастыря» – мы обязаны записями беседы с Серафимом Саровским о целях христианской жизни. С русской литературой художник был связан не только духовно, но и родственно: его двоюродным братом был известный советский писатель Виктор Некрасов, а мать Анны Ахматовой приходилась троюродной сестрой его отцу. Его отец, бывший главный хирург Екатерининской больницы, имел высшее медицинское образование и прошёл Первую мировую войну в качестве военного врача. По своей образованности и своим нравственным принципам Мотовилов, по воспоминаниям современников, был одним из достойнейших носителей русской культуры.

К сожалению, о других участниках создания барельефов сведения более чем скудные; немного известно только об одном из них, точнее, одной – Ольге Владимировне Квинихидзе (1899 – ?). Её грузинская фамилия – от отца, офицера, участника русско-японской войны. Родилась в Витебске, училась в Киевском университете, который не закончила, поскольку увлеклась скульптурой. Занималась во ВХУТЕМАСе у Владимира Фаворского. Среди её работ портреты и ряд барельефов, выполненных, как и на здании Архива Октябрьской революции, в бригаде Георгия Мотовилова, – по оформлению станции метро «Проспект Мира» и сооружений Волго-Донского канала. Известен и её памятник академику Дмитрию Прянишникову, где она была соавтором скульптора Гавриила Шульца. Работы Квинихидзе имеются в Чувашском государственном художественном музее.

Говоря об архивном ар-деко, справедливости ради нужно отметить, что исследователи советской архитектуры до- и послевоенного времени стараются уже не использовать такие термины, как «тоталитарная архитектура» или «сталинский ампир», термины, заведомо несущие негативную коннотацию. Излишне говорить, сколь чрезвычайно сложна, драматична была та эпоха. И тем не менее эта эпоха оказалась вполне способной к созданию настоящего искусства, снискавшего мировую славу и продолжающего традиции великой русской культуры.

Родоначальник Архива Октябрьской революции Дворец Советов, как и другие московские «сталинки», воплощал в себе дух соперничества с мировыми архитектурными достижениями. До сих пор в проектах той эпохи ощутимы и неисчерпанный творческий потенциал, и некий секрет их непродолжительного триумфа и, увы, многолетнего забвения. В любом случае эти воплощённые в камень и бетон сооружения определяют неповторимое лицо российской столицы.

Ар-деко как стиль в целом незаметно исчез после войны, к нему стали относиться как к кричащему, безвкусному и поддельно-роскошному. Завершающим аккордом стиля стала одна из «семи сестер» – на Смоленской площади. Рассказывают, МИД СССР проектировался и строился без привычного нам шатра наверху. Но однажды один человек, проезжая по Бородинскому мосту, заметил, что величественное здание очень уж напоминает виденный им раньше проект небоскреба в Чикаго. Следует, предложил он, поставить шпиль.

Дискуссий не было. Возражавшему архитектору Владимиру Гельфрейху Лаврентий Берия, курировавший строительство московских высоток, якобы сказал: «Если вы не сделаете, поручим это другому человеку».

Дискуссий не было. Возражавшему архитектору Владимиру Гельфрейху Лаврентий Берия, курировавший строительство московских высоток, якобы сказал:

«Если вы не сделаете, поручим это другому человеку».

Слабость уже построенного перекрытия не позволила сделать шатёр каменным, и через год на здании был достроен стальной шпиль. Это, кстати, единственная из семи высоток, не увенчанная звездой, поскольку вес шпиля уже и так составил ни много ни мало 350 тонн.

По другой легенде, тот же человек вновь обратил внимание на схожесть появившегося шпиля уже с другим проектом. В результате, каким мы видим мидовское здание сегодня, в его стальной шатёр по вертикали был как бы вставлен цилиндр, и лишь потом он завершился остроконечной вершиной. Между прочим, портал и решётки министерства оформлены Мотовиловым, а весь проект получил Сталинскую премию первой степени. Говорят, другой архитектор – Михаил Минкус – после смерти Сталина обращался к Никите Хрущеву с просьбой демонтировать надстройку, но безуспешно.

Здание ГА РФ в стиле ар-деко, в том числе барельефы, – живое наследие ушедшего века для современного человека, чтущего искусство во всей его полноте и противоречиях. И более чем странно, что до сих пор фасад архива, как и весь архитектурный комплекс, не удостоен чести быть причисленными к московским памятникам истории и культуры.

Заявка на включение в реестр когда-то была подана, но по неизвестным причинам осталась не рассмотренной. При том, что построенные в том же архитектурном стиле многие московские здания – МГУ и его «сестры», Госдума, Российская государственная библиотека, общевойсковая академия и другие, в известной степени определяют неповторимый облик столицы и являются памятниками истории и культуры. Не парадокс ли: ГА РФ, включенный в свод особо ценных объектов культурного наследия народов России, не является памятником культуры. Быть может, стоит для начала хотя бы установить табличку с именем автора здания – Алексея Федоровича Волхонского – как это сделано на других известных архитектурных шедеврах столицы.

Изменение статуса здания, конечно, могло бы обеспечить более тщательное внимание к нему как к одному из наиболее заметных и уникальных московских сооружений, настоящему памятнику эпохи, имеющему высокую культурную и политическую ценность.

Вячеслав Тарбеев, советник директора Государственного архива Российской Федерации.

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Археология Московского Кремля: итоги раскопок на Кремлёвском холме

knifa-kreml.jpg

В 2016–2017 годах учёные Института археологии РАН провели раскопки на территории Московского Кремля, на месте демонтированного 14-го корпуса, где когда-то находились Малый Николаевский дворец, Чудов и Вознесенский монастыри.

 

В ГПИБ поступили издания Института славяноведения РАН

Chernogoriya.jpg

В Государственную публичную историческую библиотеку поступили издания Института славяноведения РАН Издания Института славяноведения РАН больше 15 лет систематически не поступали в Российскую книжную палату.

 

Цареубийство: массовые ожидания и реальность истории

938751812856812586128568125-5.jpg

События октября 1917 года, означавшие крах демократических ожиданий, породили в сознании части российского общества ощущения «конца истории». Убийство Николая II стало вехой конца старой и начала новой эпохи – оно казалось вполне закономерным и даже ординарным событием на фоне растущего насилия Гражданской войны.

Новости Региональных отделений

В день Ульяновской области в ГА открылась выставка, посвященная истории региона

В день Ульяновской области в ГА открылась выставка, посвященная истории региона

В честь 78-ой годовщины со дня образования Ульяновской области 19 января 2021 года Государственный архив Ульяновской области представил выставку «Становление региона».

 

Награждены победители Всероссийской олимпиады «От Куликова поля до реки Угры»

Награждены победители Всероссийской олимпиады  «От Куликова поля до реки Угры»

В год 640-летия Куликовской битвы и 540-летия Великого стояния на реке Угре Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», отделения Российского исторического общества в Туле и Калуге провели Всероссийскую интернет-олимпиаду для учащихся старших классов и колледжей, студентов вузов.

 

Отчетное заседание отделения РИО в Кемерово за 2020 год

Отчетное заседание отделения Российского исторического общества в Кемерово за 2020 год

11 января в Кемеровском государственном университете состоялось отчетное заседание отделения Российского исторического общества в Кемерово.

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Речь Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Текст выступления президента Российского государственного гуманитарного университета, члена Совета Российского исторического общества Ефима Пивовара на III Всероссийском съезде учителей истории и обществознания

Monographic

1924 год. Выставка работ русских художников в Америке

На фото: Организаторы и участники выставки. Нью-Йорк, 1924 г.

Выставка работ русских художников в Америке 1924 года – одна из интереснейших страниц истории отечественного изобразительного искусства. Ей, к сожалению, посвящено на удивление мало исследовательского материала.

 

Росархив представил уникальный интернет-проект «Крым в истории России»

Krim-portal1.jpg

Сегодня, 12 марта 2019 года, Федеральное архивное агентство представило интернет-проект «Крым в истории России» ( http://krym.rusarchives.ru/ ).

Проект предоставляет всем желающим возможность работать с архивными документами за период начиная от крещения князя Владимира до вхождения Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации в марте 2014 года.

 

Суверенитет потребителя и государственная потребительская политика в СССР

6875764674646746746742.jpg

В течение ХХ в. в США и в странах Западной Европы сформировался институт защиты прав потребителей, предполагающий ограничение экономической свободы участников рынков в пользу слабейших из них.0Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект "Государственная политика в сфере прав потребителей в СССР, № 14-01-00125".

Прокрутить наверх