1289754712956891625861251.jpg

На вопросы редакции портала Российского исторического общества отвечает специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой.

— Михаил Ефимович, как специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, человек культуры и искусства, учёный и преподаватель, чего Вы ждете от нынешнего перекрёстного года, который проводят столь непохожие Россия и Япония?

— Много лет, точнее, даже десятилетий, занимаясь «народной дипломатией», развитием гуманитарных связей, я научился терпению. Подобного рода деятельность напоминает китайскую медицину – нужно долго-долго выстраивать отношения, чтобы спустя много лет они дали хотя бы небольшой результат. Прорывы возможны только на фундаменте, который создаётся десятилетиями.

Нынешний перекрёстный год России и Японии, который безусловно станет важной вехой в нашей совместной истории, можно считать завершением определённого этапа развития связей между нашими странами, а можно – началом новой главы. Думаю, обе точки зрения имеют право на существование, тем более что в данном случае это некое двуединство.

Мы по-настоящему открылись друг другу после революции Мэйдзи, но до середины ХХ столетия наши отношения трудно назвать безоблачными. Хотя до Русско-японской войны 1904–1905 годов, да и после неё, до Октября 1917 года, было немало событий, в которых проявился интерес друг к другу. Достаточно вспомнить удивительную личность – св. Николая Японского, который в 1861 году прибыл в Хакодате для того, чтобы открыть там подворье Русской православной церкви, а затем распространил свою миссионерскую деятельность на всю Японию…

В России была создана уникальная школа японистики, в Японии изучали русский язык и русскую культуру. Японские деятели культуры, которые занимались созданием современного театра, специально приезжали в начале 1910-х годов в Москву, чтобы изучить опыт К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. И таких примеров было немало.

С середины 1950-х годов, несмотря на отсутствие мирного договора между нашими странами, достаточно активно развиваются экономические и культурные связи. После гастролей балета Большого театра и Московского цирка, японские зрители начали открывать для себя российское искусство. Все выдающиеся мастера искусств Советского Союза и современной России стали частыми гостями в Японии, а японские кинематографисты, художники, писатели, актёры театров кабуки и но неизменно вызывали восторженный отклик у нашей публики.

В новой России японский бизнес представлен достаточно широко – автомобили, медицина, электроника и другие сегменты японской индустрии стали неотъемлемой частью нашей жизни.

Но если называть вещи своими именами, то большая часть японского общества, конечно же, к России относится сложно. Многие японцы рассматривают Россию как страну соседнюю и в достаточной степени недружественную. Если брать цифры, то не больше 10 процентов видят в России друга. Возможно, это результат пропаганды и воздействия СМИ. Убеждён в том, что перекрёстный год России и Японии нам необходим, чтобы переломить эти настроения в японском обществе. У нас же, наоборот, подавляющее большинство людей относится к Японии доброжелательно.

— При всей неоднозначности политико-дипломатических отношений между Россией и Японией ощутима культурная приязнь между россиянами и японцами. На Ваш взгляд, чего в этом больше – любопытства к укладу жизни экзотического соседа, периодически «обостряющейся» моды на «японскость» и «русскость» в наших обществах или подлинного интереса к культурным достижениям наших народов и их творческих элит?

— Для России Япония – это, в первую очередь, страна, которая совершила экономическое чудо, это страна высоких технологий, высококачественных индустриальных продуктов – электроника, автомобилестроение, бытовые приборы и так далее. Япония сделала огромный рывок после революции Мэйдзи во второй половине XIX столетия. И конечно, она совершила ещё один колоссальный рывок после Второй мировой войны, став страной высокотехнологичной, которая долгое время по объему ВВП занимала второе место в мире после США.

Во вторую очередь, Японию у нас рассматривают как страну очень высокой, изысканной культуры. Думаю, что по изысканности культуры, по тонкости восприятия мира, по глубине понимания человеческой психологии мало стран может сравниться с Японией. Кстати, японцы всегда очень хорошо воспринимали российскую литературу и культуру, потому что рефлексия, которая заложена в романах Достоевского, в драматургии Чехова, им очень близка. Чехов, Достоевский, Толстой – любимые авторы у японских читателей. А восприятие русских связано в первую очередь с литературой, музыкой, балетом, культурой. Мы же, наоборот, не так часто смотрим театр кабуки, как японцы наш балет, и прежде всего видим Японию – страну технологическую.

— Как Вам представляется, помогут ли мероприятия 2018 года, проводимые на культурных, гуманитарных, экономических площадках России и Японии, лучше понять культурное «чудо» Страны восходящего солнца, сумевшей совместить традицию и новацию, тонкую духовность и деловой прагматизм, верность обычаям и прорыв в будущее?

— В течение года будет очень много инвестиционных форумов и семинаров, связанных с экономикой, совместных научных конференций, совместных проектов, связанных с высокими технологиями. Для нас понимание того, как работает японская экономика, – в высшей степени важно.

В то же время, чтобы сделать экономический прорыв, смотреть надо вперёд, а не назад. Это понимают и сами японцы. Ведь сейчас у них происходят далеко не самые простые процессы в экономике и обществе. Сегодня помимо корпоративной дисциплины, которая у них всегда присутствовала, появляются несколько иные тренды. В стране создано общество потребления, достаточно высокого уровня, соответственно, имеется достаточно молодёжи, которая не стремится работать, хотя раньше всех японцев поголовно считали трудоголиками. И конечно, многих японцев это беспокоит.

Для нас японцы близки ещё и своим пониманием важности традиции и одновременно умением совершить прорыв в экономике и технологиях. Это соединение – оно очень непростое. Баланс консерватизма и инноваций для японского общества играет не меньшую роль, чем для российского общества. Трепетное отношение к традиционным ценностям и одновременно устремлённость в инновационное пространство – это как раз тот баланс, который для России тоже важен. Поэтому я думаю, что мы интересны друг другу.

— С чем российская сторона вступает в перекрёстный год с Японией? Какой Вам видится программа-максимум в деле представления наших культурных, экономических и научных достижений?

— Мне кажется, не надо рассчитывать, что за один год возможно решить все проблемы. Между тем, необходимо изменить градус отношения друг к другу. Этот импульс задают два руководителя: Президент России Владимир Путин и Премьер-министр Японии Синдзо Абэ. В то же время важно, чтобы этот импульс был воспринят обществом. Если между японцами и россиянами появится больше доверия, это будет очень хорошим результатом. Появится доверие – появятся инвестиции, будут лучше развиваться совместные проекты. Нам нужно за этот год продемонстрировать готовность работать друг с другом, чтобы сделать большой задел на будущее.

— Была ли какая-то специфика во время подготовки именно года России и Японии?

— Тщательность, внимание ко всем деталям – это несомненно отличие японцев, скажем, от европейских коллег. Но в целом методология была та же. Мы объясняли и демонстрировали, как проводили перекрёстные годы с Францией, Германией, а японцы выбрали самое лучшее и умело претворили в жизнь.

— «Быстро – это медленно, но без перерывов». Возможно, эта японская пословица что-то объясняет в природе японской способности быстро развиваться, не порывая со своей историей. Если бы потребовалось сформулировать главную идею, главный посыл перекрёстного года России и Японии, то как бы Вы это выразили в виде слогана или русской поговорки?

— Мне кажется, мы выбрали для перекрёстного года очень правильный слоган: «Япония, которую мы не знаем» и «Россия, которую мы не знаем». Мы действительно мало знаем друг друга. При невероятных современных информационных потоках мы, как ни странно, не очень хорошо понимаем друг друга. Поэтому если бы я выбирал ещё один девиз, то предложил бы: «От информированности – к пониманию». Мы очень часто хорошо информированы о нашем японском партнёре, но не всегда понимаем его. И я считаю, этот год поможет нам лучше понять друг друга.

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Поиск по сайту

Мы в соцсетях

Вестник №3/2018

Вестник фонда "История Отечества" Журнал Воронцово поле №3/2018

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Финансовая удавка. Добровольные займы в СССР

1225481263812581625861285682156816525.jpg

Массовые внутренние займы у населения являлись в Советском Союзе одним из основных источников пополнения государственного бюджета. Уже к концу 1922 г. был разработан проект выигрышного займа на 100 млн руб. золотом сроком на 10 лет.

 

Русские в Японии: «три волны» созидания, мужества, творчества

2567ec1e19ad4124124dedbfb79543b764f781.jpg

Русские в Японии – тема столь же трудная для освещения, сколь и интересная. Взгляд историка немедленно «разбегается» по отдельным лицам и биографиям, выхватывая те или иные зарисовки характеров и судеб.  В Японии нас никогда не было много.

 

Цареубийство: массовые ожидания и реальность истории

938751812856812586128568125-5.jpg

События октября 1917 года, означавшие крах демократических ожиданий, породили в сознании части российского общества ощущения «конца истории». Убийство Николая II стало вехой конца старой и начала новой эпохи – оно казалось вполне закономерным и даже ординарным событием на фоне растущего насилия Гражданской войны.

Новости Региональных отделений

Региональная идентичность и единая историческая культура

1246128754519825475129754124124arova_4.jpg

Региональное отделение Российского исторического общества в Ульяновске – молодое (создано в феврале 2017 года), но уже успевшее отметиться значимыми для региона делами.

 

XXIV Всероссийские Платоновские чтения в Самаре

0ZKH521351235115ziXeWT0.jpg

7-8 декабря 2018 года в Самарском национальном исследовательском университете имени академика С.П. Королева на базе кафедры российской истории состоялась ежегодная конференция студентов и молодых ученых – XXIV Всероссийские Платоновские чтения.

 

Премия «Народное признание 2018» в Самаре

124581725451275478125479851241248.jpg

25 декабря 2018 года в Самарском академическом театре оперы и балета в присутствии более тысячи гостей прошла торжественная церемония награждения лауреатов Областной общественной акции «Народное признание 2018».  

Трибуна

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

 

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

Прокрутить наверх