3982685689216358693815615.jpg

6 мая 1945 г. в Силезии сложил оружие германский гарнизон Бреслау (ныне – Вроцлав, Польша). 40 тыс. солдат вермахта, СС и фольксштурма сдались советским войскам. Бреслау был не просто осажденным городом: в Силезии окончилась эпопея «фестунгов» — крепостей Третьего Рейха, создание которых стало одной из самых неоднозначных стратегических идей гитлеровского командования за всю войну.

Надежда фюрера

В конце осени – начале зимы 1941 г. Красная армия перешла в наступление на части вермахта почти на всем фронте. Немецкие войска, изможденные долгим продвижением вперед, растратившие военный пыл и необходимые для ведения боев ресурсы, не могли противостоять удару свежих дивизий и даже армий и откатились на значительное расстояние от Москвы. Однако первое большое наступление выявило и целый комплекс проблем РККА. Одна из самых существенных состояла в том, что советские войска не умели вести штурм. Раз за разом они оказывались не способными уничтожить даже и не самые мощные опорные пункты. Сплошь и рядом единственную деревню с небольшим гарнизоном без особого успеха штурмовала целая стрелковая дивизия, теряя людей и технику. Более того, многие немецкие гарнизоны уцелели, оказавшись наполовину в окружении или в полной изоляции. Их оборонительные сооружения редко представляли собой шедевры фортификации: это были дзоты, деревянные блокгаузы, просто укрепленные деревенские дома.

В 1944 г. немцы вспомнили об этих успехах. Так появилась концепция фестунгов, или крепостей. На пересечениях дорог создавались опорные пункты с полевыми укреплениями, гарнизонами, складами, которые предписывалось удерживать как можно дольше, чтобы остановить наступление противника. При этом не считалось проблемой оказаться в окружении, главной задачей было блокировать железные дороги и шоссе, препятствуя таким образом снабжению атакующих частей РККА. К тому же крепости притягивали к себе значительные силы осаждавших и тем самым сковывали их продвижение. Предполагалось, что успешно обороняющуюся подобную «крепость» через какое-то время деблокируют.

Тем не менее результат использования крепостей в 1944 г. оказался разочаровывающим. В Белоруссии была создана целая россыпь таких укрепленных пунктов, и силы РККА их стремительно разгромили. Например, приказ о круговой обороне Витебска был издан германским командованием 24 июня в 15:35, вечером город уже был окружен, а рано утром 26 июня взят. С момента получения приказа до разгрома крепость не продержалась и двух дней. Немецкий гарнизон Орши оборонялся еще меньше: с момента начала штурма до зах­вата города прошло всего семь часов.

В конце 1944 – начале 1945 г. Красной армии предстояло воевать в новых условиях. Она вступила в Польшу, Германию и Венгрию, сильно урбанизированные страны со множеством капитальных каменных строений в населенных пунктах и плотной промышленной застройкой.

1298461297495127954791254124.png

Немецкое подразделение истребителей танков из 4-й полицейской дивизии СС в г. Пиритц, Померания, 1945 г.


Кроме того, для защиты городов здесь создавались батальоны фольксштурма – народного ополчения. Конечно, их боевая ценность была невысока: в фольксштурм мобилизовали подростков от 16 лет и лиц старшего возраста до 60 лет, а также негодных к службе в регулярных войсках. Однако в ополчение можно было привлекать огромное количество людей. Кроме того, в 1945 г. крепости были оснащены многочисленной артиллерией, в частности зенитной. С самого начала войны в качестве противотанковых орудий использовались знаменитые «восемь-восемь» (нем. Acht-acht) – 88-мм зенитные пушки. Рейх располагал колоссальным количеством орудий ПВО, и по мере того как фронт приближался, они разворачивались для стрельбы по наземным целям. Наконец, немцы имели возможность снабжать свои окруженные крепости по воздуху. Именно «тётушки Ю» (нем. «Tante Ju») – военно-транспортные самолеты «юнкерсы» Ю 52/3м, доставлявшие боеприпасы и провиант, спасли от разгрома окруженные части вермахта зимой 1941–1942 гг. и продлили жизнь армии Паулюса в Сталинграде. Теперь их использовали для того, чтобы поддерживать воюющие в окружении гарнизоны крепостей.

Качество фортификации также изменилось по сравнению с той, что использовалась в Битве под Москвой или даже в сражениях в Белоруссии. В Европе имелось огромное количество полноценных укреплений разных времен, выдерживавших обстрел артиллерии. Их дополняли новыми препятствиями вроде высокотехнологичных баррикад из смеси камней и земли, укрепленной бревнами или стальными рельсами, сооружали доты. В некоторых городах возводились такие экзотические сооружения, как башни ПВО. Эти колоссальные бетонные конструкции создавались для того, чтобы городские строения не перегораживали обзор и секторы обстрела зенитным орудиям, а заодно они служили бомбоубежищами.

На Восточном фронте крепостями в разное время объявлялись десятки городов. Некоторые из них были небольшими, как Глогау в Польше или Тарнополь в Галиции с гарнизонами по несколько тысяч человек, другие – колоссальными, как Кёнигсберг или Будапешт. Крепости 1945 г. разительно отличались от простецких опорных пунктов, возводившихся на территории СССР. Однако все они были взяты. Менялись не только немецкие крепости. Быстрее и радикальнее менялась Красная армия.

Штурмовые группы

В Первую мировую войну некоторое время существовала концепция: «Артиллерия разрушает, пехота занимает». Предполагалось, что артиллерийской атакой можно уничтожить подавляющее большинство огневых точек противника. Однако жизнь быстро внесла коррективы в эту теорию: и после очень мощного артиллерийского обстрела в окопах оставалось достаточно солдат и пулеметов, чтобы расстрелять стрелковую цепь. По итогам позиционных боев пришло понимание, что пехота должна быть способна самостоя­тельно вести бой и уничтожать окопавшегося или даже занимающего долговременные укрепления противника.

К 1945 г. РККА подошла не в лучшем состоянии. Огромные потери первых лет войны и постепенное снабжение армии разнообразной техникой привели к нехватке людей в стрелковых ротах. Типичная воюющая дивизия 1945 г. насчитывала всего 4–6 тыс. солдат и офицеров. Высокие потери быстро приводили к истощению и утрате способности продолжать наступление. Нехватку личного состава должны были компенсировать современная тактика и умелая организация.

23985629836596235235235.jpg

Огонь из 45-мм орудия по опорному пункту противника на одной из улиц Бреслау. Март 1945 г.


При словах «советская штурмовая группа» чаще всего представляют себе солдат штурмовых инженерно-саперных бригад (ШИСБр) в камуфляжной форме и стальных нагрудниках СН-42. Между тем штурмовые отряды создавались и в составе обычных стрелковых частей, хотя, конечно, не все они соответствовали необходимым требованиям тактической подготовки.

Ядром штурмового отряда обычно был стрелковый батальон. Он дополнялся ротой саперов, отдельным взводом или ротой автоматчиков и приданными силами. Отряд делился на штурмовые группы, основой которых чаще всего становилась стрелковая рота из 40–60 человек – обычная численность для конца войны. Подразделение оснащалось внушительным набором средств усиления: несколькими орудиями разных калибров, 1–2 танками или самоходными артиллерийскими установками (САУ), минометами, станковыми пулеметами; при нем состояли от 3 до 8 огнеметчиков и саперов. Последние несли взрывчатку и шанцевый инструмент для проделывания проходов и преодоления препятствий. Широко практиковалось использование трофейных фаустпатронов. Гранатометы применяли в качестве инженерных боеприпасов, чтобы пробивать нештатные проходы в стенах и дверях. Химики кроме огнеметов несли дымовые шашки и бутылки с горючей смесью или даже обычный мазут. Горючее требовалось не для борьбы с бронетехникой: с его помощью уничтожали доты и солдат противника, засевших в подвалах. Многие бункеры захватывали после того, как через вентиляционные отверстия внутрь заливали мазут, а затем забрасывали гранату. Противотанковые ружья применяли для уничтожения огневых точек, укрытых, к примеру, тонкими стенами: для автомата такая преграда была непробиваемой, но 14,5-мм патрон противотанкового ружья поражал стрелка в заложенном кирпичом окне.

Кроме того, войсками регулярно использовалось нештатное и даже кустарное вооружение. Например, при штурме Познани практиковали запуск отдельных реактивных снарядов при помощи самодельных направляющих и трофейных пулеметных треног. Такой снаряд пробивал до 80 см кирпича, этого обычно хватало для сноса даже капитальных стен. Возможность переносить снаряды на руках позволяла делать выстрелы прямо из окон, с чердаков или крыш.

Сама штурмовая группа делилась на несколько подгрупп. Главную задачу выполняли наиболее многочисленные атакующие подгруппы, которые, собственно, врывались на неприятельскую позицию и уничтожали гарнизон. Кроме них в состав группы входили: подгруппа закрепления (огневая), в которую включались танки, САУ и минометы, и резерв. В случае необходимости штурмовые отряды поддерживались крупными силами артиллерии. Так, при штурме Кюстрина в Восточной Германии весной 1945 г. в финальном наступлении участвовало больше дивизионов артиллерии, чем стрелковых батальонов. При этом была применена артиллерия калибром до 280 мм. Практиковалась даже стрельба из гаубиц прямой наводкой под прикрытием дымовых завес. Таким образом, например, были уничтожены позиции вермахта в здании государственной типографии при штурме Берлина: было установлено тяжелое 203-мм орудие, которое несколькими выстрелами прямой наводкой разрушило укрепления.

Штурмовая группа не являлась штатным формированием, однако создание такого подразделения было обычной практикой и советское командование приложило немало усилий, чтобы обучить офицеров действовать с его помощью. Группа была способна решать большинство задач самостоятельно, не теряя время на связь с командованием и другими частями. При достаточно мощном вооружении она оставалась маневренной, имела разнообразное снаряжение и могла быстро приспособиться к конкретным условиям для достижения поставленных целей.

Технология работы

После выхода к назначенному городу штурмовые группы старались сходу преодолеть оборону на окраинах и ворваться во внутренние кварталы. Например, именно так – быстрой атакой, не дожидаясь подхода всех войск, — части 8-й гвардейской армии захватили форты на окраинах Познани. Имеющиеся орудия и танки подавляли огневые точки, открывая пехоте путь к городским кварталам. Делалась ставка на скорость, чтобы упредить контратаки противника и быстро расчленить его гарнизон.

Если немцы оказывали организованное сопротивление, а очевидных слабых мест в их линии обороны не было, части РККА проводили тщательную подготовку к штурму. Наступление начиналось с разведки всеми способами – от фотосъемки позиций противника с воздуха до захвата пленных. Войска заранее отрабатывали действия во время штурма. В собственном тылу возводили макеты немецких укреплений в натуральную величину, на которых тренировались до того момента, когда даже самые мелкие группы штурмовиков четко уясняли свои задачи. Затем уже осуществляли саму атаку.

239569283654632096583265.jpg

Гвардии старший сержант 15-й гвардейской стрелковой дивизии Илья Амелин с трофейным немецким гранатометом «Панцерфауст». 1-й Украинский фронт, 1945 г.


Обычно одна из атакующих подгрупп наступала вдоль улицы, другая пробиралась через дворы. Если проходы в тыл к противнику отсутствовали, их проделывали саперы. При выходе к назначенному объекту огневая подгруппа изолировала поле боя, обстреливая подступы к нему. Через пролом в здание входила атакующая подгруппа и при помощи гранат и взрывчатки проводила зачистку внутренних помещений. Первым делом штурмующие захватывали верхние этажи и перекрывали подходы к зданию и выходы из него. Пока они пробивались к чердакам и верхним этажам, огневая подгруппа била из орудий и крупнокалиберных пулеметов по верхним окнам и балконам, предотвращая попытки вести стрельбу или метать гранаты сверху. Сигналы огневой подгруппе подавали дымами или ракетами. Затем начиналось уничтожение уцелевших частей гарнизона. Двери срывали взрывчаткой, а если солдаты сталкивались с особо прочными позициями внутри дома, их также старались подорвать через стену или использовали огнеметы. Например, 25 апреля 1945 г. в Бреслау штурмовая группа взяла старинную башню, просто проделав несколько отверстий в стене и закинув внутрь дымовые гранаты и коктейли Молотова. Из 60 человек, защищавших этот объект, выскочить наружу и сдаться удалось только 16.

Уничтожив гарнизон, подгруппа закрепления, вооруженная станковыми пулеметами и другим тяжелым оружием, тут же начинала готовить позицию к контратаке противника. Сразу же после закрепления следовала доразведка следующего объекта для его дальнейшего штурма. Противнику старались не оставлять ни часа передышки. К новой цели выдвигались смешанными группами из пехоты и танков. Последние закрывали пехоту своей броней и могли оперативно уничтожить хорошо защищенные цели. Пехота же прикрывала танки от фаустников и метателей гранат. Пехотинцы и танки шли в шахматном порядке по разным сторонам улицы, прикрывая друг друга.

Во время штурмов широко использовались дымы. Масштабы дымовых завес впечатляют. Например, в апреле 1945 г. во время штурма Бреслау было истрачено более 5 800 дымовых шашек, 7 162 дымбрикета и 36 531 дымовая граната. Дымы использовались и для прикрытия своих атакующих отрядов, и для ослепления немецких огневых точек, и во время переходов орудий на открытые позиции для стрельбы, а также подноса бое­припасов, выноса раненых, наведения линий связи. Словом, дымовая завеса стала одним из основных средств маскировки.

Таким образом, например, был освобожден Данциг. Несмотря на то что это был крупный, отчаянно защищавшийся город, уличные бои длились менее недели, после чего остатки гарнизона покинули город.

Образцовой операцией считается захват городского театра в Кёнигсберге. Штурмовой отряд под командованием подполковника Кривича начал с артподготовки, загнавшей гарнизон во внутренние помещения и заставившей спуститься с верхних этажей. Пока работали артиллеристы и танки, саперы проделали проходы в заграждениях, а пехота сосредоточилась для атаки. Затем штурмовые группы пробились внутрь через окна первых этажей, черный ход и проломы в стенах. В течение часа был занят первый этаж, после чего огнеметчики уничтожили и взяли в плен остатки гарнизона в подвале. Все это время огневая подгруппа била по оживающим пулеметным точкам и огнем изолировала театр от соседних зданий, не позволяя прийти на помощь осажденным.

23085692369462378956235235235.jpg

Немецкие позиции на подступах к Кёнигсбергу. Март 1945 г.


Зачастую для уничтожения узлов сопротивления применялись нестандартные способы. Так, в Берлине одна из немецких позиций располагалась в метрополитене у Ангальтского вокзала и в течение длительного времени ее не удавалось уничтожить. Проблему решили саперы, подорвавшие перемычку между подземными коммуникациями и Тельтов-каналом с помощью 1,8 т взрывчатки. Части противника спешно покинули свою подземную позицию, когда внутрь хлынула вода. Другим нетипичным способом овладения крепостью стало использование трофейных немецких подрывных танкеток типа «Голиаф», управляемых по проводам. Эти малоразмерные машины несли, однако, до 100 кг взрывчатки и при внезапном применении наносили серьезные разрушения. В ряде случаев штурмующие действовали резко и внезапно со всех сторон. Так, для штурма цитадели в Познани использовали сразу 20 одноразовых фугасных огнеметов, установленных в 50–60 м от амбразур. Орудия активировали (подорвали) одновременно и создали сплошную стену огня, вызвавшую пожары и панику внутри фортов. После этого пехота ворвалась в цитадель, система огневой защиты которой была расстроена.

Кроме описанных выше методов использовался широкий маневр для проникновения в немецкий тыл. К примеру, перед расчисткой баррикады предписывалось выделить группу, вооруженную пулеметом, для инфильтрации в глубину неприятельских позиций, с тем чтобы обстреливать защитников сзади и тем самым дать пехоте время для захвата или подрыва баррикады.

Здесь перечислены некоторые действия и достижения штурмовых отрядов, вошедшие в качестве наставлений и образцовых операций в сборники по изучению боевого опыта. Именно такие способы ведения боя и обеспечивали успех наступления.

Последние 12 месяцев войны стали, по выражению американского историка Дэвида Гланца, восстановлением «симметрии ужасов» на Восточном фронте. Теперь уже немцам пришлось наблюдать гибель армий в окружениях, выдерживать град ударов и участвовать в прорывах – без надежды на успех. Советские подразделения, взявшие штурмом Познань, Бреслау, Кёнигсберг и Берлин, радикально отличались от тех, что с боями отступали в 1941 г. от границ СССР к Москве. Способность РККА к обучению и перевод ее на необходимый технический уровень привели к тому, что даже отлично укрепленные и решительно защищаемые позиции вермахта не стали для нее непреодолимым препятствием.

Евгений Норин, публицист

 

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Поиск по сайту

Мы в соцсетях

КНИГИ

Цех историков

Русский флот у берегов Америки: общая история, интересы и цели

912856389168925619825896128956981258961.jpg

У России и Соединённых Штатов Америки, двух крупнейших держав, были общие интересы и цели – в освоении новых территорий, развитии государственности, проведении гражданских реформ и отстаивании человеческих ценностей. И сегодня мы замечаем много схожего в истории наших стран, народов, правителей, в судьбах отдельных людей…

 

Почему мюнхенский сговор можно назвать началом войны?

9283658263865823658628356-9.jpg

30 сентября 1938 года представителями Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене было подписано соглашение, получившее в историографии печально известное название «Мюнхенского сговора».

 

Жилищная политика и повседневная жизнь в СССР 1920-х годов

893725672386582638562836856238652.jpg

«Весть о гибели Берлиоза распространилась по всему дому с какою-то сверхъестественною быстротой, и с семи часов утра четверга к Босому начали звонить по телефону, а затем и лично являться с заявлениями, в которых содержались претензии на жилплощадь покойного.

Новости Региональных отделений

Порядка двухсот ульяновцев познакомились с документами – «оборотнями»

32456789765456789654561.jpg

С 8 по 22 июня в Креативном бизнес-пространстве «Квартал» каждый ульяновец мог своими глазами увидеть необычные документы из фондов Государственного архива новейшей истории Ульяновской области, на оборотной стороне которых с прошлого столетия была спрятана совершенно другая история.

 

Научно-практическая конференция «Евразийская интеграция и безопасность»

1897256496219856612856182581251.jpg

7 июня 2018 г. в Новосибирске прошла третья научно-практическая конференция «Евразийская интеграция и безопасность». Организаторами конференции выступили «Историческое общество Сибирского Федерального округа», Российская академия народного хозяйства и государственной службы, Новосибирское высшее военное командное училище и экспертный клуб «Сибирь – Евразия».

 

Масштабный проект «Век музеев» в Санкт-Петербурге

1287345178254124124-5.jpg

2018-й - год 100-летия музейной жизни бывших пригородных императорских резиденций Санкт-Петербурга: музеев-заповедников «Гатчина», «Павловск», «Петергоф», «Царское Село».

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

Прокрутить наверх