pgn8a2154871257451274124.jpg

Четверть века назад, 12 декабря 1993 года, происходило голосование по новой Конституции Российской Федерации. 25 декабря она была опубликована и вступила в силу на всей территории Российской Федерации.

День Конституции Российской Федерации не входит в число нерабочих праздничных дней, хотя мы прожили по Основному закону 1993 года уже 25 лет. О значении, роли и перспективах современного российского конституционализма рассказывает Олег Румянцев, в 1990 – 1993 годах — народный депутат Российской Федерации, член Верховного Совета Российской Федерации, ответственный секретарь Конституционной комиссии, участник Конституционного совещания (1993 год), один из инициаторов, организаторов и непосредственных участников конституционной реформы – с момента рождения её замысла до рождения Российской Конституции 1993 года. Искренность и компетентность взгляда автора на один из сложнейших для российской государственности периодов через «оптику» событий конституционной реформы 1990 – 1993 годов выявляет драматичность её характера и поучительность её итогов.

Конституция создала правовое поле для принципиально новых на тот момент для России общественно-политических и экономических реалий. Положения её преамбулы и первых трёх глав («Основы конституционного строя», «Права и свободы человека и гражданина» и «Федеративное устройство») составляют юридически и политически наиболее устойчивую часть Конституции России 1993 года. Они вошли в текст во многом на основе предложений Конституционной комиссии при важной согласительной роли Конституционного совещания, что составляет предмет гордости разработчиков. Её нормы соответствуют лучшим мировым образцам, нередко превосходят их. В большинстве их зафиксированы оптимальные решения, обеспечивающие необходимый баланс интересов — порой очень противоречивых. 

С принятием Конституции была в основном подведена черта под периодом переломного, по сути революционного шестилетия – 1988–1993 годов, предотвращено сползание к распаду государства. Российская Федерация обрела суверенное лицо как нация и государство, перспективное ядро новых интеграционных образований уже по новой Конституции. Суверенитет этот сегодня стал ключевой опорой национального развития в невероятно усложнившихся внешних условиях.

Прочно закреплена была конституционная федерация в правовых и политических рамках единой российской государственности, что стало победой над опасностями и призраками дезинтеграции Российской Федерации, воплощением позитивного сценария выхода из кризиса. Конституция закрепила незыблемые основы конституционного строя и подробный перечень прав и свобод человека и гражданина, создав необходимое условие развития общественных отношений в России в русле современного конституционализма. Основы были разработаны на базе принципов Декларации о государственном суверенитете, прошли в течение трёх с половиной лет многократные обсуждения на самых различных уровнях — от Конституционной комиссии до Конституционного совещания, от Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации до Администрации Президента России. 

Спустя два с половиной десятилетия после вступления в силу Конституции 1993 года мы, участники её создания, коллеги по Конституционной комиссии и Конституционному совещанию, можем по-разному оценивать конкретные события реформ 1990–1993 годов и их последствия. Но солидарны мы в главном.

В том, что именно Конституция является высшей универсальной формой легитимации России в её нынешних пределах, главной Программой развития страны, нормативной моделью и индикатором соответствия реального состояния государственности и гражданского общества принципам, выраженным в Основном Законе. Не став итогом консенсуса элит, Конституция явилась плодом общественного согласия, зафиксировав ценности и образы желаемого будущего. 

Далеко не все угрозы для государственного, территориального, социального, национального единства преодолены за 25 лет в полной мере. Конституция стала в первую очередь Конституцией Российского государства, основой его развития под началом сильной верховной власти. Но далеко не всё сделано, чтобы этот документ стал непререкаемой Конституцией общества. И в этом смысле Конституция — лучшая платформа для национального единства, связи между поколениями, народом и властью, взаимодействия между различными стратами общества.

Но одной лишь веры в чудесную силу текста Конституции, её важные функции недостаточно. Нужны объективные условия для гражданской сопричастности к деятельности государства и его институтов. Немаловажны и субъективные факторы — внутренняя убеждённость, готовность и способность жить по правилам конституционного общежития. Политическую волю пора распространить на пассионарный призыв Н.В. Гоголя: «Устремить на высокую жизнь русского человека», зная при этом «все силы и свойства, и всю глубину нашей природы». 

Разумеется, наша Конституция — продукт реального исторического процесса. Её разработка происходила в условиях жесточайшего политического противостояния, что не могло не сказаться на юридическом качестве отдельных статей. Это делает её уязвимой для критики. Но нельзя критическое отношение выдавать за отрицание Конституции. Недостатки, признает В.Д. Зорькин, вполне исправимы «путем точечных изменений, а заложенный в конституционном тексте глубокий правовой смысл позволяет его адаптировать к меняющимся социально-правовым реалиям в рамках доктрины „живой Конституции“».

Окончательный Конституционный проект разрабатывался не «по итогам» завершения политического противостояния, а непосредственно в ходе конфликта, как признаёт С.М. Шахрай, полагающий, что сам процесс конституционного творчества создавал всё новые поводы и юридические инструменты для политического противостояния. В сложившихся условиях «президентской группе» пришлось отказаться от классической стратегии и действовать от противного: «Поскольку Конституция не могла быть принята в результате общественного согласия, то необходимо было создать такой документ, чтобы общественное согласие возникло и укрепилось вследствие его принятия». Или, по словам С.Н. Бабурина, «без согласия, но во имя мира». Тогда мы все пошли на согласие во имя мира – по новой Конституции Российской Федерации.

С одной стороны, это была личная политическая победа Б.Н. Ельцина, который сначала сумел поддержать идею конституционного строя, создать и возглавить Конституционную комиссию, а затем и Конституционное совещание. С другой стороны, вовлеченный в острейшее политическое противостояние, Ельцин не смог встать над схваткой и тем самым по праву назваться президентом всех россиян. С чем согласны не все. 

Могло ли случиться иначе? 

Следует признать, что в начале реформы, в 1990–1991 годах, конституционный процесс представлялся упрощённо. Не всегда удавалось учитывать в нашей работе особенности социальной психологии, «менталитета» и традиций основных страт нашего общества. Излишнее внимание сосредоточивалось на правовых механизмах и формулах, проверенных не столько отечественной, сколько международной практикой конституционализма. Это один из уроков истории конституционного процесса начала 1990-х годов.

Мы изначально стремились сделать конституционный процесс средоточием новой политической практики – через согласование проекта с оппонентами. Много усилий было потрачено с июня 1990 года, чтобы заинтересовать в конституциональной реформе и вовлечь в социальный дизайн различные политические силы. И во многом это удалось. Проект Конституции России уже в 1992 году стал результатом длительной и совместной работы Конституционной комиссии, президента, Верховного Совета Российской Федерации. По многим положениям он был близок к оптимальной модели политико-юридического устройства российского общества.

Позитивный сценарий был задан решениями I (июнь 1990 года) и VII (декабрь 1992 года) Съездов народных депутатов о проведении референдума по основным положениям проекта новой Конституции и её окончательном принятии Съездом народных депутатов Российской Федерации. Увы, вмешался принципиальный спор об экономической реформе. 

В конце октября 1992 года Верховный Совет Российской Федерации отклонил предложенный президентом, Конституционной комиссией и Советом глав республик план завершения конституционного процесса, опиравшийся именно на концепцию съезда! И позже, в декабре 1992 года, в феврале–марте 1993 года, Верховный Совет вновь упорно не поддерживал предложения Конституционной комиссии о прямом пути к принятию Конституции. Это случилось критически позже, 29 апреля 1993 года, в запоздавшем постановлении Верховного Совета РФ «О завершении работы над проектом Конституции Российской Федерации». В день, когда в Кремле Президент уже официально представлял свой, «президентский» проект Конституции Российской Федерации…

История принятия Конституции неотделима от последовавших за этим трагических событий осени 1993 года, забыть которые невозможно. Победила логика борьбы и уверенность в одностороннем нокауте противной стороны. Как итог — на долгие годы оказалась прерванной волна гражданской активности и соучастия граждан в политике и экономике. Этого удалось бы избежать, если бы новый правящий российский политический класс, новый истеблишмент был бы более рациональным и ответственным перед нынешним и будущими поколениями соотечественников, которым по итогам 1993-го достались очень непростые завалы.

Было ли готово расколотое государство и общество к примирению осенью 1993-го? Вот самый сложный вопрос. Это была эпоха личностей, героев и их антиподов, почти как в древнегреческой мифологии. Содержательная полемика о характере нового государства и новой Конституции, борьба за утверждение разумного порядка вещей была окрашена субъективными представлениями о пределах допустимого, методах достижения целей, соотношении группового интереса и общественного блага… 

Между тем, общественные процессы в России и в мире не стоят на месте, мы вступили в совершенно новую эпоху. Идёт переход к новым реалиям — информационным, технологическим, социальным и международным. Смена вех требует определиться, что нас устраивает в Конституции 1993-го, а что следовало дореализовать или усовершенствовать и развить, а может быть, поменять. 

В современном мире резко возросла потребность в предсказуемой, стабильной и надёжной работе государственных институтов. Общественный запрос на эффективность и подотчётность действий официального представителя общества — государства гораздо явственнее, чем на морально устаревающее и далеко не всегда удачное ручное управление. Правоприменение свидетельствует о дефиците прямого действия норм, которые ясно и исчерпывающе определяют условия их реализации, права и обязанности участников, меры юридической ответственности. Не хватает чётких пределов действий органов власти и управления различных уровней. Остается порою слишком вольно толкуемый простор для наполнения новым содержанием конституционных норм по усмотрению федерального законодателя или судебных органов. Конституция и основанная на ней правоприменительная практика не должны давать повода для нигилизма носителей новой реальности. Напротив, она призвана обеспечивать механизмы решения возникающих задач. И тем самым обеспечить преемственность и солидарность поколений на базе общих ценностей и задач. Эпоха принуждения к согласию, заявленная командой Ельцина 21 сентября 1993 года, уходит в прошлое. Конституция обладает нерастраченным потенциалом и в обеспечении национального согласия, рационального и осознанного.

Поиск предложений в этом направлении ведётся постоянно. Как минимум три актуальных направления дальнейшей работы стоят ныне на повестке дня. Это – реализация потенциала Конституции Российской Федерации на магистральном пути восстановления её прямого действия; социализация конституционного строя, придание ему не только государственного, но и общественного характера, ибо им регулируются основные нормы не только государственно-политической, но и общественной жизни; модернизация властного механизма в режиме усиления гарантий и механизмов самовозрастания народовластия, повышения прозрачности и подотчетности всего государства перед обществом как фактора повышения конкурентоспособности российской экономики.

Историческая эпоха реализации Конституции Российской Федерации продолжается, она в самом разгаре. Мы далеки от идеализации самой Конституции и отношения к конституционному процессу, как к чему-то раз и навсегда завершённому. Но добавлю: общество абсолютно вправе расширять пределы своего участия в осуществлении Конституции. Конституционное знание, правовая и политическая наука, правосознание должны развиваться, чтобы новые реалии страны и мира не застали страну врасплох, как случилось с Союзом ССР.

Конституцию можно воспринимать как ключевой элемент соблюдения современно устроенным государством «правил движения», требований, понятий и приличий в его взаимоотношениях с обществом. Соблюдение подобных общепризнанных правил поведения — основа политической, социальной и экономической организации общества. А их несоблюдение — признак противоправного, неприличного поведения. Этими императивами хотелось бы руководствоваться и сегодня, и на ближайшие десятилетия. Хочется верить, что сегодняшние и завтрашние политики, общественные деятели, правоведы, неравнодушные, мыслящие граждане захотят и смогут извлечь из конституционного процесса уроки — серьёзно и непредвзято. 

Возможности и перспективы развития конституционного строя при сохранении духа и большинства «букв» Конституции у нас есть. Конституционный процесс продолжается в невероятно жёсткой внешнеполитической и непростой внутренней обстановке. Это и есть сама жизнь в диалектическом развитии государства, общества и мышления. То есть «живая Конституция». Наша конституция – база для исторического оптимизма и основа для большой государственной работы на благо всего общества.

Олег Румянцев,

кандидат юридических наук,  президент некоммерческой организации «Фонд конституционных реформ

Источники:

  • Зорькин В.Д. Буква и дух Конституции // Российская газета. 2018. 10 окт.
  • Шахрай С.М. О Конституции: Основной закон как инструмент правовых и социально-политических преобразований. Отделение общественных наук РАН. М.: Наука, 2013. С. 58–59.
  • Бабурин С.Н. Русская государственность и Российское государство в системе ценностей и интересов современной политики, международного и конституционного права: морфология. М: ЮНИТИ-ДАНА, 2018. С. 161.

 

Поиск по сайту

ПОСЕТИТЬ ДОМ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Запись

Мы в соцсетях

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Цех историков

Создание системы контроля над населением в СССР. Паспорт как классовая сущность

392865823685628356823658623856286356.jpg

Паспортная система антидемократична – так утверждали в начале XX в. российские социал-демократы. В. И. Ленин (Ульянов) прямо писал в 1903 г.: «Социал-демократы требуют для народа полной свободы передвижения и промыслов.

 

Япония в годы Первой мировой войны. Оборонительный союз с Россией

734182547812575412547512445.jpg

В годы Первой мировой войны Япония избежала участия в продолжительных боевых действиях на суше, но сумела из ведущей дальневосточной державы превратиться в великую мировую.

 

Имидженерия русской революции: Октябрь 1917 года в советском игровом кино

91256398263978569283658962351.jpg

Продолжая рассказ о Международной научной конференции «Великая российская революция: сто лет изучения», проведённой Институтом российской истории РАН совместно с Российским историческим обществом, Федеральным архивным агентством, Государственным историческим музеем и при поддержке фонда «История Отечества» 9–11 октября 2017 года.

Новости Региональных отделений

Конференция, посвященная 50-летию университетского исторического образования

Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева приглашает Вас принять участие во Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 50-летию университетского исторического образования в Самаре.

 

Открыта мемориальная доска, посвященная Георгиевскому кавалеру Г.И. Соломатину

19 сентября 2019 г. в с. Хопёр Колышлейского района Пензенской области состоялось торжественное открытие мемориальной доски, посвященной Полному Георгиевскому кавалеру Григорию Ивановичу Соломатину.

 

Открылась новая экспозиция Музея обороны и блокады Ленинграда

6 сентября 2019 года состоялось торжественное открытие новой экспозиции Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда, расположенном по адресу Соляной пер., 9.

Трибуна

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

«Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России»

Давид СХИММЕЛЬПЭННИНК ван дер ОЙЕ, профессор Университета Брока (Канада) представил сообщение «Новый взгляд на 1917 год. Международный проект «Великая война и революция России». Его рассказ о масштабной научно-издательской программе свидетельствует о непреходящем интересе в международном историческом сообществе к революционной эпохе в России.

 

Юрий Тракшялис - "В небесах мы летали одних...". Круглый стол "Нормандия-Неман - 75 лет"

Из истории боевого пути 18 гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова II  и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман» известно, что 23 февраля 1943 года 18 гв. полк под командованием гвардии подполковника Голубова вошел в состав 303-й авиационной дивизии 1-й Воздушной армии.

Новые материалы

Прокрутить наверх