2 июня 2020 года в 17:00 Дом русского зарубежья им. А. Солженицына приглашает на онлайн-лекцию доктора филологических наук, заведующей отделом культуры российского зарубежья ДРЗ Татьяны Вячеславовны Марченко «“Ведь было же на земле так!..”: Вера Николаевна Муромцева-Бунина, или Жизнь с гением» к 150-летию И.А.Бунина. Мероприятие пройдет в рамках литературно-философских собраний «Отражения».

Для участия в онлайн-мероприятии необходимо зарегистрироваться, для этого нужно перейти по ссылке «Регистрация посетителей» в начале анонса на сайта Дома русского зарубежью:

https://www.domrz.ru/event/19026_onlayn_lektsiya_t_v_marchenko_ved_bylo_zhe_na_zemle_tak_vera_nikolaevna_muromtseva_bunina_ili_zhizn_

Погожим июньским днем 1898 года Иван Бунин, гуляя в Царицыне, встретил возле цветущего луга двух дачниц — Л.Ф.Муромцеву с семнадцатилетней дочерью Верой. Мимолетное знакомство продолжения не получило, а вскоре Бунин уехал в Одессу, где в пышной зелени южного сада увидел Анну Цакни — дочь своего приятеля, девушку такой яркой красоты, что почти немедленно на ней женился. Брак оказался неудачным, семейная жизнь быстро разладилась, рождение сына супругов не примирило, а его ранняя смерть развела окончательно.

4 ноября 1906 года в Москве, на литературном вечере у Бориса Зайцева, состоялась новая встреча, и писатель наконец разглядел девушку с «Леонардовыми глазами» (с отрочества очень любившая Веру Марина Цветаева называла их, впрочем, «козьими»). Скромная и независимая, занимавшаяся химией, курсистка из профессорской среды привлекла Бунина тем, что с ней — не скучно. Не скучно, потому что Варвара Пащенко, любовью к которой горел юноша Бунин, снисходительно бросала на его робкие литературные объяснения: «Ну, миленький, что ж все о погоде писать?» Любительница оперы Анна Цакни вообще производила на него впечатление «бревна бесчувственного», чем он в сердцах делился с братом Юлием. А с Верой оказалось не скучно. Что это значит? То, что именно с началом их романа и совместной жизни стал раскрываться талант Бунина — «большого писателя», по предсказанию Чехова. Рядом с нею написаны «Деревня», «Суходол», «Господин из Сан-Франциско» — произведения, которые в 1910-е голы поставили Бунина в первый ряд русских писателей.

С Верой Бунин совершил несколько важных для него путешествий, с Верой навсегда покинул Россию. Что думал и чувствовал Бунин в дни революции, красного и белого террора, беженства, мы знаем по его публицистике, одному из главных литературных памятников той страшной эпохи — «русского исхода». А Вера Николаевна вела дневник. Именно из ее записей мы узнаем, как они сели на пароход «Спарта», как стоял он на одесском, а потом на константинопольском рейде; знаем, как писатель с женой прибыли в Париж и как устраивались во Франции, где им предстояло провести всю оставшуюся жизнь, деля ее между столицей и Грассом в Средиземноморских Альпах… Мы узнаем из этого дневника такие подробности, такие нюансы жизни — литературной и эмигрантской, жизни большого русского писателя и его спутницы, — какие редко из какого источника можно почерпнуть.

Дневник Веры Николаевны, смешанный с дневниковыми записями Ивана Алексеевича, был опубликован первой исследовательницей их богатейшего архива М.Грин под названием «Устами Буниных». Этот трехтомник немедленно стал одним из главных источников по эмигрантологии, по истории литературы русского зарубежья. Сейчас дневники Веры Николаевны (хранящиеся в университетской библиотеке Лидсского университета, Великобритания) готовятся к публикации в полном объеме и с обширным комментарием. Опубликована переписка четы Буниных — они писали друг другу постоянно, когда оказывались в разлуке. Ждет публикации и еще один эпистолярий — письма Веры Николаевны брату, Дмитрию Муромцеву, жившему в Москве (эти письма отложились в фондах Орловского объединенного государственного литературного музея И.С.Тургенева). Всего несколько лет после получения Буниным Нобелевской премии по литературе (1933) длилась переписка, но послания Веры брату, чаще — страницы из дневника, сопровождаемые фотографиями, раскрывают жизнь Буниных и гораздо шире — жизнь русской колонии на Лазурном берегу в таких бесценных подлинных деталях, какие невозможно отыскать в энциклопедиях.

Но главное богатство рукописного наследия Веры Николаевны Муромцевой-Буниной — это не только свидетельство о том, как жили-были и что ели-пили представители русской эмиграции первой волны во Франции. Главное в ее письмах и дневниках — «эго-документах», как именует их современная наука, — ее эго, необыкновенное и притягательное тем, что оно не было «эго» в привычном смысле, эгоизмом и тем более эгоцентризмом. Эго Веры Николаевны растворялось в людях: комментировать ее тексты чрезвычайно сложно из-за громадного круга ее знакомств — собственно, это были круги всей эмиграции, всех она знала, многим помогала, во многих принимала участие; просто — общалась и дружила. Но прежде всего — эго Веры Николаевны сразу и без остатка растворилось в личности, в судьбе, в творчестве ее мужа, Ивана Алексеевича Бунина. Жена, спутница, друг, помощница — любящая, жертвенная, мудрая. Узнавая все хитросплетения непростой семейной жизни на вилле «Бельведер» с появлением на ней Г.Н.Кузнецовой, многому поражаешься — выдержке, терпению, вере… Иногда думаешь — святая, когда после ухода Галины она трогательно и искренне пытается утешить, утихомирить потрясенного нобелевского лауреата. А потом читаешь про шляпки, перчатки, платье или манто и понимаешь — женщина! Настоящая женщина. Вскоре после их официального брака в парижской мэрии и венчания в православной русской церкви на улице Дарю (1922) были написаны «Митина любовь» и «Солнечный удар»; «Темные аллеи» тоже созданы рядом с Верой — и, как и прочие сочинения Бунина, перепечатаны ею на машинке.

О жизни и судьбе этой удивительной женщины, идеальной жены гения, мемуаристки и хранительницы домашнего очага и литературного наследия, о Вере Николаевне Муромцевой-Буниной (1881–1961), о литературе и эмиграции — на основе ее эго-документов, опубликованных и неопубликованных, — и пойдет наш рассказ.

Татьяна Марченко

Мы в соцсетях

Экскурсии в Дом РИО временно приостановлены

Год памяти и славы

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Поиск по сайту

Цех историков

Япония - объект августейшего интереса Императорского дома Романовых

1275419259851256182512851251.jpg

Вопреки своей географической удалённости и непростой истории отношений с «северным соседом» Япония, как ни какая другая страна Востока, оказалась объектом августейшего интереса Романовых.

 

Михаил Родзянко: «вторая особа в империи» и политическая звезда страны

23896452365628936582635986235.jpg

В дни Февральской революции Михаил Владимирович Родзянко был самым известным человеком в России: Его имя стало символом свободы. Да и сам председатель Государственной думы считал себя главной политической звездой страны. Однако после отречения великого князя Михаила Александровича, в котором тот сыграл ключевую роль, его блестящая карьера на удивление быстро сошла на нет...

 

О спасательных археологических исследованиях 2017 года

25_tom.jpg

25-й том «Материалов спасательных археологических исследований» состоит из 56 публикаций, представляющих предварительные результаты работ 2017 г.

Новости Региональных отделений

Новая песня о родном и любимом городе Оренбурге

В преддверии Дня Города Оренбургское отделение Российского исторического общества с большим удовольствием представляет созданную по нашему заказу новую песню о родном и любимом городе Оренбурге.

 

Извлечь уроки, которые преподала история - интервью Вадима Прокопенкова

Интервью ответственного секретаря Отделения Российского исторического общества в Севастополе, председателя общественной организации «Исторический клуб «Севастополь Таврический», координатора проекта по созданию духовно-просветительского центра с храмом-памятником и музеем Гражданской войны Вадима Прокопенкова интернет-газете “Крымское Эхо”.

 

История на страницах журнала «Гуманитарный вектор»

История на страницах журнала «Гуманитарный вектор»

Опубликован новый номер научного журнала «Гуманитарный вектор», который входит в список ВАК по направлению «исторические науки и археология».

Трибуна

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

 

«Великая российская революция: проблемы исторической памяти»

Директор Института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Александрович Петров в своём докладе «Великая российская революция: проблемы исторической памяти» сосредоточился на том новом знании, которое было получено отечественными историками в результате исследований последних лет в области изучения и научной трактовки государства, общества и культуры России в контексте революционных событий.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

Monographic

Contradictio in adjecto: буржуазные ценности советской торговли 1950-1960-х гг.

982365892638956892638956293852.jpg

Становление современного (городского) образа жизни неразрывно было связано с изменением потребительской сферы. В доиндустриальную эпоху население полностью зависело от рынков, с их шумом, грязью, нищими. В эру развития промышленности, массовой коммуникации торговая отрасль становилась, по выражению доктора экономических наук В.В. Радаева, более технологичной.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Археография: символ свободы или жертва идеологии?

2938659823698562398652.jpg

Почти четверть века, прошедшая со времени крутой смены курса Россией в конце ХХ в., дает возможность ретроспективного взгляда на целый ряд сюжетов отечественной истории. Один из них, не самый значимый на первый взгляд, — публикация источников, именуемая в кругах специалистов «археографией».

Прокрутить наверх