Граф С.Д. Шереметев и Русское Историческое Общество. «Бог в помощь вам, младое племя…»

Настоящим «долгожителем» Императорского Русского Исторического Общества был граф Сергей Дмитриевич Шереметев (1844–1918), он состоял в ИРИО 45 лет, став очевидцем трёх этапов развития Общества – при императорах Александре II, Александре III и Николае II.

Граф С.Д. Шереметев вступил в Общество 28 марта 1873 года. Участие в делах ИРИО было обусловлено как личными вкусами графа, страстного любителя отечественной старины, приложившего много сил для изучения и публикации памятников прошлого, так и продолжением славной семейной традиции. Сергей Дмитриевич был женат на Е.П. Вяземской – внучке первого председателя РИО князя П.А. Вяземского.


Граф С.Д. Шереметев

Граф участвовал в издательской деятельности Общества, оставил интересные мемуарные свидетельства об Александре III в роли Почетного председателя ИРИО и дневниковые записи, фиксировавшие ход годичных заседаний Общества при Николае II. На средства Шереметева был подготовлен к изданию 25-й том Сборника ИРИО, посвящённый знаменитому прадеду графа – сподвижнику Петра I, герою Северной войны фельдмаршалу Б.П. Шереметеву. 5 марта 1876 года на годичном собрании секретарь Общества А.А. Половцов уведомил об этом остальных членов: «Граф С.Д. Шереметев начал на свой собственный счет печатание бумаг из фамильного своего архива; том этот равным образом появится в течение настоящего года и будет содержать документы, особенно любопытные тем, что они характеризуют главнейших сподвижников Петра»1Сборник РИО. Т. 17. СПб., 1876. С. 412..

Но в 1876 году выпустить шереметевский том не удалось. Работа над ним затянулась. Одна из сложностей возникла при переводе со старонемецкого языка капитуляции о сдаче Б.П. Шереметеву города Риги: первый переводчик документа не смог разобрать многих слов, а главное, не отличал немецких слов от шведских2Письма Николая Ивановича Григоровича к графу С.Д. Шереметеву // Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 1287. Оп. 1. Ед. хр. 485. Л. 29 об.. Пришлось обращаться к специалистам за повторным переводом, что вызвало задержку в издании тома. Наконец, в 1878 году, в типографии М.М. Стасюлевича, под наблюдением С.Д. Шереметева 25-й том Сборника ИРИО – «Переписка и бумаги графа Бориса Петровича Шереметева. 1704–1722 гг.» – был отпечатан. В предисловии графа указывалось, что опубликованные документы были взяты не только из его фамильного архива, но и из Публичной библиотеки, архива Артиллерийского музея, Московского архива Главного штаба, архивов Сената, Морского министерства и Румянцевского музея3Сборник РИО. Т.25. СПб., 1879. С.I. Обработкой и научным комментированием источников занимался Николай Иванович Григорович (1835–1889), начальник архива и библиотеки Св. Синода. Шереметев остановил свой выбор на нем не случайно: помимо того, что Н.И. Григорович являлся специалистом-археографом, он был хорошим знакомым тестя графа, П.П. Вяземского, консультировавшегося у него по вопросам церковной истории4Письма Григоровича Николая Ивановича Вяземскому П.П. // Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 195. Оп. 1. Ед. хр. 4160. Л. 1..


Фотография Общего собрания РИО. Около 1914 года. РГИА. Ф.746.Оп.1Д.234.Л.1

Григорович собрал довольно много материалов и о Б.П. Шереметеве5Письма к Григоровичу Н.И. // Отдел письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ). Ф. 262. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 50-50 об. Публикуется впервые.. В своей переписке с Шереметевым он рассказывал о своих научных планах, делился с графом радостью архивных находок, обсуждал сложности прочтения документов6Письма Николая Ивановича Григоровича к графу С.Д. Шереметеву // РГАДА. Ф.1287. Оп.1. Ед. хр. 485. Л.3.. В письме от 21 июля 1873 года Н.И. Григорович уведомлял графа, что работу по собиранию материалов для биографии Б.П. Шереметева он начал с обследования архива Морского министерства, в котором хранились бумаги Ф.М. Апраксина. Чутьё историка не обмануло Григоровича – среди неразобранных бумаг Ф.М. Апраксина ему удалось отыскать до 20 частных писем Б.П. Шереметева, в которых фельдмаршал рассказывал о своих трудах и военных подвигах.

В ноябре 1874 года Григоровичу, благодаря указанию начальника рукописного отдела музея А.Е. Викторова, удалось отыскать в Румянцевском музее несколько писем к Б.П. Шереметеву царевича Алексея Петровича7Письма Николая Ивановича Григоровича к графу С.Д. Шереметеву // РГАДА. Ф.1287. Оп.1. Ед. хр. 485. Л.13.. В том же месяце – новая находка: в московском Публичном музее нашелся сборник, в котором было много собственноручных рескриптов Петра Великого к Б.П. Шереметеву. Григорович сличал их с ранее опубликованными в других исторических сборниках, не упуская возможности проверить копии документов по подлинникам. Сергей Дмитриевич как заказчик издания оплачивал из своих личных средств работу Григоровича, а также оказывал административную помощь в работе. Переписка Григоровича и Шереметева служит ярким свидетельством того, какой кропотливый труд стоял за изданием каждого сборника ИРИО, недаром сам граф очень ценил эти сборники и просил секретаря общества Г.Ф. Штендмана прислать для его личной библиотеки недостающие экземпляры.

Как уже отмечалось, роль Шереметева важна для воссоздания истории Общества тем, что граф оставил любопытные дневниковые свидетельства и мемуарные заметки о его деятельности. В обширном мемуарном очерке, посвящённом императору Александру III, есть упоминание о заседаниях ИРИО, интересное прежде всего резкостью и откровенностью суждений, а также свободой оценок. Как отмечает публикатор мемуаров, Л.И. Шохин, их первоначальный вариант был датирован 1915 годом, но, судя по добавлениям, С.Д. Шереметев дописывал и редактировал текст после Февральской революции 1917 года8Шохин Л.И. Мемуары графа С.Д. Шереметева как исторический источник // Мемуары графа С.Д. Шереметева. Том 1 / Сост., подгот. текста и примеч. Л.И. Шохина. М.: Индрик, 2004. С. 11. . Итак, что же писал граф?

С первой строки текста чувствуется раздражение С.Д. Шереметева – он крайне неприязненно относился к секретарю, а затем, после смерти П.А. Вяземского, председателю ИРИО А.А. Половцову, называя его представителем «либерального бюрократического новшества», человеком «без преданий, без идеалов». Помимо политических разногласий, у автора были и личные мотивы недолюбливать Половцова: графу казалось, что тот недооценивает роль первого председателя Общества князя П.А. Вяземского. По мнению Шереметева, именно Половцов был виновен в официальном, холодном и бюрократическом духе ИРИО: «Что-то роковое лежало в организации этого общества, несмотря на широко задуманный князем Вяземским план и верную мысль, поставленную в основу его цесаревичем». Более подробно развивая свою мысль, Шереметев писал, что задуманное по мысли будущего императора Александра III и князя П.А. Вяземского ИРИО «с самого основания попало в руки секретаря Половцова, (…) смотревшего на общество прежде всего как на ступень для своей личной карьеры. Когда надежды его обманулись, он стал холоднее относиться к обществу и ввел в него казенщину и затхлость»9Шереметев С.Д. Император Александр III // Мемуары графа С.Д. Шереметева. Том 1 / Сост., подгот. текста и примеч. Л.И. Шохина. М.: Индрик, 2004. С. 489, 488..

Нелестной характеристики мемуариста удостоились и ежегодные заседания, в проведении которых граф подчеркивал скуку и официоз. Отмеченный графом утомительный и казённо-однообразный тон заседаний был, очевидно, связан не с чьей-то злой волей, а с самим характером Общества, членами которого были не только ученые, но и крупные сановники, привыкшие к бюрократическому стилю проведения заседаний, а также с тем, что присутствие императора на ежегодных отчетных заседаниях вынуждало членов РИО к особой взвешенности и осторожности суждений. Впрочем, сам Шереметев, искренне любивший и глубоко почитавший Александра III, уверял, что именно царское присутствие на чтениях «сразу придавало всему жизнь»10Шереметев С.Д. Император Александр III // Мемуары графа С.Д. Шереметева. Том 1 / Сост., подгот. текста и примеч. Л.И. Шохина. М.: Индрик, 2004. С. 490..

Помимо цитированных воспоминаний об Александре III, граф в конце января 1915 года закончил работу над «Заметками», в которых рассказал о роли государя Александра III и князя П.А. Вяземского, стоявших у истоков Общества. Беловой вариант «Заметок» представляет собой машинопись с правкой рукой С.Д. Шереметева, а черновые наброски включают ряд интересных дополнительных сведений. В частности, Шереметев особо отмечал тот факт, что Общество первоначально ставило задачей изучение и публикацию документов по истории XVIII века, особенно периода правления Екатерины II, «память о которой вдохновляла начинающуюся деятельность РИО», а также «времени Александра I, входившего тогда в моду». (Приближался юбилей Отечественной войны 1812 года.) «Тень Великой Государыни словно витала над деятельностью общества после долгого и не случайного забвения, – читаем мы в одной из черновых записей графа. – По Екатерининскому пути пошел Александр III и нет ли доли заслуги в этом и Русского Исторического Общества?»…


П.А. Вяземский

Ниже вниманию читателей предлагается беловой вариант текста «Заметок» Сергея Дмитриевича.

Заметки С.Д. Шереметева о Русском Историческом Обществе 1866-1916 годы

Давно ли? Однако уже прошло пятьдесят лет, как задумано было осуществление Императорского Русского Исторического Общества. Небольшой кружок лиц, известных Цесаревичу Александру Александровичу, объединился с ясно определенною целью и между ними соединительным звеном стал ветеран Бородина <вписано карандашом; зачёркнуто: маститый, герой> князь Петр Андреевич Вяземский. Чуткие люди давно указали на особенности его дарования <зачёркнуто в скобках: слова Гоголя>. «Простите ли вы мне дерзость указать ваше назначение <вставлено карандашом: писал Гоголь к В.> но Бог одарил меня чутьем ... узнавать человека. Назначение ваше и поприще явно. Неужели вы не видите? Вы владеете глубоким даром историка – венцом Божьих даров, верх развития и совершенства ума. Я вижу в вас историка в полном смысле сего слова. Грех и вечные упреки будут на душе вашей, если вы не примитесь за великий подвиг. Есть царствования, заключающие в себе почти волшебный ряд чрезвычайностей, которых образы уже стоят как у Гомера, несмотря на то, что и пятидесяти лет не протекло. Вы догадываетесь, что я говорю о царствовании Екатерины. Нет труда выше, благодарнее и который бы так сильно требовал глубокомыслия полного, многостороннего – историка. Во имя Бога, не пропустите без внимания этих слов моих. Предайтесь долго размышлению; они стоят того, потому что произнесены <зачёркнуто: тем> человеком, (который) подвигнут к вам глубоким уважением <зачёркнуто: сильно понимающим их, совесть бы меня мучила, если бы я не написал к вам этого письма>». (Письма Н.В. Гоголя, т. II, стр. 225–227.)

Эти особенности дали толчок к зачинанию истинно государственного дела. Быстро примкнули лучшие люди того времени и ввели цесаревича в круг воодушевлявших <зачёркнуто: увлекавших> их мыслей. Они встретили в нем полную и чуткую отзывчивость; согласие имп. Александра II было <вставлено: скоро> получено.

Ближайшим сотрудником в качестве секретаря явился А.А. Половцов, а к последнему тесно примыкал Г.Ф. Штендеман, позднее заменивший его в секретарском звании, когда Половцов по смерти кн. Вяземского стал председателем. Г.Ф. Штендеман поистине стал неизменным деятелем в Обществе и память его <зачёркнуто: должна быть ему, вставлено: о нем> незабвенна.

Нет сомнений, что душою всего Общества стал сам почетный Председатель. Он придавал ему тот своеобразный, непринужденный, задушевный оттенок, каким отмечалось всякое его ближайшее <зачёркнуто: деловое> участие.

Ежегодно, в особо назначенный день, Цесаревич собирал наличных членов Общества в своем Аничковском дворце в изящном и уютном помещении библиотеки, где так бывало тихо и <вставлено: уютно> привольно. Из году в год повторялись эти заседания. Когда скончался И.[мператор] Александр II, припоминаю сомнения А.А. Половцова о продолжении наших заседаний. Эти сомнения удивили воцарившегося Государя – и во все его царствование заседания продолжались в той же неизменной обстановке. При этом подавали чай и печенье, <вставлено: а> на столике стояла <вставлено: закуска, зачёркнуто: тартинки с сыром и пр.> и красное вино. Всякая натянутость мгновенно исчезала и непринуждённый разговор сопровождал то или другое заранее определенное чтение.

Присутствие В.[еликого] К.[нязя] Владимира Александровича придавало этим заседаниям особое оживление; он поражал своею обширною многостороннею памятью и умением вставить свое веское слово.

Когда кончалось заседание Г.[осударь] обходил всех членов, протягивая каждому руку. Сколько было на <зачёркнуто: лицо, яву; вставлено: тогда> ярких лиц, ныне уже исчезнувших, пропитанных лучшими преданиями историческими и литературными; как свободно говорилось и читалось в этой среде. Не было тут места изощрениям расчетливого подхода, а слово «бестактное» <зачёркнуто: иногда, вставлено: лишь изредка> проявлявшееся, не достигало цели и замирало пред проницательным <зачёркнуто: хрустальным> взглядом Председателя. Сохранились ли подробности каждого заседания? Казалось мне, что они отмечались Г.Ф. Штендеманом, обыкновенно сидевшим с лицом, отражавшим на себе крайне напряженное внимание. Светлая память сохр

Светлая память сохранилась о заседаниях в библиотеке Аничковского дворца, с его продолговатым столом и изящными дубовыми шкафами, с царящею на ней приветливостью, с <зачёркнуто: согревающей> душевной теплотой…

Все та же неизменная обстановка, тот же высокий интерес и содержательность заседаний, тот же простор в докладах и обсуждениях, тот же привет с оттенком легкого юмора и безграничного добродушия…

Да сохранятся эти светлые предания минувшего…

Да плод воздаст благое семя
Чья не посей его рука
Бог в помощь вам, младое племя,
И вам, грядущие века!..

Г.<раф > С. <ергий >Ш. <ереметев >
Петроград, 22 января 1915 г

РГАДА. Ф. 1287 (Шереметевы). Оп. 1. Ед. хр.
4167. Л. 1–2 об.

Машинопись с авторской правкой



С.Д. Шереметев

Татьяна Егерева, кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник Государственного музея-усадьбы
«Остафьево» – «Русский Парнас»

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Мы в соцсетях

Экскурсии по Дому РИО приостановлены в связи с ремонтными работами

КНИГИ

logo.edac595dbigsmall.png

Новости Региональных отделений

Бои у деревни Плоское: новосибирская вахта памяти на 25-летии мемориала

Бои у деревни Плоское: новосибирская вахта памяти на 25-летии мемориала
Фото с сайта sibmemorial.ru

Участники архивно-поисковой группы Института истории, гуманитарного и социального образования Новосибирского государственного педагогического университета в августе 2021 года приняли участие в организованных Российским историческим обществом мероприятиях, посвящённых 25-летию мемориала воинам-сибирякам в деревне Плоское Бельского района Тверской области.

 

Историко-просветительская программа Дней Академгородка в Новосибирске

Историко-просветительская программа Дней Академгородка в Новосибирске

В конце сентября в Новосибирске в третий раз состоялся молодой праздник — День Академгородка, созданный по инициативе Сибирского отделения Российской академии наук и ассоциации выпускников Новосибирского государственного университета.

 

«Опыт реализации краеведческих проектов в Приволжском федеральном округе»

РЕЗОЛЮЦИЯ круглого стола «Опыт реализации краеведческих проектов в Приволжском федеральном округе»

9–10 сентября 2021 года в г. Димитровграде и г. Ульяновске состоялся Фестиваль краеведов Приволжского федерального округа, организованный Российским историческим обществом и Фондом «История Отечества» при деятельном участии республиканских и областных отделений РИО ПФО.

Цех историков

Фильм "Великий князь Н.Н. Младший. Рад доказать свою любовь к России"

1287459129846124896129486124.jpg

В фильме рассказывается о выдающейся военной карьере великого князя Николая Николаевича (младшего); рассматриваются драматические перипетии личной жизни; история его семьи, отношения с  последним российским императором, период жизни в эмиграции.

 

Коллективный портрет немецких политических эмигрантов

Novosti-img/berlin-1945-2015.jpg

В 1933 году после установления гитлеровской диктатуры приблизительно 500 000 немцев пришлось искать спасения вне пределов Германии 1Tischler C. Flucht in die Verfolgung: Deutsche Emigranten im sowjetischen Exil (1933 bis 1945). Münster, 1995. S. 226. . Советский Союз стал убежищем в основном для левой интеллигенции и коммунистов. Последними было образовано в Москве Заграничное бюро КПГ, которое при помощи Коминтерна и руководства СССР получило возможность продолжать антифашистскую деятельность.

 

Первые шаги к рынку. Возвращение частных банков в СССР

23586823658623867582365862351.jpg

Одним из самых решительных шагов к рынку в период перестройки стала коммерциализация банковской сферы, начало которой было положено во второй половине 1980-х гг. образованием первых со времен НЭПа кооперативных и коммерческих банков.

Трибуна

Егор Щекотихин - «В небе над Орлом развернулась воздушная война, равной которой до сих пор еще не было...»

Все мы утвердились в мысли, что Второй фронт был открыт в июне 1944 г. – в момент высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Это не совсем так и, главное, несправедливо. На самом деле Второй фронт открыли французы, когда накал Сталинградской битвы достиг апогея. 28 ноября 1942 г. самолеты приземлились на аэродроме у Иваново и высадили десант французских летчиков и авиамехаников эскадрильи «Нормандия».

 

Мировая война, европейская культура, русский бунт: к переосмыслению событий 1917 года

Нынешняя историографическая ситуация применительно к проблемам истории революции 1917 г. не кажется мне оптимистичной. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на заметную подвижку: революция непосредственно связывается с Первой мировой войной – сказалось соседство 100-летних коммемораций. Конечно, могут сказать, что эта мысль отнюдь не новая: еще В.И.Ленин указывал на эту связь, хотя и в особом контексте.

 

Выступление Натальи Татарчук на круглом столе "Нормандия-Неман - 75 лет"

Крупномасштабные военные операции между французскими и немецкими войсками начались в мае 1940г., когда 10 мая германские соединения перешли границы Бельгии и Голландии. Уже через 4 дня около 30 английских и французских дивизий были окружены немцами под Седаном.

Monographic

Небесный заступник Твери - cвятой благоверный князь Михаил Тверской

817563162659182598619256891625125.jpg

О том, как в Твери чтут память святого благоверного князя Михаила Ярославича Тверского, рассказывает Георгий Николаевич Пономарёв, актёр и режиссёр Тверского академического театра драмы, заслуженный артист Российской Федерации, почётный гражданин Твери, создатель моноспектакля «Михаил Тверской», автор многочисленных научных и художественных работ о великом князе, бессменный председатель Общества Михаила Ярославича Тверского.

 

Жалобные книги советских предприятий торговли и общественного питания

23985982365896293856293865982632.jpg

Стратегия обращений советских граждан по поводу защиты своих потребительских прав представляет серьезный научный интерес. Социолог Е.А. Богданова считает, что осознание (легитимация) отношений между контрагентами по поводу потребления, как социальной проблемы, началось в СССР с начала 1970-х гг. и явилось следствием органической либерализации 1960-х [Богданова, 2002, с. 46].

 

Об отношении коммунистических партий к парламентаризму на II конгрессе коминтерна


Второй конгресс Коминтерна 1920 г.

Второй конгресс Коминтерна, проходивший с 19 июля по 7 августа 1920 г. и утвердивший организационные принципы мирового коммунистического движения, необходимым пунктом включил в повестку вопрос об отношении к парламентаризму.

Прокрутить наверх